Наши землячки, перебравшиеся жить на Украину, рассказывают о текущей ситуации там

ПРИНЯТЬ КАК МАЙДАННОСТЬ (vol.II)

Наши землячки, перебравшиеся жить на Украину, рассказывают о текущей ситуации там

Автор:

ИСТОРИИ
32

Месяц назад мы обращались за мнениями к нашим землячкам, по разным причинам осевшим на Украине. Но события развиваются стремительно, волнения не утихают и вот уже драматические события разворачиваются в Крыму. Мы вновь попросили девушек поделиться впечатлениями и мыслями относительно происходящего.

Мария

Мария Тори, 24 года, маркетолог; переехала из Тольятти в Киев чуть меньше года назад

— Сейчас вы в Тольятти. Ваш отъезд связан с событиями на Украине?

— Нет, это связано с семейными обстоятельствами целиком и полностью.

— Возвращаться планируете?

— Нет, не планирую, я прожила там год и для одной страны это даже многовато. Хочется продолжать исследования.

— За год вы, наверное, завели друзей и приятелей среди киевлян. есть среди них те, кто участвовал в событиях?

— Не сказать, что знакомых много завела, потому что не было такой цели. Однако все до единого поддерживают Майдан и являются его активными участниками. А вот с другой стороны баррикад никого нет.

— А сами на Майдан ходили?

— Конечно, там вообще хорошо, украинцы — большие молодцы.

— А страшно не было?

— Сначала, до столкновений на Грушевского и убитых, на Майдане был чистой воды Грушинский фестиваль: радостные люди, все всех угощают вкусностями и чаем (разве что не пили), запах костров, три сцены, на которых постоянно выступали с песнями, этнической музыкой, стихам. Все пребывали в в эйфории, но когда начались события на Грушевского, то там стало страшно.

Начали ходить ребята в шлемах и самопальной броне с дубинами, неподалеку был строй Беркута, все эти горящие покрышки, врачи… К линии огня пускали только тех, кто готов, остальные приходили поддержать, и хоть до передовой было далеко, все пропитывалось запахом гари. Там уже не было сцен и музыки, из громкоговорителей с машин транслировались тревожные обращения к Беркуту перейти на строну народа, очень трогательные, записанные женскими голосами. В духе «вы поступали в академии, мечтали защищать наш народ. Мы, женщины, любим вас и поддерживаем, но вы нужны нам, народу, переходите на нашу строну. Да, это может плохо кончиться, но мы поможем защитить ваши семьи от государства» и все в таком роде. И вот там уже обстановка была очень тревожная и страшно было, потому что было понятно — перемирие может кончиться в любой момент.

— Есть ли там люди или политические силы, которые могут вывести страну из кризиса?

— Ничего не могу сказать по этому поводу, я же простой человек, а не политолог. Вышедшая Тимошенко, по всей видимости, стала новым фаворитом, но что она сейчас может — это вопрос.

елена

Елена Варивода, хозяйка «Дома для всех» в Крыму; переехала из Самары под Евпаторию два с половиной года назад

— Что происходит в Крыму на самом деле?

— Я уже две недели, как в Самаре, и поэтому за ситуацией слежу только по телевизору. Там сейчас муж, ничего особенного на своей шкуре не замечает, занимается привычными делами.

— Ваш отъезд связан с этими событиями?

— Естественно, не связан.

— Собираетесь вернуться?

— Конечно, на этих выходных еду обратно.

— Как крымчане относятся к происходящему?

— Крым Евромайдан не поддерживает — это факт. Организуют отряды самообороны. Слышала от односельчан, что некоторые хотят записаться. Народ не любил Януковича, но и не был готов к такому резкому повороту событий

кира

Кира Малинина, 30 лет, драматург, режиссёр, преподаватель; переехала из Тольятти в Харьков 9 лет назад

— Как дела обстоят в Харькове?

— Я могу судить только о том, что сама знаю. Восточная Украина запугана, в том числе и российскими СМИ, которые в большинстве своем говорят: «Идут бендеровцы, фашисты вас бить и выгонять». Конечно, как тут бабушке какой-нибудь не испугаться?

Что происходит на самом деле?

Например, вчера мы с бригадой театральных режиссеров ходили по площади Свободы (собираем материал для документального проекта), где как раз встретились Майдан и Антимайдан, говорили с людьми, записывали интервью. Так вот, представьте себе такую картину: центральная улица города, по одну сторону стоят в основном пожилые люди и кричат: «Фашисты, сволочи!» С другой стороны — занятое майдановцами здание администрации. Мы подходим, спрашиваем: а чего они сволочи-то? «Да, что не видите, вон с битами ходят, коктейлями молотова и в масках, хотят нас бить!» – следует ответ.
Идем на противоположную сторону, оттуда никто не кричит, заходим в здание, там чай разливают, а для смельчаков с антимайдана устраивают экскурсии, чтобы они могли убедиться – никто тут никого бить не собирается. Тут же разговоры, споры. Но все мирно и очень как-то по-живому. Люди видят друг друга, говорят друг с другом и их противоположные позиции могут в этот момент сосуществовать.

— Насколько силен раскол в обществе?

— К сожалению, у меня складывается мнение, что раскол общества на самом деле таков: люди, которые думают самостоятельно и те, кто ленится это делать (или не делают из страха). Или, например, так: те, кто принимает ответственность за свою жизнь, страну и прочее, и те, кто ждет кого-то, кто решит проблемы. И тех и других достаточно по обе стороны. Это очень сложный вопрос на самом деле.

— Что думают простые люди?

— Что думают простые люди? Я не знаю, кто такие простые люди. Простых людей нет. Это те, кто не связан с политикой? Или те, кто старается во всем найти комфорт?
В Харькове все это время Антимайдан собирался силами местных властей – сгоняли бюджетников. И я это могу утверждать, так как сама учитель. Кого-то принуждали, нас просто просили, чтоб не было проблем у школы (благо – директор у нас замечательный). Но как только Янукович сбежал, в Харькове началось противостояние. Все, в общем, ушло в регионы.

Что интересно, после разговоров с людьми Антимайдана я поняла, что их самый больший страх – не пойти в Европу, которая «нас сожрет» и не отказаться от России, которая «наш брат». А те кто стоят на Евромайдане (я часто говорю просто Майдане именно потому, что с Европой это уже и не связано) говорят о том, что они за преображение страны и против коррумпированной власти. И, в общем-то, спор-то о разном. И нельзя сказать что Восточная Украине не поддерживает Майдан. Здесь нет единодушия, как на Западной Украине и очень много страха, да. Кто сейчас в самообороне Антимайдане – вопрос. Я этого не знаю.

— Есть ли на Украине люди, которые знают как вывести Украину из кризиса?

— Про план выхода из кризиса – еще более сложный вопрос. Про всю страну говорить не могу, чего разводить демагогию. Мой план таков: делаю свое дело честно, не вру ни себе, ни другим, соблюдаю закон и стараюсь делать так, чтобы люди вокруг его соблюдали.

Комментарии: