САМАРА 2.0

6 знакомых Константина Титова о первых годах его губернаторства

 1 355

Автор: Редакция

25 лет назад, в 1991 году, Константин Титов стал губернатором Самарской области. Интервью экс-губернатора о начале его пути на этой должности существует довольно много. Но версия главного участника событий — это приглаженный рассказ, полный историй побед и свершений на благо родного региона. Нам стало интересно, как оценивали первые политические шаги Константина Алексеевича его соратники. Те самые люди, которые вошли по «титовскому призыву» в аппарат первого регионального правительства, а также люди, которые пристально наблюдали за реформами 1990-х.


Юрий Бородулин, заместитель главы администрации Самарской области в 1991-1993 годах:

«Демократическая Россия», в которой я состоял, сразу предложила Титову люстрацию. Мы считали, что старым советским аппаратом никаких демократических изменений произвести нельзя. Но он не принял нашу точку зрения. Он показывал на себя и говорил, что тогда надо гнать и меня, как представителя партноменклатуры. Из вузовской интеллигенции пригласили меня, Юрия Мамигонова, Валерия Семенычева, Габибуллу Хасаева. Остались представители советской партийной системы: Борис Трегубов и Алексей Родионов. Это была такая гибридная команда, состоящая из людей разных взглядов. Первое время было кто в лес, кто по дрова, разнобой во мнениях, потому что Константин Титов не занимал тогда ещё жестких позиций. В итоге эта команда не сработалась, потому что она была слишком разнородной».

21.09.92_ титов_фото перегудова

Андрей Федоров, тогда собкор газеты «КоммерсантЪ»:

«В хозяйственном бардаке начала 90-х новый губернатор и члены его команды довольно быстро определились с мейнстримом. Тогда, чтобы хоть как-то поддержать региональные бюджеты, федеральная власть ввела практику так называемого территориального заказа. Губернаторам разрешили реализовывать в интересах региона до 10% продукции, выпускаемой местными предприятиями. Для Самарской области, имеющей Волжский автозавод и нефтянку, а обе эти отрасли в совокупности формировали до 78% доходной части регионального бюджета, это было Клондайком.

Для реализации продукции, получаемой в рамках территориального заказа, в области учредили Самарский торговый дом (СТД), который возглавил выпускник Куйбышевского авиационного института Лев Хасис. Схема работы была гениально проста. Скажем, СТД получал с АвтоВАЗа партию автомобилей по госцене и реализовывал её по рыночной через товарную биржу. Рентабельность такого бизнеса была астрономической. Например, заводская стоимость вазовской «девятки» в то время составляла 27 тысяч руб., а в свободной продаже этот автомобиль легко уходил за 240 тысяч».

8 - копия (2)

Александр Латкин, тогда руководитель департамента строительства администрации Самарской области:

«Одной из самых больших проблем того времени была нехватка продовольствия. Почти все продукты питания, в том числе колбаса, макароны, крупы, мука, соль, сахар, продавались исключительно по талонам. На каждого человека полагались определённые нормы, например, 1 килограмм в месяц. В домоуправлении в начале месяца все получали огромные разноцветные портянки, которые надо было нарезать на квадратики и каждый из них «отоварить», то есть превратить в натурпродукт. И в конце 1991 года наступил кризисный момент, когда запас сахара и муки в области закончился.

По этому поводу Титов собрал совещание, которое затянулось далеко за полночь. Ближе к четырём утра Константин Алексеевич сказал: «Всё, решение принято. Завтра отпускаем цены». Это значило, что теперь торговые сети были вольны сами закупать продукцию и продавать её по свободной цене. Буквально через несколько дней после принятия этого эпохального решения мы с сыном зашли в магазин на улице Куйбышева. Поразившись внезапному изобилию, мой сын-подросток сказал: «Да, с продуктами вы проблему решили. Теперь осталось решить, как людям заработать столько денег, чтобы всё это купить». Борис Ельцин, говорят, после того, как Самарская область первой в России отпустила цены, позвонил Титову и спросил: «Костя, ты что наделал?»»

bor-01

Юрий Бородулин, тогда заместитель главы администрации Самарской области в 1991-1993 годах:

«Постоянные задержки и невыплата зарплат, крайне низкие зарплаты в бюджетной сфере. Материально люди жили очень тяжело. Мне лично приходилось решать много вопросов по демпированию этой ситуации. Недовольство было существенное, потому что задержка зарплат почти на всех крупных предприятиях, составляющих тогда основу региональной экономики, доходила до нескольких месяцев. Тренд был взят на децентрализацию.

Титов был одним из самых неплохих губернаторов, локомотивом. Системным, его отличала быстрота ума. Стоит назвать одной из первых важных реформ изменение системы местного самоуправления, формирование новых органов власти, более компактных. Это сейчас всё возвращается. Мы же избавлялись от райсоветов, горсоветов, облсовета, потому что это было громоздко, нелепо и неработающе. Мы создавали компактную систему, которая предполагала серьезную ответственность.

Мы инициировали приватизацию крупных предприятий. АвтоВАЗ должен был стать частной собственностью. Я лично писал в президентскую администрацию по этому поводу и получил ответ от Краснова, ближайшего помощника Ельцина, что мы-де согласны, но время пока не пришло. Я готовил записки по разграничено собственности в сельскохозяйственной отрасли, по укреплению фермерского хозяйства».

Титов_фото перегудова

Валерий Семенычев, тогда руководитель департамента по промышленной политике администрации Самарской области:

«В свое время в здании Белого дома мы вместе с Константином Титовым арендовали офис для НТЦ «Информатика». Занимались разного рода проектами, связанными с вычислительной техникой, с диагностикой трубопроводов и прочее. Когда он возглавил администрацию, он стал меня уговаривать прийти к нему на работу. Я какое-то время сопротивлялся, но потом предложение прозвучало очень заманчивое — промышленная политика. Эта идея меня увлекла. Странное дело, до сих пор промышленная политика не реализована ни в нашей области, ни в стране.

Мы создали фонд поддержки предпринимательства, которым на протяжении ряда лет успешно руководил Сергей Савельев, фонд «Конверсия», который помогал выжить многим предприятиям. Чем Титов был хорош: он пытался делать программы увязки предприятий, подчинённых общей цели. Например, заставил десятки местных заводов осваивать вазовскую тематику, чтобы поддержать самую высокорентабельную отрасль того времени. Мы начинали так называемый «картофельный проект», который потом получил немало критики в свой адрес. Но, несмотря на это, именно тогда началось перевооружение сельского хозяйства. Меня хватило на пару лет. Титов меня увлёк, я ему поверил.

Потом наступило разочарование от того, как неохотно люди переходят на новые отношения, как идёт трансформация глобальных идей в личностные коммерческие проекты. И я решил, что лучше не участвовать в этом, ушёл по собственному. Был довольно резкий разговор с Константином Алексеевичем, но я объяснил тогда, что я человек другой организации, математик, склонный к более чётким дефинициям, а не политик, годами развивающий чутьё, как у собаки. Титов оказался не злоблив, мы до сих пор продолжаем с ним общаться, скорее, уже по-дружески».

9 - копия (3)

Александр Латкин, тогда руководитель департамента по строительству, архитекруте и ЖКХ:

«В 1993 году в Самаре случилась забастовка рабочих строительной отрасли. Трест «Промстрой» и 11 трест привезли своих сотрудников автобусами к Белому дому. Обком профсоюзов строителей этот митинг возглавил. Я вышел. Народ ропщет, говорят, нет зарплаты. Я им отвечаю: «Вы знаете задолженность вашего предприятия? Вот Казберов, — я киваю на начальника треста «Промстрой» — построил 18 коттеджей, за которые два года деньги получить не может». И так факт за фактом по каждому предприятию. Рабочие разошлись. Я вызвал всех смутьянов в кабинет и сказал: «Если не рассчитаетесь по зарплате, завтра по каждому из вас передам материалы в правоохранительные органы». Поверьте, у каждого был свой скелет в шкафу. Так утром у многих строителей праздник был. Им начали выдавать долгожданную зарплату.

До 1994 года было очень плохо. Живых денег не было. Как говорится, брали всем: и «борзыми щенками», и векселями. Функция сбора налогов была тогда, как ни странно, у исполнительной власти, а не у налоговых органов. Векселя АвтоВАЗа мы придумали с Владимиром Каданниковым (президент АвтоВАЗа) для зачёта средств в областной дорожный фонд. В те времена транспортный налог взимался с оборота в размере 1,8%. Но живых денег ни у кого не было, даже у ВАЗа, поэтому вексель был единственным возможным инструментом расчётов. Потом стали выпускать свои векселя банк «Солидарность», «АвтоВАЗбанк»».

10 - копия

Габибулла Хасаев, тогда руководитель департамента экономического развития администрации Самарской области:

«Когда в начале 1990-х Константин Алексеевич Титов стал главой областной администрации, область по объёмам производства находилась в первом десятке регионов, но при этом где-то на 60-м месте по показателям уровня жизни населения. Когда в связи с резким сокращением оборонного заказа весь промышленный комплекс областного ВПК с его дорогостоящей продукцией и сотнями рабочих рук резко «просел», мы, вместо того чтобы попусту митинговать, начали искать выход из создавшейся сложной ситуации.

с титовым

Константин Алексеевич ценой больших усилий «пробил» в Москве два очень важных для губернии документа: Указ Президента и Постановление Кабинета Министров по развитию Самарской области. Получив некоторые преимущества, грамотно использовали их. При решении областных проблем с подачи губернатора за основу был взят программно-целевой подход. Малый бизнес, конверсия ВПК, кооперация самарских предприятий с Волжским автозаводом и другие целевые программы обеспечили при малых затратах средств достаточно высокую отдачу. В итоге к середине 1990-х годов область стала четвёртой в России по объёмам производства и седьмой по реальным доходам населения. В Поволжье по всем показателям — первой.

Благодаря команде Титова за 1990-е годы принципиально изменилась и схема формирования областного бюджета. Доля собственных доходов, зачисляемых в региональную казну, достигло 53 процентов (!), в то время как в федеральном бюджете на социальные нужды выделялось всего 0,5 % (!), то в нашей области — 15 процентов… И список этот может быть продолжен…» (по материалам «Самарской газеты»).

титов молодой_перегудов

Текст: Анастасия Кнор

Видео предоставлено Юрием Пивсаевым