ЗА СВЕКЛОМ

Интервью с граффитчиком Свёклом, ставящим тэги на фасадах и гаражах и мечтающим о славе

 2 060

Автор: Антон Черепок

27 июня на фасадах домов, которые реставрируются силами волонтеров и редакции “Другого города», появились метки, наспех нанесенные черной краской прямо по белоснежной грунтовке.

Такие же надписи (криво выведенное баллончиком слово «свекл») «украшают» половину города — они есть на стенах жилых домов, административных зданий, дверях магазинов, заборах, на сиденьях в общественном транспорте. Выглядят, мягко говоря, совсем некрасиво. 

Когда мы увидели «свеклу» на 38-м доме по улице Льва Толстого, кроме естественного желания оторвать руки, залить краску в горло и прочих заманчивых вариантов линчевания неизвестных вандалов у каждого из нас возник вопрос: «Зачем?»

Одно дело, когда у молодых людей переизбыток энергии и недостаток ума и все это приводит к разбитым стеклам, сожженным кнопкам в лифтах и прочим разрушениям. Но когда человек тратит деньги на краску, порой немалые, чтобы просто оставить подобие “автографа”, это вызывает вопросы.

Как выяснилось, наш “художник” не слишком прячется. Даже, наоборот, тщательно документирует результаты своих вылазок и публикует отчеты о проделанной работе в социальных сетях. Мы связались с ним и постарались выяснить, чем руководствуется человек, сознательно портящий стены.

Встречаться лично Свёкл (таково прозвище «героя») отказался. Испугался — мало ли, мы сильные и злые. Но согласился ответить на вопросы письменно. Пообещал быть честным.

Таинственный овощ

O6xoANGIl8Q

 — Основной вопрос, возникающий у 99% населения при виде меток (как, кстати, это называется): «Зачем?» Что это значит и почему ты пишешь в одном месте с определённым старанием, а иногда ограничиваешься наскоро оставленной надписью?

— Я пишу свое имя на стенах, как бы показывая: «Здесь был Свекл». Конечно, это вызывает эмоции у проходящих мимо людей (чаще всего негативные), но если бы не было отклика, затея не имела бы смысла.

Старание часто зависит от ситуации вокруг объекта моей деятельности. Время суток, плотность человеческого/автомобильного потока, настроения — все это, несомненно, влияет на результат — надпись или масштабный рисунок.

Значение — вполне ясно: Свекла. Я веган, мне импонируют корнеплоды.

 — То есть это никакой не вызов системе вроде сознательного нарушения “чистоты существующего порядка”, не бунт или протест? Но если осознаешь, что большинству это не нравится, то, может, найти другой способ?

— Грубо говоря, это как игра в кошки-мышки. Нас ловят — мы убегаем. Однако сейчас такое время, что графитосы бывают «кошками», при встрече дают такой отпор, который запомнится надолго.

Про другой способ. Да, у нас практикуется, помимо классического граффити, стикеры, постеры. Однако наиболее сильный отклик получают работы с баллона.

 — Минутку. То есть основной смысл в охоте? Кто-то получает адреналин, прыгая на веревке с моста, а ты просто оставляешь на стенах метку? Кстати, как ты сам называешь свое дело?

— Граффити. Адреналин, безусловно, присутствует. Его получение входит в состав так называемого пути, пути от дома до места. Однако теперь на главный план выходит результат. Место, размер, качество, проходимость днем и прочее.

 — Не слишком дорогой способ получения адреналина?

— Цены на краску поднялись, но ребята находят более бюджетные способы показать себя. Днем мы работаем, ночью выходим на улицы.

 — Но ведь это слава не такая уж и настоящая. Твоего имени никто не знает, кроме кучки граффитчиков. Ну и насчёт поимки, есть реальные случаи?

— Черный PR — тоже PR! Народное признание — вот ради чего многие приходят в эту сферу. Лично мне не важно, что скажут: «Так вот кто весь город засрал (можешь использовать «засвеклил»)» или «Вау, как красиво». Суть в том, что разговор заводят о моей персоне. Несомненно приятно.

Поимки были. На своей памяти помню 3 раза. Отделался легко, так как спокойно объяснил свою позицию, концепцию. Крутили пальцем у виска и отпускали.

Слова — вот главное оружие. Если ты, разумеется, не красишь думу. Однако в некоторых случаях сработает. Если слова не помогают — сникеры потуже и побежал.

Взялся за краску я лет в 13. Рисовал на стенах. Потом связи (задержания — прим. ред.) с тогдашней милицией. Думал завязать. Как видишь, не вышло.

Тут нет такого, что все графитосы имеют художественное образование. Кто-то химик, кто-то в школе, кто-консультант в магазине «Детский мир».

Показать себя, игра с «запрещенными» действиями, самореализация — вот что толкает на улицы.

Выпускник художественного училища

nf9C0pA80Mw

 — Собственно, о самих работах. Просто метки “свекл” не надоедают?

— Неумелый графитос у нас именуется как той, чикокер, чикарь. Я сейчас стараюсь делать качественно, открыто заявляя, что я тот самый чикарь. Прикрепляю стишки собственного сочинения, высмеиваю свой непрофессионализм.

Еще был один момент, когда я делал довольно-таки людное место. Пришел парень, в рубашке, с пакетом. Прохожие оборачивались, когда увидели, что я начал красить. С одним мужчиной у нас случилась полемика на тему: «А нужно ли?» В итоге я как человек с художественным образованием объяснил почему и для чего я делаю. Я сделал несколько набросков, поэтому не ясно было, что буду делать. Может быть, дельфина, может быть, тигра, а может быть СВЕКЛ. Граффити — хороший тренинг общения.

 — Художественное образование — это в смысле творчества или на самом деле?

— Академия имени Петрова-Водкина окончена с отличием.

 — Тогда почему все ограничивается метками? Ты мог бы, как Бэнкси, писать на стенах что-то более вызывающее, с каким-нибудь месседжем?

— Мне нравится другой ажиотаж. Мне нравится, когда люди ядом плюются, когда я слышу, что еще одну стену испортил. Стрит-арт практиковался кем-то ранее, но не более.

Есть Бэнкси, был Паша 183. Это уровень, все будут сравнивать уже с имеющимися звездами. Мне нравится та ниша, которую я занял. Тем более что я оставляю разного рода сообщения около моих кусков. В каждом из них я стараюсь язвительно подчеркнуть, что я той.

O0vt3jvMe6A

 — Сложно представить, что у граффитчика родственники остаются в неведении о подобном увлечении.

— Родные знают. Не поддерживают, но и не препятствуют, понимая, что я так и так найду способ порисовать.

Романтик и моралист

R932g8BxdCQ

 — По исписанным фасадам домов на Льва Толстого стало понятно, что усилия других людей тебе безразличны. Но где Свекл не будет оставлять метки? Хотя бы церкви, детские сады, дома престарелых?

— Я моралист. Вышеперечисленное тобой не рассматривается как объект деятельности.

 — Как приходит в голову мысль разрисовать то или иное место? Может, есть “любимые” районы?

— Я романтик. Написал стих, подготовил листок, сделал набросок.

— Обычно я не подхожу к делу ответственно, однако был день, когда подошел. Взял палку, валики, краску и поехал делать Ленинградскую. Когда я шел к месту, полицейские смотрели на меня крайне пристально. Добравшись, я принялся красить. Чертовски интересное занятие — бесконечно наблюдать за огнем, водой и тем, как стены окрашиваются.

Самая моя долгая работа заняла полтора часа. Ты только представь, полтора часа ни единого сотрудника!

Любимого района, по сути, нет. Везде интересно отметиться. Так, я предпочитаю центр. Чем больше стен, районов, городов будет отмечено, тем лучше!

Моей идеальной жертвы не существует. Днем я катаюсь по разным районам, гляжу на стенки. Какие приглядятся — станут жертвой!

Нет мест, что вызывали бы у меня негативные эмоции. Скучно метить разве что рекламные щиты, однако скучно — это не значит, что я не сделаю.

 — Есть у вас между собой конкуренция? Перебивать метки, например. Как ты реагируешь на такое? Особенно когда закрашивают?

— Меня закрашивали разве что ребята из ЖКХ. Для них у меня будет интересная акция.
Так, конкуренция имеется, однако важно не лезть на рожон и поддерживать хороший контакт со всеми.

 — Сейчас законодательство устроено таким образом, что за испорченный фасад должен отвечать собственник. Это разумно? Или они лишь случайные жертвы твоей игры с полицией? Кстати, как теперь после появления ДНД? Стало сложнее?

— Почти как в русской рулетке, фасад испорчен не потому, что у меня с владельцем дома терки, а потому, что место видное.

ДНД на моей памяти не сделали ничего серьезного. Останавливали школьников ночью да алкашей. Иногда они проявляют инициативу в задержании, но не дальше 25 метров.

 — Кроме граффити, твоей все-таки темной стороны, есть «добрый» Свекл, который помогает нуждающимся, верит в какие-то светлые идеалы, любит свой город?

— Все, что идет вопреки правилам, грубо говоря, аморально.
Я не считаю себя асоциальным типом, так как некоторые люди прутся с того, что и как я делаю.

FBqawvwgbwQ

Когда я не рисую, я перевожу бабушек через дорогу, уступаю место ветеранам, достаю котят с деревьев (без шуток!). И я не кичусь содеянным вне своего образа. Чисто человеческие порывы.

Я люблю Самару. В ней из минусов разве что ряд дорог. С точки зрения граффити, в Самаре очень много просматриваемых зон. Взять ту же набу. Это прекрасно.

Как таковые минусы аналогичны и другим городам. В зависимости от города выстраивается стратегия «игры». У нас спокойнее, в мегаполисах поагрессивнее.

И еще, верно сказано, что Самара — это бигвилл!


Художники, создающие образы городов недалекого будущего для фантастических фильмов, обычно представляют улицы полностью исписанными граффити. Обычно так передается образ неблагополучия и криминальной среды. С другой стороны, мы всегда отличаем, хоть и качественно созданное архитекторами изображение той же улицы или здания от реального именно потому, что ни одному архитектору не придет в голову добавить граффити на свою работу.

Как бороться с этим явлением, тоже пока не ясно. Метки и рисунки появляются и в беднейших районах стран третьего мира и на центральных улицах европейских столиц. Даже на полицейских участках появляются метки, и если раньше любой рисунок на фасаде вызывал бурю негодования, то теперь есть работы, которые признаются произведениями искусства.

Это, разумеется, не касается меток нашего героя. Наспех нанесенные буквы “свекл” — это по сути те же самые традиционные “Здесь был Вася”. Как в детстве многие рисовали в учебниках и писали на партах, так и Свекл, видимо, так и не вырос из 13-летнего подростка. Та же попытка привлечь к себе внимание, то же стремление оказаться в “тусовке” и быть признанным среди других подростков. Это не плохо и не хорошо — в каждом из нас периодически “играет детство”. Видимо, нужно не проходить мимо, когда кто-то портит фасад, а вызвать полицию. Дать ребятам побольше внимания, как они и хотят.

Фрол Веселый, самарский художник:

“Я начинал свою карьеру как художник с граффити, это были трафаретные граффити на социальную тематику. Это было где-то в начале и середине 2000-х.
Граффити, как социальный протест, я поддерживаю. Также моя поддержка тем ребятам, которые делают его на той же Безымянке. Потому как иной раз это единственный способ переформировать среду и сделать ее чуть менее агрессивной к человеку.

Граффити как просто желание заявить о себе… на мой взгляд теги — это художественный онанизм”.

 

comments powered by HyperComments