ВОКРУГ ДА ОКОЛО

Буераки, горы и козьи тропы: пеший маршрут из Ширяево до Гавриловой Поляны

 1 630

Автор: Евгений Нектаркин

Мы продолжаем проект, в котором рассказываем о городах и весях Самарской области. Об истории, значимых событиях и о том, как живут люди.

Каждый раз партнёром поездки выступает компания МТС, которая снабжает нас связью и гаджетами. Мы тестируем скорость мобильного интернета в местах, где бываем, и делимся результатами.

Сегодня мы погуляем по местам, вдохновлявшим некогда художников и поэтов, горным тропам, хоженных бурлаками и советскими политзаключёнными, заглянем в старые каменоломни и искупаемся наконец в Волге. Маршрут может показаться легкой прогулкой выходного дня, но только на первый взгляд. 20 километров в жаркий летний день по пересеченной местности, козьим тропам и прочим буеракам — испытание для подготовленной публики.


Река

Путешествие по традиции начинается на Речном вокзале, откуда ежедневно в 8:30 утра отправляется теплоход до Ширяево. Билет стоит 90 рублей в одну сторону, путь занимает два с половиной часа. Горожанам, обитающим поближе к географическому центру Самары, будет удобнее загружать свои тела и рюкзаки на борт корабля с пристани “Поляна имени Фрунзе”. От Поляны “Омик” уходит ровно на час позже, это время можно с умом потратить на сладкий сон, кофе с молоком без сахара, другие приятные утренние процедуры и ритуалы.

Любителей расслабленного отдыха хотелось бы предупредить, что анонсированные в предыдущем абзаце испытания начинаются уже на корабле. Для своей смелой вылазки на правый берег мы выбрали будний день, но даже в четверг свободные места были лишь в трюме, где хорошо прятаться от ветра и дождя, но совсем некомфортно в жаркую погоду. Быстро сориентировавшись, мы нашли себя у борта поближе к носу судна — встречные потоки воздуха спасают от зноя и нет вечного движения пассажиров между кормой и салоном.

Легко представить, что по выходным “Омик” превращается в плавучую индийскую электричку. Если вы оказались на её борту, попрактикуйтесь в принятии ситуации, раскиньте коврик на палубе, словно йогин, и созерцайте проплывающие по борту речные пейзажи. Кстати, впечатления и пейзажи можно фиксировать на камеру мобильного и выкладывать в Сеть, развлекая себя в пути до Ширяево, — скорость мобильного интернета МТС на реке не ниже 5 Мб/с.


Ширяево

avdeychev-photo-25

Ширяево, пожалуй, самое известное село Самарской области. Впервые упоминается в документах, относящихся к 1643-1645 годам. Описание окрестностей села встречается в записках голландского путешественника Корнилия де Бруина, проплывавшего по Волге в 1703 году. В 1768 году эти земли были пожалованы императрицей Екатерина II графу Григорию Орлову.

Название села, скорее всего, связано с размерами долины, зажатой между Поповой и Монастырской горами, в которой и находится село. Широкий овраг, так можно перевести на современный русский изначальное название села Ширяев буерак — самый большой на Самарской Луке. Его длина 35 километров, а верховья — небольшая балка, поросшая густой растительностью находится в глубине Жигулёвских гор. Ближе к устью овраг всё глубже врезается в древние породы Жигулей, местами походит на горное ущелье, а у Волги расстилается широкой долиной.

В разные годы в этих местах бывали и вдохновлялись жигулёвскими красотами живописцы Илья Репин и Иван Айвазовский, Иван Шишкин и Фёдор Васильев. В селе родился поэт Александр Абрамов (Ширяевец). В наше время по местам “боевой славы” художников-передвижников и поэта серебряного века водили лидеров государств — президента РФ Владимира Путина и короля Швеции Карла XVI Густава.

Говорят, во время визита Владимир Путин, недавно избранный на первый президентский срок, попросил взволнованную завсельклуба не читать заготовленных стихов, улыбнулся и пожал ей руку со словами: «Да бросьте вы, не надо стихов и не волнуйтесь. Я ведь тоже простой служащий по контракту. Вот закончится президентский срок и стану таким же, как вы, простым гражданином России».

В 2013 году с корабля на берег сошла группа Rammstein — последний хедлайнер последнего “Рока над Волгой”. Компанию им составлял сенатор Дмитрий Азаров, бывший в ту пору мэром Самары. По прошествии лет эти события кажутся невероятными историями, имевшими место где-то в параллельной вселенной.

Наш “Омик” прибыл в Ширяево строго по расписанию в 11:05, что навеяло мысль о немецкой педантичности капитана корабля. Мы спустились на землю и отправились по следам перечисленных выше героев.


Попова гора

avdeychev-photo-08

Первым делом мы оформили путёвки в Национальный парк “Самарская Лука”. Участковое лесничество находится на въезде в село, сразу за развалинами заводской трубы. Путёвка стоит 50 рублей с человека и позволяет беспрепятственно гулять по Ширяево, это “рекреационный участок” нацпарка, подниматься на обе ширяевские горы — Монастырскую и Попову, совершить подъём на Верблюдку и пройти до Гавриловой Поляны. Для посещения Каменной чаши продается отдельная путёвка — те же 50 рублей. Все цены по ссылке.

Буквально от лесничества начинается подъём на Попову гору, где нас интересуют смотровая площадка и заброшенные штольни. Гора имеет довольно потрёпанный вид, поскольку с середины позапрошлого века здесь велась добыча строительного камня. Так у нас всегда: кому «Волжская Швейцария», а кому кирка и каторжный труд.

Живописные руины, которые встречают путника на въезде в село, — всё, что осталось от известкового завода “Ширяевец”, построенного под Поповой горой в 1897 году. Как выглядел завод и окрестности до и после революции 1917 года, можно посмотреть в подборке фотографий у блогера Олега Палюхина.

Ширяевские штольни — это комплекс не сообщающихся между собой подземных систем, состоящий из семи заброшенных горных выработок. Системы созданы между 1920-ми и 1950-ми годами. Самые исчерпывающие сведения об этих сооружениях можно подчерпнуть в отчете об исследовании, проведенном группой отечественных спелеологов в 1999 году.

Широкая дорога с указателями ведёт к одной из выработок небольшой глубины с несколькими выходами. Вероятно, по этой причине к ней открыт свободный доступ — заблудиться здесь невероятно сложно. В штольнях царят вечный полумрак и прохлада, выбираться отсюда на свет и в летний зной не хочется.

Возвращаемся по дороге немного назад и поднимаемся на смотровую площадку. Площадка оборудована скамейками с навесом, стилизованными под ладьи, и ограждена невысоким деревянным забором — склон горы очень крутой. Отсюда открывается завораживающее зрелище на волжскую марину, Жигулёвские ворота и Царев курган. В такие моменты понимаешь, что привлекало в Ширяево русских живописцев, и сожалеешь о том, что сам вместо художественного училища выбрал какой-нибудь станкостроительный техникум.

“Волжский пейзаж с лодками” Ильи Репина, писанный у подножья Поповой горы, можно сличить с натурой, не выходя за пределы смотровой площадки — скорость мобильного интернета МТС на горе 17 Мб/с.


Музейный комплекс

avdeychev-photo-21

Но мы поспешим вниз, в музейный комплекс села Ширяево, состоящий из дома-музея И. Репина, дома-музея А. Ширяевца и дома купца Вдовина. Навигации по селу нет, но найти несложно — можно запомнить адрес: Советская, 14 или по старинке спросить дорогу у любого прохожего. В ответ получите подробную инструкцию: сначала по шоссе, потом по Пионерской до Фрунзе, свернуть налево, пройти три квартала — и вот она, улица Советская. И главное, всё время по асфальту — вот оно осязаемое преимущество развития туристического кластера на селе.

В 1870 году Илья Репин с товарищами совершил творческое путешествие по Волге в поисках натуры для задуманной им картины о ватаге волжских бурлаков, над которой художник работал три года. “Волга представилась мне какой-то музыкальной пьесой, вроде «Камаринской» Глинки, — сообщал Илья Репин в письме от 26 января 1895 года Петру Алабину. — Она начиналась заунывными мотивами тянущихся бесконечно линий до Углича, Ярославля, переходила в красивые мелодии в Плёсах, Чебоксарах, до Казани; волновалась, дробилась, уходила в бесконечные дали под Симбирском и, наконец, в Жигулях разразилась таким могучим трепаком, такой забирающей Камаринской, что мы сами невольно заплясали — глазами, руками, карандашами и готовы были пуститься вприсядку. Как в хороводе, заплясал один, другой, больше и больше — вот уже пляшет весь хоровод гор, выделывая самые животрепещущие коленца…”

Совершив путешествие от Твери до Саратова, компания живописцев решила остановиться в Ширяевом буераке. «Здесь мы прожили всё лето, — продолжает Репин своё письмо отставному городскому голове Алабину. — Приобрели лодку с парусом и часто делали экскурсии для этюдов, вёрст по 10-15 вверх и вниз по Волге. Местное население относилось к нам недоверчиво. Они никак не могли понять нашего не виданного ими дотоле занятия. Первый же рисунок мой (в альбом) с группы детей на берегу окончился скандалом.

Дети были довольны, получив по пятачку за своё смирное сидение, но сбежавшиеся матери пришли в ужас; они приколотили детей и заставили их бросить деньги. На плач сошлись мужики и строго потребовали объяснения — кто мы. До нашей избы нас сопровождала уже целая толпа с зловещими лицами и настоятельным требованием паспортов. Мы вынесли паспорта, но оказалось, некому было прочитать, толпа была неграмотна”.

Спустя сотню лет после посещения села Репиным и товарищами местная учительница Александра Португальская нашла дом Ивана Алексеева, в котором они останавливались. В 1976 году Куйбышевский художественный музей приобрел дом Алексеевых, и после длительной реставрации в 1990 году здесь был открыт дом-музей Репина.

Обстановка в доме воссоздана по воспоминаниям Ильи Репина, подробно изложенным в его книге “Далёкое и близкое”, обязательной к прочтению любому волжанину. В 1970-х по селу и окрестностям для музейной экспозиции собирали предметы крестьянского быта, названия и назначения которых сегодня никто, кроме музейных работников, не вспомнит. Все эти прялки, ступы и болванки размещены в интерьере избы вместе с копиями картин и набросков Ильи Репина.

По соседству расположен дом-музей поэта Александра Ширяевца, экспозиция которого является более целостной и достоверной, поскольку это не выставка крестьянского быта или воссозданная обстановка деревенской избы. Внутреннее убранство дома, где родился и провёл раннее детство будущий поэт, сохранилось за некоторым исключением с тех самых времён.

В доме купца Вдовина воссозданы фрагменты интерьеров купеческого дома — гостиной, столовой, спальни и кабинета. В одном из выставочных пространств дома размещены акварели известного самарского купца, мецената и художника Константина Головкина. Средняя скорость мобильного интернета МТС на территории музейного комплекса составила 3-4 Мбит/с — этого вполне достаточно, чтобы оперативно подгрузить описание экспозиций с сайта Самарского художественного музея.


Монастырская гора

avdeychev-photo-23

Окунувшись с головой в историю искусств и крестьянского быта, мы отправляемся за водой на местный родник и совершаем подъём на Монастырскую гору. До родника от музея Репина ровно полтора километра. По улице Рабочей нужно дойти почти до шлагбаума нацпарка и свернуть направо. В 50 метрах от дороги вы обнаружите большой водоём, пополняемый родниковой водой из металлической трубы. Родник не живописный, но вода вполне приятная на вкус.

На Монастырскую можно забраться по одной из нескольких троп, пересекающих гору. Тропа, поднимающаяся из тупика улицы Самарской, самая пологая. 20 минут неспешного подъёма — и мы у кромки леса недалеко от вершины. Обозреваем Ширяево и окрестности, по традиции замеряем скорость интернета МТС (15 Мб/с) и сличаем эскиз Ильи Репина “Ширяев буерак на Волге” с «оригиналом».

Спускаемся с горы и выходим из села по уже знакомой улице Советской вниз по течению реки. Прежде чем совершить трёхкилометровый переход до Верблюдки, можно сделать небольшой привал, перекусить и наконец искупаться в Волге. От окраины Ширяево и до самой Гавриловой Поляны тянется бечевник — пологая береговая полоса, по которой чуть больше сотни лет назад бурлаки тянули груженые баржи. Бечевник можно использовать в качестве туристской тропы, спускаясь для разнообразия с лесной дороги и как место для отдыха — здесь меньше комара и всегда есть возможность искупаться. Чем и хорош этот маршрут.


Гора Верблюд

avdeychev-photo-37

До Верблюдки, которую во времена Ильи Репина называли Козьими рожками, путь лежит по относительно ровной гравийке. “Рожки” взорвали в середине прошлого века, когда до горы добрались советские добытчики камня. Промышленная разработка породы велась чуть более десяти лет. За это время успели “соорудить” настоящее царство Аида — зал причудливой конфигурации с коридорами глубиной до 100 метров, образованными из колонн, расположенных параллельными рядами. В подземный зал ведут 24 входа прямоугольной формы.

В выходные площадка перед штольнями превращается в палаточный лагерь любителей романтики — скалолазов, спелеологов и прочих, не определившихся со специализацией туристов. В будни здесь шумят только ветер, птицы и Волга. Можно поглубже забраться в гору, выключить фонарь и посидеть в кромешной тьме и тишине, пока не станет страшно и холодно.

Но мы выбираемся из тьмы на свет и поднимаемся на “Балду” — нависающий над округой массив скалы с горизонтальной площадкой. Пять минут крутого подъёма по одной из тропинок, и взору открывается потрясающее зрелище на волжские просторы, Сокольи горы и устье Сока. Рука так и тянется за мобильным: «Теперь и в моём инстаграме будет снимок с Верблюдки». Скорость интернета МТС в этом месте — 11,5 Мб/с.

На горе стоит как следует отдохнуть — впереди самый длительный переход до Гавриловой поляны около семи километров. Причём примерно в километре от Верблюдки автомобильная гравийка исчезает и начинается самая настоящая козья тропа, на которой порой сложно удержать равновесие человеку в трезвом уме и с развитым вестибулярным аппаратом. Она, словно лань, скачет вверх, прыгает вниз, огибает коряги, петляет по оврагам и нависает над обрывами — в общем, делает всё, чтобы путь не показался монотонным и скучным.

У заброшенного лагеря на Крестовой поляне тропа выныривает из чащи леса и также внезапно прекращается, уступая место проселочной дороге. Перемещать уставшее тело стало намного полегче, но впечатление попытались испортить комары, занявшие ближе к вечеру подобающее им в пищевой цепочке место. Мы принялись двигаться ритмичнеё, и антимоскитный спрей благотворно повлиял на выстраивание отношений между пищей и потребителем.


Серная гора

avdeychev-photo-30

Последние несколько километров пути проходили у подножья Серной горы, которую мы не решились покорять из-за дикой усталости. Название гора получила по месторождению самородной серы, открытому в конце XVII века. По указу императора Петра I в 1700 году в недрах горы организована добыча руды. С 1710 года рудник преобразован в казенный Самарский серный завод, добывавший до 1500 пудов в год. В 1722 году во время путешествия по Волге Петр I посетил месторождение и осмотрел завод. По результатам был издан указ “серы на Волге зело много, а мастеров нет, для того старатца, чтоб выписать компанию мастеров”. Несмотря на большую потребность государства в производстве серы, необходимой для производства пороха, спустя несколько десятилетий завод был закрыт по причине нерентабельности. С тех пор добыча серы не возобновлялась.

Известна технология переплавки руды в глиняных горшках. Горшки запаивали и нагревали. После того как сера отделялась от шлаков, её сливали, горшки разбивали. Интересно, что добыча не ведётся уже более 250 лет, а берег Волги под Серной горой до сих пор усыпан осколками этих горшков.

Удивившись этому факту, мы устремились к песчаному пляжу Гавриловой поляны, где ещё больше удивились, обнаружив безымянный ларёк с холодильником, полным “Жигулёвского”. До вечернего рейса “Москвы” в 19:30 оставалось полчаса и совсем не оставалось сил.


Фото: Алексей Авдейчев