ПОКА НЕ ВСЕ ДОМА. Легендарные самарские сумасшедшие

ПОКА НЕ ВСЕ ДОМА. Легендарные самарские сумасшедшие

Автор:

НОВОСТИ
870

10 октября – Всемирный день психического здоровья. В этот день «Другой город» решил вспомнить легендарных самарских сумасшедших

 

Текст: Андрей Артёмов, Андрей Кочетков

pinya
Фотография В. Емеца

Наверняка многим самарцам знакомо такое выражение: «Ходишь как Пиня». Тот, кому оно адресовано, скорее всего, небрежно одет. Несведущим людям остается гадать, кто же, или что же такое, этот самый Пиня? Можно предположить, что это одно из самарских «местечковых» словечек, как например, «курмыши». Но не все так просто. Пиня — это вполне конкретный персонаж, главный и наиболее легендарный сумашедший в истории нашего города.

Как и подобает городской легенде, пусть и основанной на вполне «реальном» материале, достоверной информации о Пине (Пинхусе) Гофмане (Гойфмане) до его падения в пучину безумия достаточно мало. Но, к счастью, она все же есть.

Согласно самой распространенной версии, по профессии Пиня был ювелиром. В дореволюционное время он работал подмастерьем в ювелирном магазинчике. Но плох тот солдат, который не хочет стать генералом. Получить «повышение» Пине помог приход НЭПа. Он смог открыть собственную лавочку, которая расположилась на улице Панской (ныне Ленинградской). Торговля шла хорошо. Но все хорошее рано или поздно заканчивается. НЭП был свернут, лавка Пини национализирована, а товар изъят в пользу молодой советской республики. Итогом этой несправедливости стало помутнение рассудка рядового самарского ювелира. После полного запрещения частной торговли Пиня перебивался случайными заработками, голодал, а душевная болезнь продолжала прогрессировать.

Есть, однако, и другая версия его биографии. По ней Пиня родился и жил в Австрии, где был весьма состоятельным человеком. Но в Первую мировую войну он попал в плен. И вот без средств к существованию и за многие сотни километров от родного дома он очутился на волжских берегах. Такие перепады материального состояния и географического положения стали причиной потери рассудка.

Третья версия гласит, что Пиня родился в Польше. В 1939 году все члены его семьи были убиты фашистами, прямо на его глазах. Пине каким-то чудом удалось бежать и он несколько недель прятался в лесу. Случайно он был обнаружен семьей еврейских беженцев, державших путь в СССР из уже оккупированной немцами Польши. После пережитых ужасов рассудок маленького Пини помутился, а подобравшая его семья оказалась в Самаре, оставив мальчика при синагоге.

Были и те, кто считал, что Пиня — засланный казачок, шпион, который под видом сумасшедшего выведывает секретные аэрокосмические данные и передает их на Запад.

Впрочем, все эти версии больше похожи на сказки. Более того, поговаривают, что Пиня больше притворялся, нежели был сумасшедшим. Так что, в какой-то степени его даже можно считать юродивым.

По описаниям очевидцев, Пиня ходил в высоких резиновых сапогах и длинном плаще с объемными карманами. Кроме того, он, как правило, одевал на себя сразу все имеющиеся у него вещи. Неизменным был только один предмет туалета — подтяжка. Одна. Перекинутая через правое плечо. За что народ присвоил Пине титул Король подтяжки. Голова его была, как и полагается правоверному иудею, всегда покрыта. Летом видавшей виды фетровой шляпой с опущенными полями, а зимой — шапкой-ушанкой.

С собой Пиня всегда носил две большие хозяйственный сумки, в которых находились продукты. Едой были наполнены и карманы его многочисленной одежды, но там снедь делила место с камнями. По одной из версий, Пиня питал к ним страсть, так как считал их ювелирными украшениями и слитками золота.

Пиня жил при синагоге, располагавшейся на Чапаевской. Кроме того, его привечали и в зажиточных еврейских семьях. Пиня посещал их по четкому графику. В понедельник он обедал в одной еврейской семье, во вторник — в другой, в среду — в третьей. Остальные самарцы не отставали и также считали хорошим тоном, если уж не позвать Пиню за стол, то по крайнем мере чем-нибудь угостить. Также поступали и торговцы самарских рынков.

Пиня активно перемещался по старой Самаре, предпочитая для своих путешествий Самарский район. Однако не обходил он стороной и Ленинский район, где по воспоминаниям очевидцев посещал футбольные матчи на стадионе рядом с Воскресенским рынком (располагался на территории нынешней Самарской площади). Иногда он передвигался на общественном транспорте, где ездил бесплатно, вставляя старые автобусные и трамвайные билеты в петлицы плаща. Кондуктора относились к «зайцу» лояльно. Иногда Пиня исчезал из города на неделю, а то и на месяц. По возвращении на многочисленные вопросы любопытствующих он отвечал, что «ходил в Москву». Так это или не так, остается только гадать.

По негласному закону обижать Пиню не дозволялось никому. Конечно, юродивого иногда дразнили дети, но им было нечего бояться, так как Пиня был совсем не агрессивен. Максимум на что он был способен, так это на метание камушка, извлеченного из своего бездонного кармана. Но при этом, родители частенько пугали Пиней непослушных детей.

Пиня не был равнодушен к противоположному полу. Если видел на улице, по его мнению, привлекательную девушку, он свистел ей вслед.

Свой жизненный путь живая городская легенда Пиня Гофман окончил в другом городе. Дело обстояло следующим образом. Перед празднованием Песаха в синагоге пекли мацу. Иногда этот процесс контролировала санэпидемстанция. Однажды на глаза проверяющим попался находящийся в опасной близости к месту приготовления пищи грязный Пиня. Был составлен акт о нарушении. А «бесхозного» старика городские власти отправили в дом престарелых под Сызранью. Говорят, что он несколько раз пытался бежать оттуда. Но каждый раз его ловили и возвращали назад. Умер Пиня Гофман во второй половине 70-х годов вдали от любимых им улочек старой Самары. Но память о нем жива в городе до сих пор.

Есть и другая версия кончины Пини. Ходят слухи, что он будто бы уехал в Израиль, где и окончил свой жизненный путь в достатке и был похоронен.

В общем, как и у всякой действительно знаменитой личности, жизнь самого известного самарского сумасшедшего окутана бесконечным количеством легенд.

Недостатка в юродивых и сумасшедших в Самаре никогда не было. На одном историческом отрезке с Пиней жила Мария Петровна Саркисова, получившая кличку «Кислый лимон». По одной версии за привычку морщить лицо. По другой – из-за нароста на физиономии. Она запомнилась самарцам агрессивностью и отталкивающим внешним видом, а также своей любовью к азартным играм. Любители «острых» ощущений со всего города приезжали к ней сразиться в карты, домино и другие игры. Непременно на деньги. Если фортуна отворачивалась от юродивой и карманы ее пустели, она шла к собору просить милостыню.

У молочного магазина на Маяковского (где сейчас располагается ресторан «ТЕ-Арт-Шоу») до конца 1990-х годов можно было встретить сумасшедшего Юру Левачёва. В годы войны он подростком работал на Жигулёвском пивзаводе. Потом заболел менингитом. У него нарушилась координация движений, и он тронулся рассудком. Юра был известен тем, что вслед идущим на набережную девушкам делал из пальцев пистолет и громогласно изображал выстрел. Крик «Па!» разносился под цирком десятилетиями. Сердобольные прохожие частенько подкармливали Юру мороженым, которое покупали в магазине, у «которого» дежурил юродивый.

В новейшей истории Самары можно отметить Ольгу Свинцицкую, бывшую балерину, которая «обитала» у многочисленных ларьков на пересечении Красноармейской и Галактионовской. Зарабатывала на жизнь она танцами, за которые прохожие давали ей милостыню. Свинцицкая считала себя помимо всего прочего колдуньей и в теплое время года частенько ночевала на кладбище. В какой-то момент она исчезла и по сей день о ее судьбе ничего не известно.

По-настоящему легендарных сумасшедших в Самаре на данный момент, кажется, нет. Нелегко прославиться на весь город своим безумием в эпоху, когда на «Первом канале» Елена Малышева учит делать обрезание на примере свитера, а псевдоисторические работы Анатолия Фоменко издаются многотысячными тиражами и пользуются постоянным спросом.

Комментарии: