История жизни и борьбы чемпионки по плаванию среди инвалидов Яны Костиной

ЖИВАЯ В ВОДЕ

История жизни и борьбы чемпионки по плаванию среди инвалидов Яны Костиной

Автор:

ИСТОРИИ
3 070

Яна Костина весит 50 килограмм, а её инвалидное кресло – 15. Каждый будний день Яна и её мама просыпаются в 5 утра в поселке Прибрежный и собираются в путь-дорогу – в самарский бассейн ЦСК ВВС. В 6.30 они выходят из дома и полчаса спускаются с горы на остановку – мама толкает коляску, а дочь с тяжелой формой ДЦП никак не может ей помочь.

На остановке они ждут 79 автобус, места в котором на вес золота – народу всегда битком. Правдами и неправдами янина мама пропихивает внутрь сначала дочь, потом инвалидное кресло. И всю дорогу бдит, чтобы Яна не упала на пол – такое иногда случается. На Поляне Фрунзе Лидия Костина высаживает дочь и пересаживает на другой маршрут — до Самарской площади. А потом везет коляску общим весом 65 килограмм до бассейна.

_MG_2363

Там Яна тренируется, потому что она – многократная чемпионка России. И потому что только в воде чувствует себя живой.

С Яной, её мамой и Антоном Рубиным, директором региональной общественной организации волонтеров «Домик детства», мы сидим в машине в поселке Прибрежный. Домой нас не пригласили – неудобно. Отец Яны, хоть и развелся с Лидией Костиной, но живет с ними в одной квартире – пьет и дерется.Яна разговаривает плохо. Поэтому говорит мать, а дочь кивает и перебивает, когда хочет что-то добавить.

_MG_2375

— У Яны первая группа инвалидности – самая тяжелая, дальше некуда. В 2006 году она закончила колледж по специальности программирование и не нашла работу. Везде мы пытались пристроиться, штурмовали Центр занятости, а там хватались за голову: инвалид с первой группой ищет работу – это немыслимо! Мы отчаялись и решили сделать перерыв в поисках. Яна не могла сидеть дома без дела и захотела плавать в бассейне – для здоровья очень полезно. Денег на бассейн у нас не было, так что мы выбрали ЦСК ВВС  — хороший, просторный, с которым был шанс договориться о бесплатных тренировках. Обратились к тогдашнему руководителю Дмитрию Шляхтину, и он дал разрешение. Так мы стали ездить в бассейн. Каждый день.

Просыпаемся в 5 утра, в 6-30 выходим, полчаса спускаемся с нашей горы. В 79 автобусе тяжело занять место, все штурмуют его, прямо драка, — пишет мне Яна В Контакте. — А в коляске ехать очень опасно, она не прикреплена к полу,  я уже «летала». Мы доезжаем до Поляны, а потом приходится пересаживаться на 50-й  и ехать до Самарской площади. Я не люблю автобусы со ступеньками, так как не удается спокойно зайти, люди мешают. У меня начинаются гиперкинезы, и я царапаюсь об ступеньки, раздираю ноги до крови.  Даже шрамы есть. Как-то мы поехали на 41 автобусе, и первый «пазик» ЕК 476 закрыл перед нами дверь и уехал. Мама позвонила начальнику департамента транспорта, а он: «Ну, ничего, следующего дождетесь»

— Яна поплавала немного под моим присмотром и захотела серьезных тренировок, техники. В бассейне был хороший тренер Алла Белоусова — мы попросили ее потренировать Яну за символическую плату. Просто хотели, чтобы она уделяла ей хотя бы 15 минут в день. Тренер согласилась. Яна плавала все лучше. Прошел 2008 год, наступил 2009. Нам стало интересно, сколько она плавает по времени? Связались с тренером паралимпийской сборной России, спросили, нельзя ли поучаствовать в каких-нибудь соревнованиях? А он говорит: «Ох, уж эта Самара! Лет шесть даю вызовы, никто  не едет!» И позвал нас на соревнования в Саратов на чемпионат России.  Мы собрались и поехали.

_MG_2416

Яна заняла первое место. Старший тренер вручил ей медаль и сказал: «Вы этой медалью постучите в Министерстве спорта начальству по голове». Стучать они не стали, но попросили определить чемпионку в спортивную школу. Отделения для паралимпийских спортсменов  в Самаре не было, для одной Яны его открыть не могли. Лидия Костина нашла еще четырех человек, и их зачислили в спортивный центр «Ладья», где в приоритете были шахматы. В конце 2011 года Яна получила кандидата в мастера спорта, и её взяли в ШВСМ4.

— Все это время Яна тренировалась на дорожке у бортика вместе с посетителями. Это нелегко. Столкнутся с другим мальчиком на спине, и не могут разомкнуться. Там плавают бабульки, которые разговаривают о даче и кухне, ничего вокруг не видят. Яна плывет только на спине, у нее там глаз нет, и налетает на людей. А дети подныривают, дорогу перекрывают. Нет условий, чтобы плавать на время. Один раз мужик ее задел — она ушла под воду. Испугалась сильно. В таких условиях мы тренировались и побеждали.

Инвалиды не нужны

С тех пор, как Яна стала плавать, мама в ней растворилась. Ежедневные подъемы в пять, физические усилия – довезти до остановки, посадить в автобус, высадить, добраться до бассейна, поднять коляску и дочь по ступенькам. А потом спустить на воду, не сводить глаз, помочь в душе, тренажерном зале, одеться, спуск по ступенькам, подъем в гору до остановки, автобус… Каждый день. Много лет.

— Я пыталась работать. Еще когда Яна была малышкой. Привезу её в коляске в детский садик — там  мыла полы. Мою, а Яна плачет. В другое крыло перехожу — она еще сильнее плачет. Дома её без присмотра не оставишь, с собой брать невозможно… Меня достала эта нервозная обстановка! А когда начался бассейн, мы с Яной стали как одно целое.

_MG_6539

Возможно, они так бы и ездили из Прибрежного в Самару, если бы в 2011 году не познакомились с Антоном Рубиным. Он пришел в ужас, когда узнал, через что чемпионка России проходит, чтобы плавать.

ИЗ ЖИВОГО ЖУРНАЛА АНТОНА РУБИНА:
Первый раз я написал о Яне в сентябре 2011 года. Писал о том, как тяжело быть спортсменом в городе без единой секции для пловцов-инвалидов, как сложно найти деньги на аренду дорожки в бассейне на общих основаниях, писал, что ездить на тренировки в Самару 5 раз в неделю из Прибрежного на инвалидной коляске – не очень комфортно, и всё это слабо мотивирует на новые свершения, победы и рекорды.
Но, несмотря ни на что, Яна продолжала свои тренировки, мама поддерживала её стремление, а мы помогали, как могли – то аренду квартиры оплатим, то морально поддержим, то просто денег дадим.

Благодаря Рубину, мама с Яной на несколько лет смогли выбраться из Прибрежного – снимали в Самаре квартиру (скидывался весь коллектив «Домика») и даже ездили на такси в бассейн – бесплатно возила фирма «Альянс плюс».  А потом они расстались с тренером, и всё разладилось.

_MG_2776

— Без тренера заниматься в бассейне нам не разрешили. «Найдете – занимайтесь. Нет – до свидания». Паралимпийский класс тяжелый, попробуй – найди желающего возиться! Но мы нашли – на два месяца. А потом снова остались одни – тренер стал требовать с нас деньги.

Лидия Федоровна с Яной вдвоём живут на пенсию по инвалидности – 14 тысяч рублей и стипендию губернатора, которой не будет со следующего года. Возможности оплачивать услуги тренера и аренду бассейна у них нет.

— Мы стали искать другой бассейн, чтобы Яна могла плавать сама. Но ничего не вышло. Ни один бассейн не захотел нас пустить. В некоторых прямым текстом нам говорили: «Инвалиды нам не нужны!» Тогда мы уехали в Нижний Новгород — там в одном бассейне Яне выделили дорожку для тренировок. Но жить в чужом городе было сложно, в бассейне на Яну никто не обращал внимания, тренера не было… Помыкавшись, мы вернулись домой, в Прибрежный.

Паралимпийская эстафета Сочи-2014

— Недавно Яну включили в основной состав паралимпийской сборной России по плаванию, и есть все шансы на то, что она будет представлять нашу страну на летних играх 2016 года в Бразилии, — говорит Антон Рубин.  — Но без бассейна и тренировок, сами понимаете, все это невозможно…

Антон Рубин и Лидия Костина обратились к Министру спорта Самарской области Дмитрию Шляхтину. Просили помочь найти тренера, дать возможность тренироваться в бассейне ЦСК ВВС и разрешить проживать там же, где живут здоровые пловцы — в гостинице при бассейне.

— Думаем, придём сейчас, расскажем всё как есть, — говорит Рубин. —  Покажем янины заслуги, расскажем про гордость Самары и про сборную России, объясним, что надо заниматься, тренироваться и готовиться к победе – и все будет хорошо. Ответ нас удивил.

ОТВЕТ МИНИСТЕРСТВА СПОРТА

Ответ министерства

Уважаемая Яна Николаевна!

Министерство спорта Самарской области (далее — министерство) рассмотрело Ваши обращения по вопросу создания Вам условий для занятий плаванием (подбор тренера, предоставление плавательного бассейна и гостиницы, оплата работы сопровождающего), поступившие в министерство и Правительство Самарской области.

Министерство спорта Самарской области (далее — министерство) рассмотрело Ваши обращения по вопросу создания Вам условий для занятий плаванием (подбор тренера, предоставление плавательного бассейна и гостиницы, оплата работы сопровождающего), поступившие в министерство и Правительство Самарской области.

Министерство спорта Самарской области (далее — министерство) рассмотрело Ваши обращения по вопросу создания Вам условий для занятий плаванием (подбор тренера, предоставление плавательного бассейна и гостиницы, оплата работы сопровождающего), поступившие в министерство и Правительство Самарской области.

Министерство спорта Самарской области (далее — министерство) рассмотрело Ваши обращения по вопросу создания Вам условий для занятий плаванием (подбор тренера, предоставление плавательного бассейна и гостиницы, оплата работы сопровождающего), поступившие в министерство и Правительство Самарской области.

А про общежитие ответили просто – нет в нём условий для проживания инвалида. А в Прибрежном, конечно, есть.

Без воли

Мы приехали к Яне в поселок в конце сентября. К этому времени  ситуация изменилась в лучшую сторону – нашелся тренер, которого приняли на полную ставку в ШВСМ4, чтобы он мог и хотел тренировать Яну.  Стало возможно снова плавать в ЦСК ВВС.

— И когда у вас первая тренировка? – спрашиваю Лидию Костину.
— Не знаю…
— То есть как это – не знаете?
— Мы никакие. У нас депрессия. Нет воли. Яна не плавала несколько месяцев – надо заново восстанавливаться. Видеть нас в бассейне сильно не хотят. Да и тренер грубоват…

И всё-таки они собрались. А мы собрались вместе с ними – посмотреть, как проходят тренировки чемпионки России.

_MG_2554

В девять утра в холле бассейна ЦСК ВВС тренер Яны Сергей Пузиков хмурится, завидев журналистов.

— Он всегда такой «доброжелательный»,  — успокаивает Лидия Федоровна и толкает коляску по коридору.

Чтобы попасть в раздевалку, мама, поддерживая, ведет Яну на второй этаж. Коляску поднимает тренер. Вообще, перед бассейном Яна должна разминаться в спортзале, но поскольку почти никогда не успевает приехать вовремя, сразу опускается в воду.

_MG_2683

Тренировка в воде длится два часа. За такое время здоровый человек устанет, а Яна, для которой каждое движение – нечеловеческое усилие, тем более. Но ее это не останавливает.

Когда я плыву, мне нравится чувство продвижения, я люблю скользить, при хорошем гребке могу улететь на два метра. Я ходить не могу, а плавать могу — не каждый ходячий это умеет. Когда статика сильная, мне очень тяжело плыть. До боли. Но я сразу не ухожу, все равно плыву, потому что если сдамся и уйду, то уважать себя не буду

В воде Яна выглядит совсем по-другому – здоровой, счастливой. Сначала неуверенно, а потом всё быстрее, чемпионка плавает от одного конца дорожки до другого. Мне кажется, у неё есть все шансы подготовиться к Паралимпийским играм в Бразилии – до 2016 года утечёт еще много воды. Но Пузиков так не думает.

- Нет у неё никаких шансов, — говорит тренер. – Она всего боится, паникует в воде.

- Так научите. Вы же тренер!

- Не научится она. Её лечить надо, голову ей вправлять надо.

_MG_2695

По словам Сергея Пузикова, Яна привозит с соревнований медали, потому что одна плавала в своем классе S-1, а не потому, что она особенная.

- Недавно другая пловчиха тоже получила класс S-1 и составила Яне хорошую конкуренцию. Я дотяну до кубка России – буду заниматься с Яной до 4 декабря. Если дело не сдвинется – уйду. Зачем мне спортсмен, который не показывает результатов?

Уставшая Яна подплывает к бортику, просит поднять ее ненадолго – тренер усаживает её на край бассейна и отводит меня в сторону.

— Я ради неё одной каждый день сюда езжу. С ней одной занимаюсь. Нет больше никого – такие, как она, ничего не хотят от жизни — у компьютеров все сидят, — говорит Пузиков, и в его голосе нет восхищения.

Лидия Федоровна склоняется над дочерью: «Хватит, может, на сегодня?» Яна мотает головой – она умрет, но будет плавать и идти к своей цели. Пусть даже верит в неё только мать.

Я не понимаю, как это — пропускать всю жизнь мимо себя? Тренировки — это самореализация, цель в жизни. Человек без цели теряет себя, превращается в растение. Победа — преодоление себя прежде всего, совершенствование личности и движений. Спорт дает  мне уверенность в себе, развитие, кругозор. Я очень боялась воды, но желание было сильнее страха. Да, у меня бывают депрессии. Когда не хочется выходить из дома. Я понимаю людей с моим заболеванием, понимаю, почему никто ничего не хочет.  Но тут дело не в них, а в обществе, которое не готово принять людей, которые не такие, как все. У нас люди дикари – я стараюсь не смотреть на них и жить, как мне хочется

_MG_2812

По словам начальника спортивного комплекса «Плавательный» бассейна ЦСК ВВС Юрия Резникова, каждый день, когда Яна Костина приезжает на тренировку в бассейн, руководство рискует.

 — Наш бассейн не приспособлен для занятий инвалидов. Нет условий. Мы её пустили под свою ответственность — если что-то случится (упадет и расшибется, например), отвечать будем головой. И, конечно, эта ситуация не может меня радовать.

Резников говорит, что как только начнет функционировать новый ФОК на Ипподроме, Яна перейдет плавать туда. И там проблем не будет — в ФОКе созданы условия для занятий людей с ограниченными возможностями. Лидия Костина такому раскладу не очень рада — длина дорожки в ФОКе не позволит полноценно тренироваться для плавания на длинные дистанции. Впрочем, это, наверное, не самое страшное по сравнению с тем, что они уже пережили.

_MG_6580

Фото: Анар Мовсумов

Комментарии: