ОНИ ЛЮБИЛИ РОССИЮ

Правнучка купца Михея Шихобалова о репрессиях 1937 года, семейной тайне и традициях

 870

Автор: Редакция

Самара купеческая была богата на фамилии и династий. Одной из самых успешных и именитых была династия Шихобаловых. Всего за два поколения государственные крестьяне Шихобаловы заработали себе огромное состояние и стали самыми крупными самарскими землевладельцами, хлебопромышленниками и меценатами.

Потомки этой династии живут в России, Белоруссии, Франции, Канаде и США. Благодаря счастливой случайности ДГ познакомился с правнучкой Михея Шихобалова — Софьей Поликарповной Бортник.


Семейная тайна

Скриншот 19.09.2016 92140

— Мама никогда не говорила нам, что мы рода Шихобаловых, но всегда рассказывала о Шихобаловых как о людях, которых она знала. Она рассказывала, какие были дома, как они были устроены, какая мебель стояла и так далее.

В Самаре мы были одни — я, младшая сестра и мама, которая совершенно обоснованно боялась за нас. Папа был дважды приговорён к расстрелу. Он умер в возрасте 35 лет, в 1931 году, после тюрем, допросов и побоев. Это был самый тяжёлый и голодный год для нас.

— Я узнала о нашей семейной тайне много лет спустя, незадолго до смерти матери. Мама жила с моей дочерью. Как-то звонит дочь и говорит, что бабуля плачет всё время над какой-то газетой. Я позвонила:

— Мама, в чём дело?

— Я не скажу, умру и пусть всё уйдёт со мной.

Я приехала и попросила рассказать, что происходит: «Почему ты прятала от нас фотографии в шкафу и никогда не показывала?» После долгого разговора она призналась, что мы из рода Шихобаловых. Мой прадед — Михей, старший из сыновей купца Николая Ивановича Шихобалова. После смерти Николая Ивановича Михей заменил своим младшим братьям Матвею, Емельяну и Антону отца.


Бог нас хранил

new_68.2Покровская церковь со стороны Уральской (Братьев Коростелевых). На заднем фоне (за деревом) часовня семьи Шихобаловых. Фото с сайта Г. Бичурова

Мы жили в нашем родовом доме, в помещении для прислуги, расположенном внутри большого двора. Однажды ночью, это был 1937 год, во двор приехал воронок. Выводили наших соседей, сажали в воронок и увозили. Мама нас разбудила, одела и наказала, если придут за нами — бежать через задний ход к монашке, которая жила в погребе на соседнем дворе: «Услышите стук в дверь, бегите к Аннушке. А сейчас мы будем молиться».

Утром обнаружили, что одни остались во дворе, а все двери опечатаны. Арестовали всех соседей, в том числе и тех, кто служил у моих предков

И мы молились. Утром обнаружили, что одни остались во дворе, а все двери опечатаны. Арестовали всех соседей, в том числе и тех, кто служил у моих предков. Но никто нас не сдал. Бог нас сохранил.

Я дважды умирала. Болела тифом во время войны. Попала в госпиталь, где лежали партизанки из брянских лесов. Зима, 45 градусов мороза. В палатах холодно, потому что в окнах нет стёкол, всё закрыто подушками. Женщины сдвинули кровати, и пока я болела тифом, грели меня. Так и спасли меня от смерти.


 Семейные традиции

Рис.1

Когда встречаемся с Шихобаловыми из Москвы или Санкт-Петербурга, удивляемся, насколько одинаково было наше воспитание. Мы не имели права встать позднее шести часов. Дети должны были не только учиться, за что нас никогда не спрашивали — это твоя судьба и ты сам её строишь. Мы должны были обязательно выполнять что-то по дому, вышивать, вязать. Мама приходила с работы, и всё это проверялось. А когда у нас было свободное время, мы могли идти на улицу гулять. И даже сейчас, когда мне 84 года, я никак не могу успокоиться и люблю, чтобы у меня было чисто и всюду был порядок. Все остальные были воспитаны так же.

Мы встречались с потомками Шихобаловых, живущими в Москве и Петербурге. Ко мне приезжали из Соединённых Штатов Америки. Приезжал внук Антона Шихобалова с детьми, но это уже другие люди. Они не говорят на русском языке, не знают ничего о Шихобаловых и о нашей истории.

— Я горжусь своими предками, но в то же время не имею отношения к их благотворительной и меценатской деятельности. Я ничего не сделала для Самары, не имела такой возможности. Очень важно, что мы сохранили те устои, которые были у Шихобаловых.

У меня прекрасная семья. Хорошие дети — три девочки, которые счастливы в браке. Трое внуков, трое правнуков. Большое счастье видеть всех за большим семейным столом.

А по своему дедушке я веду родословную от доктора медицины, учредителя самарской кумысолечебницы Нестора Васильевича Постникова. Я рада, что примкнула к этой частичке истории и к этому великому роду.


Они очень любили Россию

originalШихобаловская богадельня. Фотография 1895 год. Фотография с сайта Г.В. Бичурова

У нас всё отняли. Я родилась в доме прислуги. Мамин дом по улице Садовой стоит до сих пор. Иногда я прихожу и рассматриваю его. Меня удивляет, когда его теперешние жители спрашивают меня, когда уже его снесут.

Простите меня, я отдаю всё в фонд обороны. Мы должны спасти Россию

Сестра моей мамы, жившая в Москве, смогла сохранить кое-какие средства, которые она берегла для нас сестрой, чтобы передать в качестве приданого на свадьбу. Но началась Великая Отечественная война, немец подходил к Москве и она написала нам письмо: “Простите меня, я отдаю всё в фонд обороны. Мы должны спасти Россию”.

Ценное качество моих родственников — они очень любили Россию. И я люблю нашу землю. Мне кажется, я задохнулась бы где-нибудь в Америке.

Прожив долгую жизнь, я могу сказать, что деньги не играют главной роли. Есть дом, есть семья, муж. Что ещё нужно? Уже в этом состоит счастье. У меня по жизни нет врагов. Я ни на кого не сержусь и никого не обижаю. У меня много друзей, добрых и заботливых. Я знаю, что если мне будет очень плохо, меня никто не бросит. Это очень важно.

Я никогда не завидовала владельцам больших капиталов, дач и яхт. Всё это приходит и уходит. Я всегда вспоминаю, что Шихобаловы ушли из дома в чём были. Всё. На на этом их история закончилось.


Записала: Анастасия Кнор