СНОСИТЬ НЕЛЬЗЯ ПОМИЛОВАТЬ

Печальная судьба памятника истории и культуры, в котором располагался лучший самарский хостел

 1 426

Автор: Евгения Волункова

13 июня случился пожар в деревянно-каменном доме на улице Буянова, 106. Дома в Самаре часто горят, а сейчас – самый сезон. Поэтому ничего бы удивительного, если бы пожар не принес сразу три беды.

Беда первая: люди остались без крова

Пожар уничтожил 8 квартир. Совсем, вообще ничего не осталось. Где-то не догорели вещи (на окне второго этажа сохнут красные уцелевшие туфли), где-то осталось немного потолка и стен.

Пожар начался около 18 вечера. Те, кто был дома, прыгали из окон. Все люди спаслись, кроме одного – мужчина с ожогами лежит сейчас в больнице им. Пирогова.

Активистка из сгоревшего дома Галина Фролова с семьей в день пожара была на даче. Приехали – спасать уже было нечего. Весь их сайдинг, все их пластиковые окна, вещи – все пропало.

— Я здесь живу 18 лет, мой муж – всю жизнь, — рассказывает Галина. – Здесь почти все жильцы родились. И всех всё устраивало. Что именно произошло, мы не знаем. Но есть подозрения, что дело в электрощитке, который давно уже барахлит.

По словам Галины, ещё три года назад жильцы писали в местное ЖЭУ заявление, в котором просили поменять неисправный электрический щиток. Поменять пообещали, но прошел год, а замены жильцы так не дождались.  В январе этого года провода в щитке заискрились – электрики приехали, зачистили их и вставили обратно. На вопрос, когда же все-таки щиток поменяют, ответили, что с ним всё в порядке. «Да вы что, у вас все хорошо! Вы еще не видели, где плохо!»

И вот пожар.

Фролова с семьей теперь живет на даче. И другие жильцы тоже – кто где. Администрация города предложила им маневренный фонд, общежитие с ужасными условиями в бог весть каком районе. Или еще можно поехать жить в поселок Винтай – туда отправляют погорельцев и жителей аварийных домов.

Винтай находится в 60 километрах от Самары.  Ездить оттуда каждый день на работу и в школу нереально. Поэтому такой вариант семья не рассматривает. И вариант общежития, условия в котором далеки от человеческих, тоже. К тому же, жители дома очень надеются на то, что его восстановят. Ведь это памятник архитектуры.

Беда вторая: сгоревший дом – культурное наследие 

Дому на улице Буянова, 106 – 135 лет. Это усадьба надворного советника А. В. Кавского, состоящая из жилого дома, каменной лавки, ворот и служб.

Первый, каменный, этаж построили в 1880 году, а в 1896 году надстроили второй – деревянный.

Крестьянское жилище украшало наличники. Его окна и двери прямоугольной формы. На углах здания – плоские прямоугольные пилястры, карниз выполнен из кирпича, декорирован сухариками.

urHIlRHi2Bo
Дом на Буянова до пожара. Фото: Наталья Маслова

В расчетной книге Самарской городской управы по налогам с недвижимого имущества жителей города Самара за 1879 год владельцем участка указаны наследники крестьянина Прохорова Леонтия.

В 1884 году владельцем значится крестьянин Василий Леонтьевич Прохоров. На участке к этому времени был каменный с подвальным этажом дом, двухэтажный полукаменный дом, во дворе – каменная кладовая. В 1896 году крестьянин Прохоров подал прошение в Самарскую городскую управу о постройке деревянного дома на каменном этаже с подвалом. Разрешение было получено в ноябре 1896 года.

В 1923 году строения на усадьбы были муниципализированы. По данным историко-культурных исследований дом является объектом культурного наследия и входит в категорию историко-культурного наследия регионального значения.

_MG_0843

Именно потому, что дом Кавского ценен, жильцы рассчитывают на его восстановление.

— В Министерстве культуры нам сказали, что, раз дом памятник, сносить его не будут, — говорит Галина. – Правда, в администрации говорят, что денег на восстановление нет, и ждать будем очень долго…

Жильцы будут делать все возможное, чтобы спасти дом. Галина уже начала бегать с бумажками – заказала справку о том, что дом является памятником, написала письмо Меркушкину, направила заявление в прокуратуру…

_MG_0853

Жители сгоревшего дома готовы сами взяться восстанавливать дом, лишь бы только администрация разрешила и немного помогла деньгами.

— Сосед наш, строитель, говорит, пусть только разрешат – я и бригаду найму, и материалы подешевле закуплю. Вот стены пусть поставят, остальное мы сами сможем. Нам жить негде, мы день и ночь готовы работать!

Беда третья: на первом этаже был хостел

3 октября прошлого года Борис Колесников открыл на первом этаже дома по улице Буянова, 106, пожалуй, лучший концептуальный хостел в Самаре «Skifmusic Hostel». В нем было красиво всё, от просторного холла до дизайнерских комнат в музыкальном стиле, стены которых вручную разрисовывали художники. Борис привел в приличный вид и фасад дома, выкрасив его в бело-голубой цвет.

Первый этаж дома Кавского не горел. Но зато второй горел так обильно, что  потолки хостела прогорели и проломились. Помещение залило водой и заполонило гарью. Матрасы, окна, стены, двери – набухли. Проводка пришла в негодность. Проще говоря, в негодность пришло всё, кроме труб.

Так выглядел «Skifmusic Hostel» хостел до пожара:

Так он выглядит теперь:

Внутри хостела влажно, сильно пахнет гарью. В потолке дыры,  висит проводка, на полу – зола.

— Чему быть, тому не миновать, — говорит Борис, осторожно шагая по темным коридорам хостела с фонариком. Он рассказывает, что не сильно надеется на восстановление дома и возмещение ущерба.

— Здесь всё надо переделывать, всё менять. Нас так затопило, что на цокольном этаже был метр воды. Если бы сохранилась крыша, я бы вложил треть того, что уже вложено, восстановил. А так как только начнутся дожди, помещение затопит снова. Так что вряд ли что-то можно спасти.

Борис Колесников не успел застраховать хостел – только-только закончили ремонт и как раз собирались заняться страхованием, как случился пожар.

— В течение месяца ожидается комиссия, которая определит, подлежит ли дом восстановлению. Если подлежит, то через несколько лет выделятся какие-то деньги, на них восстановят второй этаж и крышу. Но за это время все тут умрет.  Жильцы говорят, у них есть на руках заявления, адресованные ЖЭУ, из которых следует, что не в порядке проводка. Если пожарная экспертиза покажет, что это стало причиной возгорания, мы сможем подать в суд на управляющую компанию дома. Но не факт, что у нее есть деньги.  Так что, скорее всего, никто ничего нам не возместит.

_MG_0855

Галина Фролова и другие жильцы всё понимают. Что их случай — один из многих, а позитивных концовок очень мало. Не ценится старая Самара, не бережется. И так удобно на месте сгоревшего деревянного дома построить очередную типовую высотку.

Но с другой стороны случай и уникальный. Потому что и жильцы, и бизнес объединились и одинаково сильно хотят сохранить культурное наследие. И не просто хотят, а готовы много делать.

И если есть люди, которым не всё равно, которые не готовы сдаваться, может, шансы на успех все-таки велики?

— Буду биться, — говорит Галина, и как-то по-детски, но крепко сжимает кулаки. — Всё сделаю, чтобы спасти наш дом. Лишь бы комиссия не признала его аварийным. А то всё пропало.


ДГ будет следить за развитием событий.

Фото: Анар Мовсумов