КРЕПОСТНОЕ ПРАВО

Как устроен и действует Фонд капремонта, которому мы платим деньги, и обязаны ли мы это делать

 5 212

Автор: Редакция

- Галина Александровна, вы за капремонт платите? — задаю вопрос своей общественно-агрессивно-активной соседке по дому, держа в правой руке сыновью ладошку, а в левой — пакет с мусором.

- Нет, не плачу и не собираюсь. И всем нашим в комитете ветеранов запретила это делать.

Я, честно сказать, опешила. Потому что соседка моя из категории тех людей, кто безоговорочно поддерживает политику нашего государства во всех направлениях, знает всех чиновников и в лицо, и по голосу и чуть что, сразу звонит депутату или в районную администрацию. И вдруг демонстрация неповиновения.

От нахлынувших чувств я тут же поставила пакет с мусором на землю и вознамерилась выяснить мотивы и аргументы. Тут же проснулась и наша дворовая общественность: «Как же не платить, долг будет, свет, может, отключат или, того хуже, воду».

— Не отключат, права не имеют, — категорично продолжила моя соседка. — Этот фонд капремонта — одно вранье. Деньги с нас собирают, а ремонт будут делать через 30 лет, когда я уже помру!

Вывел меня из эпицентра интереснейшего спора мой сын, которому срочно требовалось посетить детскую площадку и которого меркантильные житейские вопросы не интересуют вовсе. Я подхватила мешок с мусором и удалилась, спиной улавливая нарастающее гражданское волнение.

Дискуссия продолжилась на работе, когда тот же самый вопрос я задала коллегам. Оказалось, что на одного законопослушного плательщика в нашей организации приходится как минимум три человека, игнорирующих квитанции. Причем были те, кто начинал исправно перечислять деньги на капремонт, но потом прекратил это делать. «Меня очень напрягла история с покупкой «Тойоты Прадо». Какого художника я должен платить за комфорт чиновника?» — сказал мне Вадим. «Я когда пришла оплачивать в Сбербанк квитанцию, с меня взяли комиссию за перевод. Я не согласна», — продолжила Наталья. «А мне первый раз пришла квитанция, потом вообще 3 месяца ничего не было, а недавно снова начали присылать, но уже с долгом. Их косяки оплачивать не собираюсь», — внес свою лепту Алексей.

С этого все и началось.

0_77def_fcad2c39_XL

Немного истории вопроса

В 2012 году государство призналось, что не в состоянии больше нести бремя за капитальный ремонт жилья. Если до этого действовали различные схемы двойного или тройного софинансирования, когда львиная доля расходов ложилась на федеральный бюджет, то с принятием поправок в Жилищный кодекс почетное право ремонтировать свои дома присвоили жильцам оных. После этого регионы стали принимать областные программы. Кто-то, как Самарская область, стартанул в первых рядах в 2014 году, но основная масса субъектов перешла на новую систему финансирования капремонта в этом году. Например, Москва объявила о начале программы 1 июля 2015 года.

21 июня 2013 года Самарская губернская дума приняла Закон под № 60 «О системе капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах, расположенных на территории Самарской области», где расписала все правила игры между человеком и региональным оператором программы. Закон очень хитрый. Он сильно напоминает крепостное право вместе с барщиной и оброком. Есть там даже свой «Юрьев день».

Что в законе

Если вы удовольствуетесь моим вольным переводом казенного юридического документа, то, по сути, в нем сказано, что главная и святая обязанность каждого гражданина, проживающего в многоквартирном доме (от 2 и более квартир), платить ежемесячную сумму, рассчитанную исходя из стоимости квадратного метра. Для хрущевок, сталинок и других зданий ниже 5 этажей сумма составляет 5 рублей 7 копеек, для высоток — 5 рублей 84 копейки. От уплаты взносов освобождаются жители аварийных домов или тех домов, кто подпадает под снос.

Стоит заметить, что в Самарской области сумма установленных платежей ниже, чем во многих других регионах. Разбег цен варьируется от 1 рубля до 15 рублей за м2. Однако на вопрос, каким образом просчитали размер взносов, никто из чиновников внятного ответа не дал.

Объективная оценка состояния жилого фонда не проводилась. Для того, чтобы обследовать 18 632 дома, обозначенных в программе капитального ремонта, 10 бригадам специалистов потребовалось бы примерно 5 лет.

Рассказывали, что перед тем, как вводить в регионе плату за капремонт, Фонд капитального ремонта провел исследование, сколько денег готовы платить люди за эту услугу. И сумма до 6 рублей по итогам опроса оказалась самой комфортной. Формула расчета платы за капитальный ремонт должна была сложиться из количества домов, оценки их состояния и средней стоимости основных видов работ. Совершенно очевидно, что объективная оценка состояния жилого фонда не проводилась. Для того, чтобы обследовать 18 632 дома, обозначенных в программе капитального ремонта, 10 бригадам специалистов потребовалось бы примерно 5 лет. Поэтому если вы откроете на сайте Фонда капитального ремонта реестр домов с указанными видами работ, вы всё поймете сами.

1274917257_2.2

«Общак» или спецсчет?

Закон определил жильцам право выбирать способ накопления средств. Либо на счете регионального оператора (т.е. в нашем случае Фонда капитального ремонта), либо на спецсчете у него же, когда деньги отдельно взятого дома аккумулируются отдельно от остальных, либо же на спецсчете в коммерческом банке.

В Самарской области формат «общака» оказался подавляющим. По оценкам специалистов, в регионе примерно 1% домов выбрали услуги спецсчета. И мне кажется, тому есть объяснения. Люди просто не успели разобраться с законом. Разъяснительная работа с населением не проводилась. Не хотелось бы думать, что это было сделано сознательно. Но если вы вспомните кампанию по переходу домов в ТСЖ, учиненную в 2005-2007 годах, то о преимуществах ТСЖ тогда кричал каждый утюг в каждой квартире.

На самом деле вариант со спецсчетом в банке выглядит наиболее логичным и справедливым. Об этом же сказал и заместитель министра строительства и ЖКХ РФ на недавнем съезде, посвященном первым итогам реформы капительного ремонта, Андрей Чибис. В частности, он заявил, что на данный момент во всей стране воспользовалось правом спецсчета всего 10% домовладений, но к 2020 году эта цифра должна вырасти до 50%. Однако в законе Самарской области возможность перехода между разными формами управления средствами на капитальный ремонт прописана явно не в пользу жителя.

Например, чтобы перейти из «общака» в спецсчет, надо ждать 2 года и соблюсти ряд невыполнимых условий, одно из которых — чтобы ни у одного жителя дома не было задолженности перед фондом капремонта. А вот если жители дома так устанут управлять своими деньгами и запросятся на обслуживание в фонд, то их милостиво примут в течение одного месяца. Кстати, тот же Андрей Чибис пояснил редакции ДГ, что уже осенью будут приниматься поправки в федеральное законодательство, которые устранят барьеры, тормозящие переход к формированию спецсчетов.

Пожертвования

Закон Самарской области определил головного оператора по реализации программы — Некоммерческое партнерство «Фонд капитального ремонта». Он является основным сборщиком и основным распорядителем средств.

Деятельность фонда никто не контролирует. Это самое ужасное. Жители, перечисляющие средства в фонд, должны полностью положиться на честность и добросовестность чиновников, которые их тратят. Но большие деньги так редко соседствуют с кристальной честностью…

Средства, которые мы платим по квитанции, как только попадают на счет Фонда капитального ремонта, превращаются в его собственность и считаются — ВНИМАНИЕ! — пожертвованиями.

Средства, которые мы платим по квитанции, как только попадают на счет Фонда капитального ремонта, превращаются в его собственность и считаются — ВНИМАНИЕ! — пожертвованиями. Ведь по законам РФ фонд — это НКО, цитирую: «…не имеющая членства некоммерческая организация, учрежденная гражданами и (или) юридическими лицами на основе добровольных имущественных взносов, преследующая социальные, благотворительные, культурные, образовательные или иные общественно полезные цели. Имущество, переданное Фонду его учредителями (учредителем), является собственностью Фонда. Учредители не отвечают по обязательствам созданного ими Фонда, а Фонд не отвечает по обязательствам своих учредителей. Фонд использует имущество для целей, определенных в его уставе».

Юристы справедливо считают, что собственники жилых домов несут расходы на их содержание и ремонт, а также оплачивают коммунальные услуги в соответствии с договорами, заключенными с лицами, осуществляющими соответствующие виды деятельности. Формула «в соответствии с договорами» указывает на невозможность иного варианта несения расходов на содержание и ремонт дома и оплаты коммунальных расходов. Но ни один из известных мне людей не заключал договора с Фондом капитального ремонта. В некоторых регионах, чтобы обойти эту досадную оплошность, поступали так: на обратной стороне квитанции бисерным шрифтом печатали текст договора, в котором было сказано, что договор является автоматически заключенным, если человек оплачивает первую квитанцию. В нашем случае даже такого сделано не было. Мы должны, а нам за это никто не должен.

14325942294362

Непростительное падение

Закон Самарской области определил, что в течение 30 лет все дома, указанные в программе, будут подвергнуты капитальному ремонту. Причем виды капитального ремонта определяются на основе долгосрочных и краткосрочных планов, которые формируются совместно с муниципалитетами. В частности, краткосрочный план реализации данной региональной программы на 2014 год был утвержден приказом Министерства энергетики и жилищно-коммунального хозяйства Самарской области № 304 от 30.12.2014.

Мой дом записан в программе капремонта на 2014-2015 год. Я лично нашла его в реестре, опубликованном на сайте фонда. По информации этого источника, в доме должны быть отремонтированы инженерные коммуникации и произведен ремонт подвала. Не хочу показаться занудой, но никакого ремонта не было и не намечается.

По данным Министерства энергетики и жилищно-коммунального хозяйства Самарской области, по состоянию на июль 2015 года «завершено и принято выполнение работ собственниками помещений в 467 многоквартирных домах, в том числе:

— в 117 домах проведен ремонт инженерных систем;

— в 317 домах – ремонт крыш;

— в 12 домах – ремонт или замена лифтового оборудования;

— в 21 доме – ремонт и (или) утепление фасада».

Однако на этапе запуска программы в 2014 году Фонд капитального ремонта декларировал выполнение работ по 862 многоквартирным домам до 31 декабря 2014 года! Таким образом, нехитрая арифметика показывает, что заявленные темпы сильно отличаются от реальных.

Комментируя первые итоги реализации программы по капремонту, губернатор Самарской области Николай Меркушкин произнес: «Реализация программы зависит от степени доверия людей и власти». И это золотые слова, потому что если бы программа набрала верные темпы с самого начала, если бы люди видели результаты, то и вопрос: «Платить — не платить за капремонт» не возникал бы.

Один из авторов поправок в Жилищный кодекс, депутат Государственной Думы Павел Качкаев, критикуя реализацию программы по капитальному ремонту, привел такие цифры: «С 2008 по 2013 годы мы набрали хороший темп по капитальному ремонту жилья — 70 миллионов квадратных метров в год. А по итогам 2014 года эта цифра составила 34 миллиона квадратных метров — то есть вдвое меньше! Это непростительное падение».

Программа провалена? Отчасти можно сказать и так. Точнее будет формулировка: не оправдала надежд. И ситуация с закрытостью регионального оператора программы Фонда капитального ремонта добавляет негатива к общей ситуации.

В мутной воде и рыб не видать

В середине июня 2015 года я написала запрос на имя Андрея Чибисова, генерального директора НО «Фонд капитального ремонта» Самарской области, где сформулировала 6 вопросов: и по поводу темпов ремонта, и по поводу собираемости средств, и по поводу эффективности их использования. Вполне себе корректный журналистский запрос, на который власти должны отреагировать максимально в недельный срок. Но ответа я так и не получила ни через неделю, ни через месяц, ни через полтора. Пресс-секретарь Анастасия Терещенкова, в святые обязанности которой, я полагаю, должно входить раскрытие запрашиваемой информации, сделала всё для её сокрытия.

В поисках вообще какой-либо информации я встретилась с депутатом Самарской городской думы Максимом Федоровым, который некоторые время работал в статусе заместителя генерального директора Фонда капремонта и был дважды оттуда уволен. На прямой вопрос, почему фонд столь закрыт, Максим Федоров, ничтоже сумняшеся, ответил: «Там есть что скрывать». А после этого поведал мне длинную и запутанную историю про установку приборов учета по разным городам Самарской области, где фонд выступал заказчиком, в результате которой сейчас заведено уголовное дело по финансовым махинациям.

Николай Меркушкин сказал, что Фонд капитального ремонта за минувшие полгода проверяли 91 раз! Это было сказано в тональности, что, дескать, мешают работать, тормозят деятельность. Но на это можно посмотреть и другого угла: а почему у молодой организации столько поводов для проверок? Кто и почему недоволен деятельностью фонда?

Я бы не хотела пересказывать другие истории, где нелицеприятно выглядят сотрудники и генералитет фонда, пусть это останется на совести Максима Федорова вместе с его правом обращаться в правоохранительные органы. Но есть еще один факт, который был предан огласке самим губернатором. Николай Меркушкин сказал, что Фонд капитального ремонта за минувшие полгода проверяли 91 раз! Это было сказано в тональности, что, дескать, мешают работать, тормозят деятельность. Но на это можно посмотреть и другого угла: а почему у молодой организации столько поводов для проверок? Кто и почему недоволен деятельностью фонда?

25

Платить или не платить

В Самарской области, по данным губернатора Николая Меркушкина, собираемость средств за капитальный ремонт достигла 65%, а к концу года эта цифра должна составить уже 80%. Таковы оптимистичные прогнозы, которые были представлены на недавнем съезде ФКП. У Николая Ивановича есть оппоненты, которые утверждают, что настоящие цифры гораздо более низкие и составляют, как и в среднем по стране, 30-35%. Проверить мы не можем, потому что информация закрыта. Кому верить на слово, решать вам.

Федеральное законодательство, как, впрочем, и региональное, обязывает нас платить взносы за капитальный ремонт. В законе даже оговорено, что в случае возникновения долгов фонд вправе начислять пени и штрафы за просрочки платежей. Я долго билась, размалывая юридические тонкости нового закона, а также его взаимодействия с другими нормативными актами. Один добротный юрист сказал мне следующее: «Я плачу за капитальный ремонт. Потому что если государство вознамерилось собирать с населения деньги, то оно это право не отменит, а будет добиваться неукоснительной финансовой дисциплины. Будут и пени, и исполнительные производства, и запреты на выезд за границу, и прочие «прелести». Поэтому я занимаю позицию «от греха подальше».

Другой мой знакомый юрист после наших долгих разговоров написал заявление в Фонд капитального ремонта с требованием исключить его из реестра плательщиков взносов на капремонт, найдя больше десятка прорех в действующем законодательстве. Ответа пока нет, но он его поджидает, месяц еще не завершился. Вот текст его заявления.

Каждый для себя принимает решение сам, оплачивать квитанции или нет. В принципе сама идея по капремонту очень напоминает советские кассы взаимопомощи, когда тот, у кого проблемы, может получить дополнительные средства. И эта система хорошо работала на доверии. Но доверие есть только там, где всё прозрачно и понятно. Увы, это не про нас.


Еще один важный момент, о котором хотелось бы отдельно сказать. Программа по капитальному ремонту предусматривает, извините за тавтологию, капитальный ремонт по 5 видам работ: замена кровли, лифтов, инженерных систем, ремонт фасадов и подвалов. Но она НЕ ПРЕДУСМАТРИВАЕТ санации домов. То есть хрущевка и через 30 лет будет хрущевкой, только с новой крышей. Речи о том, чтобы улучшать качество жилья через частичную реконструкцию домов, как это сделано, например, в Москве, нет! Будем хранить до последнего то, что имеем.

Текст: Анастасия Кнор