«Самару я научился любить»

Швейцарец Николя Вэфлер — о контрольных звонках, адреналин-туризме и дефиците вина и сыра

 531

Автор: Евгения Новикова

Чем Самара радует и расстраивает иностранцев, как Россия меняет их жизнь и зачем вообще приезжать сюда — в постоянной рубрике «Другого города» преподаватели, менеджеры, студенты и спортсмены со всего света рассказывают о своем опыте волжской жизни.

Уже несколько лет Николя Вэфлер возглавляет Швейцарский центр в Самаре, а месяц назад он стал почетным консулом Швейцарии в России. Николя утверждает — еще будучи студентом он почувствовал, что его судьба будет связана с нашей страной, а теперь от процветания Самары зависит его личное счастье.

Николя рассказал,  чем русский бизнес отличается от швейцарского, что влияет на качество жизни в Самаре, как привлечь европейских туристов и почему ему не интересен бункер Сталина.

Про первое впечатление

Примерно 18 лет назад один друг моего брата говорил, что хочет выучить русский язык – тогда я восхитился этим человеком за столь экзотический выбор. Потом я отмечал, что в голливудских фильмах русские всегда хоть и плохие люди, но когда говорят что-то на родном языке, это звучит мужественно и твердо. Я считал, что это круто. После я познакомился с человеком, который говорит по-русски, начал в интернете смотреть русскоязычные видео, слушал. Так я и решил учить язык, но возможность появилась всего восемь лет назад.

Первый раз я попал в Россию в 2011 году, когда учился в университете прикладных наук Западной Швейцарии, в высшей школе менеджмента. С группой студентов и преподавателем русского языка я отправился не в Москву или Петербург, а сразу в Кострому – на международную конференцию про диалог народов. Ясно было, что там не каждый день встречают иностранных гостей, но нас приняли тепло. Конечно, незнакомый мир, язык – это было захватывающе. После конференции мы поехали в Москву, в современный мегаполис, и ощутили резкий контраст с Костромой, что нас удивило.

Второй раз в России я оказался в Омске. В Швейцарии люди вообще плохо представляют себе эту страну вне двух столиц — друзья спрашивали, будет ли у меня там вай-фай. Я всех успокаивал. У меня тогда сбылась мечта, первые несколько недель в Сибири я был в восторге. Мне хотелось испытать именно такую Россию. Жил в самом бедном районе, в общежитии, где все «не очень», в суровых погодных условиях. Но там я научился гостеприимству. В Швейцарии люди довольно закрытые, каждый за свое, индивидуалисты. В Омске мне было очень приятно общаться со студентами, ходить с ними на тусовки, веселиться.

С другой стороны, было тяжело – языковая подготовка длилась два года и оказалась довольно мягкой. Первые два месяца я вообще не соображал, тем более на лекциях по геополитике, мировой экономике, стратегическому менеджменту – это уже по-французски не самые доступные предметы, а по-русски вообще ужас. Но после пяти месяцев начал общаться свободно. Это открыло целый ряд новых возможностей. Я вернулся в Швейцарию и уже знал, что моя судьба будет связана с Россией, чувствовал это. Дома намеренно искал варианты дальнейшей деятельности здесь.

Даже после Омска я воспринимал Россию довольно наивно, со звездами в глазах. Про бизнес, власть, специфику делового климата в России много не думал, я же был простым студентом. Но потом мы взялись с кантоном Невшатель за проект партнерства с Самарской областью в сфере экономики, торговли, науки и промышленности. Нужен был человек, который приедет сюда из Швейцарии и будет развивать отношения между компаниями.

IMG-20190315-WA0014

Возраст: 34 года
Деятельность: международный бизнес
В Самаре: 4 года

Сначала я приехал в Самару в 2013 году, когда здесь был еще «советский» аэропорт. Я спрашивал себя: если мы будем привлекать сюда иностранцев, что они подумают, когда прилетят сюда?.. Хорошо, что построили новый.

Обосновался здесь – нашел квартиру, начал развивать компанию – в конце 2015-го. Тогда был экономический кризис, тяжелая политическая обстановка… Это придало определенную окраску моему восприятию города. Самару я со временем научился любить.

Здесь я сразу ощутил, что это провинциальный промышленный город, и не самый открытый, как Питер или Москва. Я ожидал, что уровень жизни, инфраструктура будет лучше. В первые дни, когда я катался на такси по этим ямам – не где-нибудь на окраине в тмутаракани, а в центре, — я недоумевал.

Меня поразила, конечно, Волга. В Невшателе большое озеро, я привык находиться рядом с водой. Здесь с набережной замечательно – когда я обосновался, был закончен ремонт второй очереди, а совсем недавно – на Ладье. Это впечатляет, влияет на качество жизни в целом, я наслаждаюсь этим.

В кантоне Невшатель всего где-то 173 тысячи человек, население распределено по трем основным городам, а между ними – множество городишек. В Самаре больше миллиона жителей – разница и чувствуется, и нет. По цифрам, размеру территории, количеству зданий она очевидна. Но в Швейцарии все устроено плотно, люди сконцентрированы на маленькой площади и кажется, что их много. Что касается зданий, никакого сравнения с Самарой — здесь много небоскребов, а в Невшателе одна башня и все. Но в Швейцарии ты всегда рядом с кусочком природы – дикой, но организованной. А здесь надо либо стремиться к Волге, либо ехать за город.

Про людей

Первый, кто помог мне адаптироваться здесь, — это мой риелтор Вадим. Золотой человек, мы теперь дружим. Он подбирал мне квартиру, и вышло так, что нужно было подождать несколько дней, прежде чем заселиться. Вадим предложил это время побыть у него. Познакомил меня со своими друзьями, показал рестораны, интересные места.

Второй человек — моя жена Виктория. Она из Омска, мы познакомились, когда я навещал там своих друзей по общежитию. То, что она хорошо разбирается в российских административных вопросах и разных процедурах, здорово помогло здесь освоиться. Два года назад у нас родилась дочь.

Что касается людей в общем, кажется, что из-за исторического прошлого своей страны они привыкли хранить какую-то секретность, тайну… С одной стороны, есть добрая русская душа, но как только речь идет о бизнесе и конкретных проектах, чувствуется осторожность. Понимаешь, что ты чужой и должен сначала как-то проявить себя.

Отчасти историей России я объясняю и этот менталитет, когда все должно делать государство. В людях не воспитывали ответственность, уничтожали предпринимательские стремления. Хотя когда я осознал, что здесь было в 90-е и какая есть история до революции и большевиков, я стал воспринимать Россию по-другому. В 90-х Россия, по сути, пережила эквивалент войны в социально-экономическом плане. В 1999 году ВВП России был меньше, чем в Швейцарии, при такой разнице в населении. И если мне иногда кажется, что тут многое оставляет желать лучшего, то я вспоминаю, что довольно большой путь уже пройден, по сравнению с 90-ми.

IMG-20190315-WA0008

Про уроки

Конечно, я здесь изменился: я стал мужем, отцом, директором компании, ну и да, поселился в России. Будто набрал 10 лет за два года.

Жизнь в Самаре дала мне более широкое восприятие мира, его проблем – экономических, политических, общечеловеческих. В Швейцарии я не осознавал, насколько Россия сильно отличается от нашей реальности. У нас совершенно другая культура, менталитет. Увидев, что вы испытываете здесь каждый день, я изменил взгляд.

Я стал гораздо жестче в бизнесе и отношениях с людьми. Вначале совершил много ошибок, был наивным. Сейчас я понимаю: ты можешь быть лояльным и преданным, но рассчитывать нужно только на себя, и в деловых отношениях все должно быть четко определено, иначе не избежать проблем.

Трудно было привыкнуть к тому, что здесь царствует устная коммуникация. В Европе другая привычка – все обсуждается письменно. И если я высылаю информацию, я ожидаю, что с ней ознакомятся, подготовятся к встрече, чтобы разговор был более предметным. И уж если мы договорились о встрече, пусть за три месяца, в Швейцарии я могу быть уверен, что она состоится, и не нужно никаких «контрольных звонков» — это звучит странно. А здесь все всегда под вопросом. Где-то месяц назад мы договорились о переговорах с иностранной компанией и русской промышленной группой – представители просто не пришли. Наши коллеги 20 минут ждали и ничего. Не позвонили, не предупредили.

Но зато в связи вот с такими непредсказуемыми поворотами и так далее русские мобильнее и контактнее — делятся личными номерами, берут трубку и дают быстрый ответ. Швейцарцы очень консервативны в плане общения, в основном используют почту или офисный телефон. Если ты звонишь, но без предварительной письменной договоренности, можно не достучаться.

Еще здесь я стал требовательнее: к себе, к сотрудникам, к коллегам в Швейцарии. С одной стороны, я хочу, чтобы люди здесь стремились к лучшему, развивали свои навыки, поднимались. С другой стороны, в России ты вынужден лучше разбираться во всем. И русские иногда прагматичнее. Здесь требуют конкретных цифр, результатов, фактов.

Про «фишки» Самары 

Адреналин-туризм. Думаю, здесь можно организовать «адреналиновые недели» для европейцев. Все есть и гораздо дешевле, чем у нас. Аэротруба, например. Тут 4 минуты стоит порядка 1000 рублей, в Швейцарии — 7500 рублей. То же самое с полетами, прыжками с парашютом, рыбалкой и охотой — все доступнее по ценам. Конечно, у нас все аккуратно, мило, по правилам безопасности – в России никогда не знаешь, чем все закончится. Но все равно это большая возможность для таких регионов, как Самара, если они правильно себя позиционируют.

Я бы вот хотел полетать на параглайде. В Швейцарии я летал, у меня есть лицензия на самостоятельные полеты и свое крыло, но здесь больше простора – хочется пролететь над Волгой, лесами. Надеюсь, хоть этим летом получится.

20181202_142211

Бункер Сталина. Иностранцу, который в регионе первый или второй раз, бункер можно посетить, почему нет. Но как жителя Самары он меня уже достал. В этом бункере, как мне кажется, далеко не все показывают — это больше раздражает, чем интригует. Надо отказываться от исторических рефлексов – давайте уже, откройте его, покажите все, что есть на самом деле. 50 лет прошло.

Топ-5 ресторанов по версии Николя:

New Garden. Часто обедаю там с клиентами, партнерами. Здесь есть европейский подход – знакомиться с посетителями, узнавать как дела. Отличный сервис, замечательная кухня, достойные порции и доступные цены, для такого уровня обслуживания.
Таверна Дома Сивре, ресторан Джангуидо Бреддо. Приятный интерьер, интересная кухня. Шеф-повар готовит сам, и есть эта довольно распространенная за рубежом фишка – угощать в конце ужина гостей домашним лимончелло, например. Это похоже на ресторанный бизнес в Швейцарии.
«Черчилль». Да, там немного пафосный интерьер. Но кухня — на международном уровне, и сервис хороший.
«Софи и Аннабель». Сервис, интерьер, кухня – здесь, конечно, все уже хорошо отработано.
Farrini. Это суперпафосный ресторан, наверное, самый «крутой» в Самаре. Шеф-повар из Рима, насколько я знаю. Я ужинал там, когда он был на месте и тоже угощал своим домашним сыром, общался с клиентами. В этом ресторане есть забота о гостях, и кухня замечательная, хорошие порции. Но космические цены.

В целом согласен с Пьером Мансини — не хватает таких ресторанчиков, где повара все делали с нуля и меняют меню по сезонам. Здесь такого вообще нет.

Про тоску по родине

Говорят, в Швейцарии есть самое дешевое хорошее вино и самое дорогое плохое. Средняя цена нормального вина у нас – 20-30 франков. Очень многие из них по уровню как бургонское и бордо. Но спрос на них меньше, поэтому и цены ниже.

Кантон Невшатель славится вином пино-нуар. Его делают порядка 50 маленьких производителей, всего от 10 до 100 тысяч бутылок в партии. В Самаре никто не производит вино. В Краснодарском крае выращивают и делают хорошее, но оно остается там и в Москве, здесь его найти сложно. Из самых больших тиражей бывают хорошие вина — но выбор очень ограниченный… И все-таки это не пино-нуар. Поэтому, когда я езжу в Швейцарию, возвращаюсь с чемоданчиком бутылей этого сорта и как можно дольше смакую.

Кроме вина не хватает еще некоторых продуктов питания, но это очень специфические моменты. Майонез мне жутко не нравится в России, а в Швейцарии есть свой любимый. Сыр здесь стал поинтереснее после введения санкций, но все же предложения на российском рынке еще слабые, качество неровное. Есть и сыр из Швейцарии – кстати, третий по величине импортер швейцарского сыра находится именно в Самаре. Но все-таки это тоже не кантон, где много маленьких производителей, и у каждого свои коровы, свои рецепты…

Друзей из Швейцарии тоже не хватает, конечно. Но их привезти в чемодане я не могу.

NuIa2mBus7U

Про планы

Я стремлюсь к тому, чтобы улучшить качество жизни людей здесь – передавать другие знания, другой менталитет, другое восприятие мира, международных рынков и деятельности. Я убежден, что мое счастье напрямую зависит от роста экономики и общего развития региона. Воспринимаю это как личную ответственность.

На ближайшие пять лет у Швейцарского центра есть видение, чтобы самарская площадка стала местом развития бизнеса европейских компаний на российском рынке и в странах СНГ. Сбудется или нет, не только от меня зависит, но мы будем к этому стремиться.

Текст и фото обложки: Евгения Новикова
Фото предоставлено героем

Следите за нашими публикациями в телеграме на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook

comments powered by HyperComments