«Это приведёт к забастовке»

Переработка, запугивание и штрафы: водители скорой помощи в Самаре о работе на «Ростех»

 1 699

Автор: Максим Фёдоров

.

,

В мае 2020 года служба скорой помощи в Самаре перешла на аутсорсинг машин с водителями. Единственным участником и победителем конкурса на предоставление выездных бригад для скорой медицинской помощи стала компания «РТ-Скорая помощь», частично принадлежащая «Ростеху» (переименовано в «РТ-Социальная сфера»).

Мы уже писали о том, что через несколько месяцев после «перехода» водители скорой помощи в Самаре жаловались на недоплаты и переработки. Это было в январе 2021 года. Недовольство вызывала задержка «декабрьской зарплаты».

С тех пор, по словам водителей скорой, количество нарушений со стороны руководства «РТ-Социальная сфера» только увеличивается. Не происходит индексация зарплат. Не выдают премии. А неоплачиваемые переработки стали нормой.

Шеф-редактор ДГ Максим Фёдоров записал истории трёх водителей машин скорой помощи о том, как изменилась их работа после перехода на аутсорсинг и почему они готовы к забастовке. Герои текста попросили не раскрывать их имена.   

«До «Ростеха» такого не было»

Когда только начались разговоры о «переходе» в январе 2020, многим водителям сразу стало ясно, что условия работы станут хуже. ГБУЗ [«Самарская городская станция скорой медицинской помощи», которая отвечала за скорые до прихода РТ. Сейчас ей принадлежат машины, работающие за пределами Самары] — это государственная контора. Значит, есть гарантии. А приход «Ростеха» означал коммерциализацию службы.

Так и произошло – исчезли гарантии достойных условий труда. По рабочему графику, в мае 2020 года должно было выйти 152 часа, но мы отработали по 192 часа. А зарплату выдали как за отработку 170 часов. Мы обращались к руководству, но конкретного ответа не получили. Только обещания исправить ошибки. 

DSC08452

Однако каждый последующий месяц история повторялась. Они составляют сплошной график работы – без разделения часов. Таким образом, нас заставляют выходить на работу в выходной. И ничего не сделаешь. График составлен, если не выйдешь – прогул или выговор. А это минус баллы. У водителей скорых существует надбавка в 30 баллов – это 7,5 тыс. рублей. Один выговор – минус 10 баллов и 2,5 тыс. Следующий выговор – опять минус 2,5 тыс. А потом увольнение.

У нас максимальная зарплата — 30 тысяч. Если соглашаешься на подработки, берёшь, например, шесть смен дополнительно, выходит 39-40 тыс. Больше никак. А теперь отнимите от этого штрафы за «прогулы» и «выговоры». Если не будешь подрабатывать, за месяц получишь в районе 23 тыс. рублей.

До «Ростеха» такого не было. В ГБУЗ без согласия водителя его не могли поставить на внеурочную работу.

Когда в декабре 2020 нам не только недоплатили, а ещё и задержали зарплату, терпение лопнуло. С января 2021 стали писать в трудовую инспекцию, прокуратуру Московской области [там зарегистрирована компания]. Те обращались в головной офис «РТ-Социальная сфера». И даже органам они не давали конкретного ответа. Наши обращения спускали в регион, а на местном уровне ничего не решалось. 

В распоряжении ДГ есть копия результатов внеплановой проверки «РТ – Социальная сфера» по коллективному обращению водителей от 2 декабря 2020 года, которую провела Самарская областная организация профсоюза работников здравоохранения РФ.  

Сотрудники профсоюза признали, что «в график работы водителей запланированы сверхурочные часы». При этом «общая продолжительность запланированного рабочего времени водителя составляет до 192 часов, что не соответствует установленной норме ни одному из месяцев (май-октябрь 2020)».

Также сотрудники профсоюза выяснили, что «приказы работодателя на выполнение работ в сверхурочное время не представлены».

Единственное пока, чего удалось добиться, — выплат за работу с педиатрическими бригадами. Такие бригады считаются инфекционными, так как дети могут быть переносчиками болезней. Мы работали три месяца: ноябрь и декабрь 2020 и январь 2021 года. Медики получили доплаты, водителям машины не заплатили ни копейки.

Мы подняли бучу – написали коллективное обращение в прокуратуру. На этот раз они выплатили деньги как положено.

Затем вскрылся другой факт. В мае 2021 один из водителей написал в прокуратуру – не получил доплаты за работу с больными коронавирусной инфекцией. Доплата зависит от нормы часов: за одну 12-часовую смену – 1 800 рублей. Вскрылось, что в феврале, марте и апреле 2021 примерно по 150 человек не получили доплаты. Кому-то 5, кому-то 10 тыс. рублей недодали. После обращения деньги выплатили. А если бы не обратились?

В распоряжении ДГ есть копия ответа районной прокуратуры на заявление от одного из водителей о невыплате денег за работу с больными коронавирусом в 2021 году. Здесь подтверждается, что выплаты произвели через 11 дней после подачи заявления в прокуратуру.

«Едешь, как зомби»

Проблема не только в недоплатах за переработку. Когда «переход» произошёл, набрали новых людей, и посмотрите, сколько теперь ДТП с участием машин скорой помощи. Набрали неопытных, они не понимают систему и специфику работы. На это накладываются перегрузки. Нарушается режим труда и отдыха. Внимание притупляется, едешь, как зомби, отсюда и аварии.

Вот в прошлом году был случай. Водитель скорой помощи сбил девушку на пешеходном переходе. Да, он ехал со спецсигналами, но сбил – по правилам ПДД он, конечно, не прав. Но этот водитель работал шестую смену подряд. 

DSC08458

Фактически виноват он, однако виновата и организация, которая выставила его на работу без отдыха. По правилам – 12 часов отработал и 24 часа отдыхаешь. А он работал 12 через 12. Но санкции к руководству не применяют.

И руководство продолжает придумывать странные правила. Вот есть утверждённый приказ минтранса о нормах по расходованию бензина машин скорой помощи. Норма списания – 17,5 литров на 100 км. А руководство говорит: списывайте по факту.

Естественно, мы не укладываемся в норму. Движение у скорой прерывистое, много заднего хода, много езды по дворам. Фактический расход выходит намного больше нормы. И за перерасход наказывают водителей. В среднем удерживают по 400-500 рублей. Получается, что разницу между нормой и фактом оплачиваем мы, а не организация. 

«У нас за забором очередь»

Такое отношение руководства приводит к постоянному стрессу. Идёшь на работу и думаешь, что сегодня наше руководство придумает. Мы бы уже давно перешли в ГБУЗ, но там банально нет мест. А начинаешь жаловаться, подводят под увольнение.

Уже вызывали к руководству. Они потерять людей не боятся. Любимая фраза Виктора Рожкова [руководитель самарского подразделения ООО «РТ-Социальная сфера»]: «У нас за забором очередь».

Подобные разговоры происходят со всеми жалобщиками. Говорят: молчите, не выступайте. В конце концов, это может привести к тому, что водители скорой помощи встанут. Мы ведь теперь не государственная организация. Если все водители скорой помощи встанут, представляете, чем это может грозить городу. В штате 270 человек – это вся городская скорая помощь.

***

Пока материал готовился к публикации, один из его героев узнал от коллег на работе, что его собираются вызвать к руководству, чтобы предъявить выговор и уволить. По словам героя текста, формальная причина выговора – перерасход топлива, действительная – жалобы. 

Редакция ДГ направила в «РТ-Социальная сфера» запрос о качестве условий труда сотрудников. 

Автор фото: Максим Фёдоров 

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтактеFacebookInstagram и Twitter 

HYPER_COMM

comments powered by HyperComments

HYPER_COMM