Одинаковые изысканные платьица. Колонка Зои Кобозевой о моде в тяжелые годы

Одинаковые изысканные платьица. Колонка Зои Кобозевой о моде в тяжелые годы

Автор:

НОВОСТИ
41

Колонка Зои Кобозевой — кандидата исторических наук, доцента кафедры Российской истории Самарского госуниверситета, эксперта в области истории моды.

Луиза Брукс
Луиза Брукс

После окончания Первой мировой войны многое поменялось в мире моды. Джаз, танго, чарльстон, автомобили, загар — слепили новый образ женщины. Дамы стали носить короткие стрижки, изменилась длина юбки, теперь она достигла колена, божественная пышная телесность вышла из моды, девочки стали походить на мальчиков, получать образование, поступать на работу и без колебания вступать в опасные романтические связи. Пальчики с карминно-красными ноготками зажали сигареты, начали крутить руль и виртуозно обращаться с клюшкой для гольфа и теннисной ракеткой. Андрогинный стиль garçon, игнорирующий линии талии и груди, завоевал всеобщее признание в 1925 г. В моду вошли шапочка-клош, свободное платье с заниженной талией. Мадлен Вионне ввела в эти годы множество конструктивных новшеств: крой по косой, фасон топа с двумя бретелями, воротник – капюшон и т.д.. В 1925 г. на Всемирной выставке в Париже модели Надежды Ламановой получили Гран-при. Великая депрессия 1929 г. положила конец этому этапу мировой моды. А в России – Надежда Петровна Ламанова продолжала экспериментировать в стиле конструктивизма с дешёвыми и «невыразительными» тканями: солдатским сукном, домотканым полотном, бумазеей.

С июля по ноябрь 1921 г. в городе Самаре от голода и болезней умерло 14700 человек. 7 ноября 1924 г. в этом же городе было учреждено общество «Долой неграмотность», а 15 августа Губком РЛКСМ приступил к съёмке кинофильма «Жизнь самарского комсомола». 5 августа 1926 г. Самару посетила группа инженеров американской тракторной фирмы «Фордзон», а 26 октября – делегация французских рабочих. Жизнь кипела. Самарские барышни носили шапочки-клош, короткие стрижки, свободные платья с заниженной талией, топы с бретельками, вступали без колебания в опасные романтические связи, получали образование.

Валя и Нина Егоровы, 1924 год
Валя и Нина Егоровы, 1924 год

В 1924 г. две самарские девочки, Нина и Валя, замирают перед фотокамерой с таким же чётким каре, как у Луизы Брукс и в таких же платьях, как на эскизе Коко Шанель 1926 г., вошедшее в историю как «маленькое чёрное платье». Но каре и платья на самарской фотографии будут означать не эмансипацию и практичность европейских и американских женщин, а голод, тиф, последствия Гражданской войны и строительство светлого будущего.

Эскиз Коко Шанель, 1926 г., маленькое чёрное платье
Эскиз Коко Шанель, 1926 г., маленькое чёрное платье

Советский юмористический журнал «Смехач» выходил с 1924 по 1928 гг. Нина, Валя, их папа, мачеха и тётка оказываются запечатлёнными с этим журналом. Какой это год? Я не знаю. Но галстук у Сергея Павловича – великолепен! Каре у девочек и их тётки – бесподобно! Платья у Нины и Вали — в клетку, одинаковые. И долго в старинном шкафу моей мамы висели изысканные китайские халаты этих двух сестёр, только уже разные по цвету: алый и персиковый… Шали: бордовая и бирюзовая… Потому что 20-е годы – были тяжёлые годы, их нужно было пережить одинаковыми платьицами. Но и 30-е, и 40-е, и 50-е годы в нашей стране – тоже нелёгкие. Их тоже нужно было пережить. Как нужно пережить и многим из нас наши личные годы счастья и несчастья… одинаковыми, но изысканными платьицами. Потому что ни войны, ни голод, ни социальное конструирование не могут отнять у людей вкус и радость жизни.

Семья Егоровых

В 1928 год, 16-летняя Нина, прижавшаяся в самом левом уголке группы строителей социализма, выпускников 7-й группы первой самарской железнодорожной школы, – запечатлена полненькой и испуганной. Потом она станет директором вечерней школы рабочей молодёжи. И проживёт короткую, полную драматизма, жизнь. А пока, на этой же фотографии 1928 г. будет ещё стоять надпись, свидетельствующая о её дореволюционном прошлом: «Родилась 4 декабря 1912 г. в г. Самаре в Земской больнице, а крещена на дому по Уральской улице между Почтовой и Александровской в доме Уласова»… Но на дворе был 1928 год, в который в Самаре был закрыт Спасо-Преображенский храм в связи «с малочисленностью прихожан», приехала делегация Коминтерна и американские туристы, а удельный вес коллективизированного хозяйства в области составил 2,7 % .

Нина Егорова, 1928 г.
Фото с Ниной Егоровой, 1928 г.

В статье использованы данные из второго тома хроники: Годы и события. Т.2. 1921-2000. Самара, 2000.

Комментарии: