ДЕНЬ ОТКРЫТЫХ ДВЕРЕЙ

Вячеслав Вершинин и Вера Закржевская о том, как сохранить дома в старой Самаре

 2 560

Автор: Евгения Волункова

 

В прошлую пятницу волонтеры «Том Сойер Феста» на несколько часов побросали кисти, шпатели и молотки и отправились на «Прогулку со смыслом» по улице Молодогвардейской. Для вдохновения, для того, чтобы увидеть, к чему может привести желание сохранить Самару. И чтобы узнать: они не одни.

ДГ посвятил эту прогулку красоте и ценности старого города, а её ключевыми точками стали два древних дома, которые сегодня никак нельзя назвать таковыми. Потому что хозяева отреставрировали их и вдохнули новую жизнь, сохранив и прошлое.

В общем, это был день открытых дверей.


 Дом номер 1: ул. Молодогвардейская,  6

Хозяин: Вячеслав Вершинин

_MG_5146

Двухэтажный дом Вершининых, 120 лет назад бывший особняком купца Поташина, видела едва ли не вся Самара. Деревянные расписные ворота, ошкуренный до блеска кирпич, белого цвета дерево, прислоненное к боковой стене фасада, – сразу видно, здесь живет кто-то заботливый и креативный.

Видели-то все, а вот бывали внутри и слушали рассказы из уст хозяина не многие. Участникам «Том Сойер Феста» повезло вдвойне: Вершинин — гостеприимный человек и хороший рассказчик.

Городская усадьба мещан Поташиных (Молодогвардейская, 6, литеры А, Б, В, Г.) включает в себя двухэтажный каменный жилой дом по улице, полукаменный флигель на подвальном этаже, каменную кладовую, деревянную избу, обложенную кирпичом.

Все эти строения были возведены в период с 1886 по 1890 год.
На доме, выходящем на Молодогвардейскую, есть кирпичи с клеймами «А.Д. Шигаева».

— Я выкупил в этом доме две квартиры 9 лет назад и переехал сюда с семьей, — рассказывает Вячеслав, окутанный мягким вечерним солнцем. — Получилось так, что весь дом оказался наш. И мы, конечно, этому радовались, но и было из-за чего тревожиться.

_MG_5145

— Дом был в очень плохом состоянии. После пожара на втором этаже прогорела крыша, треснули перекрытия. Во дворе был еще один сгоревший дом — мы его разбирали и вывозили по частям. За 8 лет вывезли 28 КамАЗов мусора!

Соседи крутили пальцем у виска: «Зачем ты все делаешь? Нас все равно скоро снесут!» А я решил: не буду слушать, буду делать. И заразил соседей: они начали делать ремонт во дворе. А в соседнем дворе одна семья недавно тоже начала восстанавливать дом — выкупили подвал, первый этаж. И очень скоро мы с ними вместе будем сажать за домом сад – я выкупил соседские сараи.

_MG_5158

Дом Вершинина-Поташиных сегодня напоминает творческую мастерскую: много света, картин, разных декорирующих штуковин, цветы и скульптуры.

Прямо на первом этаже, в «сердце» дома – огромная арка. Здесь когда-то был двор, и через неё проезжали на санях и бричках к конюшне – она была в глубине двора.

— Когда мы расчистили пожарище, сделали арку частью дома, тем самым расширив пространство, — продолжает Вячеслав внутри дома. Его слушают с открытыми ртами, но в глаза не смотрят – все 20 голов волонтеров восхищенно озираются по сторонам.

_MG_5171

— На первом этаже была квартира с евроремонтом. Мы его весь разломали, потому что не любим евроремонт и даже его боимся – слишком звучит официально. К сожалению, от предков удалось сохранить немногое – полы и старинные перекрытия, вот эти вот балки. С ними мы хорошо поработали – покажу попозже, в другом доме.

Интересно то, что многое, что так здорово смотрится в доме Вершининых, – вторичные материалы. Например, плитку в холле первого этажа увезли из банка – там меняли пол, и она оказалась не нужна. Оконные рамы стояли в санатории «Волжский утес» – их вытащили из-под молотков. Симпатичная мебель на втором этаже досталась от прежних хозяев – её пока не выбрасывают, вид она не портит.

_MG_5181

— Поскольку на втором этаже разруха была полнейшая, мы сломали все, сделали перегородки – получилось несколько комнат, санузел. А вот по этим ступенькам можно подняться в комнату под крышей – там у меня долгое время была мастерская, а сейчас меня оттуда потихоньку выдавливает дочь.

_MG_5180

Экскурсия из главного дома плавно переходит в другой, маленький. Он тоже принадлежал семье Поташиных — деревянная изба, обложенная кирпичом. Вершинины выкупили его недавно, тут поселилась мама Славы.

— Проходите в обуви, — кричит волонтерам женщина. – Наши полы не пачкаются.

_MG_5199

Дом очень светлый – стены выкрашены в белый. Главная достопримечательность – полы, которые остались со времен постройки. Вершинины хорошо над ними поработали – смотрятся лучше всякого паркета и очень приятные на ощупь.

— От прошлых владельцев здесь остались линолеум, пенопластовые стены и потолки. Мы все оторвали ради интереса – на потолке обнажилась лепнина. Мы её, конечно, подчеркнули. Полы – это доски из лиственницы, очень толстые, 7 сантиметров. Мы по ним прошлись рубанком, отшлифовали и покрыли восковым маслом. Теперь живем и радуемся.

А по соседству маленькое помещение – это флигель, там жил конюх. Тут было все прогнившее, кроме дубовых перекрытий. Мы их оставили. Стены будем белить. Отреставрировали проем над дверью – будет комната для медитаций.

_MG_5210

Когда уже всё осмотрено, Вячеслав говорит о том, что очень всем рад. А особенно рад тому, что, кажется, он встретил единомышленников. Ведь то, что делают волонтеры на «Том Сойер Фесте» очень здорово.

— Я буду рад, если моя экскурсия по дому поможет найти соратников и вдохновит вас найти себе уголок  в старом городе и начать его сохранять. Очень тревожно, что город исчезает… И вы вселяете надежду на то, что не исчезнет.

—  А как обезопасить свой дом от захвата властей? – задают Вершинину главный вопрос. – Ведь страшно сохранять – потратишь полжизни на ремонт, а потом придут дяди и снесут всё ради постройки очередного небоскреба.

— Первое, что надо сделать, —  всем жильцам оформить под домом землю, приватизировать, — отвечает Вершинин – Немногие знают, но её сейчас передают собственникам квартир совершенно бесплатно. Правда, всё это сложно и долго. Лично у меня никаких проблем с оформлением земли не было – заплатил за работу юристу, 8 лет — и всё оформлено.

Но вы только представьте: сотка земли в старом городе стоит 1 миллион рублей. А оплата услуг юриста — 50 000 рублей. Это посильные деньги, особенно если скинутся несколько семей. И тогда дяди не придут. Я вот хожу сейчас по домам, рассказываю людям об этом, а они даже не знают, что так можно делать. И, чем больше людей мы проинформируем, тем больше шансов на то, что старый город мы сохраним.

_MG_5147

Напоследок Вершинин делится идеей будущего забора. Он не хотел, чтобы то был высокий частокол, как многие любят. А от низкого толку мало. И вот придумал собрать по городу двойные старые двери и сделать забор из них.

— Столб-двери, столб-двери. И все они, когда нужно, будут открываться. И можно будет делать день открытых дверей.


 Дом номер 2: Галактионовская, 91

Хозяйка: Вера Закржевская

MG_1731-1180x787

Дом дизайнера Веры Закржевской – хороший и грустный пример того, когда жильё отреставрировано, земля в собственности, а дядя все равно приходит.

Дом расположен в одном из кварталов, которые власти планируют «расчистить под строительство социального жилья» компанией СОФЖИ. Ещё в 2010 году он был памятником архитектуры, а уже в 2014 из реестра памятника его вывели. Быстренько признали аварийным и теперь велят жильцам самостоятельно снести.

Галактионовская, 91 включает в себя несколько строений: литеры А, Б, Б1, В, К, К1.
Первоначально это усадебное место принадлежало самарской мещанке П.А. Богдановой, и его застройка началась еще в 1870 году.

Сначала был построен одноэтажный дом, выходящий на ул. Галактионовскую. Это один из немногих примеров стиля модерн в деревянном зодчестве Самары.
Дом, где живет Закржевская, имеет литеру В и построен позже — в начале XX века. Точная дата постройки неизвестна.

С 1905 по 1917 год усадьбой владел самарский купец еврейского происхождения Коган Говша Бордухович, специализировавшийся на мыловарении.

В мастерской Закржевской на первом этаже неоштукатуренный кирпич, на котором видны клейма «П.Н. Маштаков».

Мастерская Веры Закржевской расположена на первом этаже дома. Она светлая, уютная, со старинной мебелью. С порога видно – за домом ухаживают. И аварийностью здесь не пахнет.

_MG_5268

— Раньше это была коммуналка, я её выкупила, — рассказывает Вера. — Всё мы здесь снесли. На первом этаже оборудовали интерьерную мастерскую. Я нашла старый стол, которому больше ста лет. Он был покрашен черной краской – мы её всю ободрали, долго реставрировали, месяца три. Стульчики нашли, старинные шкафы – всё тут поставили. А ещё я в нишах кирпичных стен держу миниатюрки – увидела такое в магазинчике в Париже. Очень интересно смотрится.

— Перекрытия здесь все родные, мы сохранили балки, они отлично вписались в интерьер. По ним видно, что здание хорошее и крепкое.

_MG_5264

Вера рассказывает, что ухаживает за домом. Она в него вросла, вкладывает всё время и все деньги. И никак не может поверить в происходящее.

— Здесь коммуникации все новые, всё укреплено. Даже в подвале хорошие стены и полы… А нам говорят: «Сносите!» Причем земля у меня в собственности, но это никого не волнует. Я, конечно, сносить ничего не собираюсь. А собираюсь судиться. Уже сужусь.

Из мастерской Вера ведет волонтеров на второй этаж. Здесь жилые комнаты. Чисто и красиво. В белом потолке старинные деревянные балки, приведенные в порядок.

_MG_5271

Третий этаж – крыша, которую Вера переделала в веранду, убрав скат и поставив несколько стен.

С крыши хорошо видно, как застройщик потихоньку подбирается к дому Закржевской, снося на своем пути недавние памятники архитектуры.

Вера взволнованно рассказывает, как проводилась экспертиза.

— К нашему дому примыкает 89-й дом. Одна из его стен – это наша стена. Отчего-то комиссия не заметила этого. А ведь если наш дом снести, то как тот будет стоять? На трех стенах?

_MG_5276

Впрочем, основания, на которые ссылается экспертная комиссия, признавшая дом аварийным, тоже абсурдные. Граффити во дворе дома, какая-то неновая труба, отсутствие окон в одном из домов…

— Конечно, у дома есть изъяны, — кивает Вера. — В глубине двора люди не ухаживают за своим домом. Но все равно до аварийности ему далеко. Архитектор Дмитрий Храмов смотрел мой дом, поглядел результаты экспертизы и сказал, что это фальсификация, там по каждому пункту все сделано неверно. И потому мы сейчас в суде пытаемся доказать, что дом крепкий и пригоден для проживания. Что будет – не знаю. Но не сдамся.

_MG_5281

Эта «Прогулка со смыслом» расстроила и одновременно окрылила участников «Том Сойер Феста». Да, восстановить дом – это большой труд и немалые деньги. Много препон: бумаги, согласования, уговоры-переговоры. Много страхов: на твой дом может кто-то позариться, и жизнь превратится в борьбу. Но это стоит того. Самара стоит того.


А это — видеоверсия прогулки:

Фотографии: Анар Мовсумов, видео: Даниил Гудков

comments powered by HyperComments