КУЛЬТУРНЫЙ СЛОЙ

Альтернативный гид по непарадной Самаре: Дворец бракосочетаний “Теремок”

 2 293

Автор: Евгений Нектаркин

ДГ заполняет белые пятна на карте Самары и проводит аудит территории города, выявляя его культурный потенциал. Нас интересует всё, что может представлять ценность: архитектура, события, истории, легенды и люди, населяющие наш замечательный город, — современники или давно ушедшие, но оставившие след.


В поисках новой драгоценности в свою коллекцию ДГ впервые шагнул за пределы старого города. Правда, в глубь дремучего леса новостроек и микрорайонов уйти не получилось. Да и незачем, не грибы собираем, — клады, которые как известно, следует искать в культурном слое, а не в гумусе.

Аккурат на окраине старой Самары, за Полевой, которая больше сотни лет служит границей между городом и лесом, блестит на солнце золотом Дворец бракосочетаний, он же “Теремок”, открытый недавно после реконструкции.

Дворец был построен в середине 1980-х годов, и можно себе представить впечатление, которое он произвёл на неокрепшие умы ответственных квартиросъемщиков, обитавших в сталинках, хрущёвках и прочих “улучшенках”.

Озадаченные невиданной прежде архитектурной формой и абстрактным образом нового общественного здания куйбышевцы прозвали ЗАГС теремком. Возможно, так и должен выглядеть древнерусский терем в модернисткой интерпретации — бетон, металл и много стекла. Простая геометрия форм, заключённая в сложную композицию, при этом никаких лишних деталей или, упаси Господи, декора.

Кстати, о Господе. Здание, будь оно построено за пределами нашей страны, считывалось бы культовым. И вполне возможно, что советские молодожёны, совершавшие таинство бракосочетания в мраморном зале, переживали своего рода мистический опыт, испытывали трепет и благоговение, как перед алтарём.

Авторы проекта не побоялись применить обширное остекление фасада, благодаря чему здание получилось прозрачным и воздушным. Свет, проникающий в главный зал через художественные витражи, словно через калейдоскоп, создавал атмосферу настоящего торжества, “праздника урожая во дворце труда”.

Цитата из книги Виталия Стадникова и Олега Федорова “Самара. 81 архитектурный шедевр. Путеводитель по современной архитектуре”:

«Среди типовых зданий 70-х годов ЗАГС привлекает своей нестандартной композицией с наклонными стенами пилонами, благодаря которым внутреннее пространство приобрело сакральный дух. Ясная функциональная схема сразу раскрывает посетителю логику интерьера. В крыльях расположены вспомогательные помещения, а в пирамидальном объеме организован поток свадебной процессии. Поднимаясь на один марш, посетители попадают на стартовую площадку церемоний перед широкой парадной лестницей, ведущей в
высокий мраморный зал торжеств, который освещен через художественные витражи. Многоуровневое деление сделало продвижение по зданию не только процессуальным, но и позволило рационально структурировать пространство склона».

Ещё одна цитата из книги “Архитектура советского модернизма. Космический Куйбышев”, г. Екатеринбург, издательство “Татлин”. Авторы Виталий Самогоров, Валентин Пастушенко, Олег Федоров:

“На улице Молодогвардейской, чуть выше и напротив вычислительного центра Объединенного диспетчерского управления энергосистем Поволжья, по индивидуальному проекту в 1983 году строится Дворец бракосочетания. По тем временам Это было общественное здание новой типологии. Проект разрабатывался как объект бытового обслуживания населения, пристроенный к 14-этажному жилому дому. В этом случае его не надо было согласовывать в Госстрое.

Пристрой решен в виде двухуровневого подиума, объединяющего два 14-этажных жилых здания. Дворец бракосочетания имеет симметричную объемнопространственную композицию. Главный объем зала торжественных церемоний со сложной крышей был решен в виде плоскостей-пилонов, устремленных друг к другу и облицованных анодированными листами алюминия под золото, символизируя сложенные ладони. В оформлении интерьеров применены авторские цветные витражи (художник В.Д. Герасимов) и настенные объемные скульптурные композиции (скульптор С.О. Карслян).

Перед зданием Дворца бракосочетания со стороны улицы Полевой предусмотрен общегородской сквер, который был включен в структуру пешеходной аллеи Полевого спуска, ведущей к набережной Волги”.

фото
Архитекторы А. Герасимов и В. Каркарьян

Это тот редкий случай, когда о самарской достопримечательности уже можно прочитать в книгах и застать одного из авторов проекта в добром здравии и расположении духа. ДГ напросился в мастерскую к Алексею Герасимову, который рассказал о том, как создавался “Теремок”.

Алексей Герасимов:

— Вы должны понимать, что это было за время. Мы, коллектив молодых архитекторов, собравшихся в Куйбышеве со всего Союза. Я например, приехал из Сибири. Все талантливые, с творческими амбициями, хотим индивидуальных проектов. Но вместо творческой работы занимались типовыми проектами.

И в середине 1970-х от Горисполкома (администрации города — прим. ред.) поступил заказ на проект ЗАГСа. Ваган Каркарьян как главный архитектор «Куйбышевгражданпроекта» объявил внутренний эскизный конкурс в институте. В конкурсе участвовали всего три человека — сам Ваган Гайкович, Валерий Годына и я. Многие не проявили энтузиазма — участок выбрали не самый лучший: склон и два жилых дома — кирпичных сундука.

Единодушно одобрили мой вариант. Каркарьян сначала засомневался, подошёл ко мне и говорит: «Леша, а как мы будем в администрации объяснять, что это такое?» Но он выступил соавтором и защитил проект перед руководителями города. Если бы он струсил, нам никогда бы не разрешили построить Дворец бракосочетаний.

ЗАГС строился как комбинат бытового обслуживания, в котором должны быть швейный и закройный цехи, кладовые тканей, примерочные. Всё это было нарисовано на бумаге.

Помню такой случай. Приехала как-то комиссия “Стройбанка” на проверку. Эта организация контролировала государственные стройки. Заходят в главный зал, а там уже витражи монтируют:

— А что это такое?

— Швейный цех! Вот чертежи!

Они чуть в обморок не упали, но умные были люди, всё поняли. Строительство шло очень долго и тяжело. Сначала возникли проблемы с инженерами-конструкторами. Инженеры, которые увидели наш проект, были в шоке — привыкли типовые дома проектировать. Пошли жаловаться на меня главному конструктору: «Что это такое? Наклонные стены, мы этого не построим…»

Спас ситуацию конструктор Вениамин Овсищер. Ему понравился проект, стало интересно. Он вызвал этих ребят и говорит: «Не можете рассчитать? Я сам рассчитаю».

На металлический каркас ставились обыкновенные бетонные панели-перекрытия, которые выпускал завод ЖБИ. Они ничего не несут — создают форму и объём. В то время это была очень сложная конструкция. Если бы в то время был монолит, можно бы было построить поизящнее.

Стройку плохо финансировали. Фундаменты с каркасом стояли года три под снегом, дождём. Внутренние интерьеры делали из того, что было. А что у нас тогда было? Потолки из гипсовой плитки, которую отливали по нашему рисунку и проволокой к привязывали к каркасу. Вот и вся архитектура.

Я специально ездил в Минск, изучал опыт проектирования ЗАГСов. Мне ничего не понравилось. Вертикальные глухие стены, прямоугольный зал, какое-то панно висит. Возникла идея сделать витраж. Нарисовал эскиз и пригласил двух художников-монументалистов — однофамильца Вячеслава Герасимова и молодого художника Сашу Нагнибеду. И они с энтузиазмом взялись сделать витраж.

Ребята умудрились съездить в Прибалтику и привезти оттуда настоящее цветное стекло, некрашеное. В те годы это было просто невероятным. Была конечно поддержка по партийной линии, но не обошлось без ящика коньяка.

Ваган Каркарьян организовал на авиационном заводе наружную облицовку — анодированные под золото листы алюминия. Один звонок на завод: «Ребята, надо для города». И завод помогал. Вообще город с пониманием относился к этой стройке.

Чтобы сейчас ни говорили, но советские руководители были патриотами своего Куйбышева. Очень внимательно относились к этой стройке. Помогали и вообще сознательно пошли на нарушение процедуры согласования нетиповых проектов ради того, чтобы в городе появилось новое красивые здание. Так же и филармонию строили. Стройка была оформлена как ремонт и реконструкция, а фактически сделали новое здание.

Сейчас руководители не те. Мы с сыном Денисом Герасимовым, он тоже архитектор, на общественных началах разработали проект реконструкции интерьеров Дворца бракосочетаний и курировали в течение полугода эти работы. Так получилось, что эти работы в смету не включили.

Так мы после окончания ремонта даже грамоты от администрации не получили. А меня и на торжественное открытие Дворца не пригласили. Я ведь ещё живой — не умер. Могли бы и пригласить одного из авторов проекта.


Ремонт в здании “Теремка” шёл около года и обошёлся областному бюджету в 138 миллионов рублей. Строители усилили фундамент, обновили кровлю, выполнили перепланировку помещений и благоустроили внутренний дворик. Вентиляцию заменили на систему кондиционирования, установили новые системы электроснабжения и дымоудаления, обновили интерьер и приобрели новую мебель. Также отреставрировали витражи и восстановили настенные росписи. В мраморном зале появилась новая люстра, по всему зданию залили новые полы и заменили подвесной потолок.

Открытие Дворца бракосочетаний состоялось 8 июля. В этот день, как водится, резали красную ленту, закладывали аллею, говорили речи о заслугах губернатора, а вот пригласить автора проекта и поблагодарить забыли.

comments powered by HyperComments