ГЕРОИ ГИПЕРМАРКЕТА

Сотрудники самарских торговых сетей о ненависти к людям, невыносимых условиях и просроченных продуктах

 5 008

Автор: Ксения Лампова

Объявления о поиске работников в торговые сети каждый из нас видел не единожды — радостные лица с ярких буклетов зазывают устроиться на работу мечты. Обещают гибкий график, полный соцпакет и безмятежную жизнь в достатке. А что на самом деле?

ДГ встретился с тремя работниками крупных торговых сетей и попросил их рассказать о радостях и печалях своей работы. Для того, чтобы они могли говорить честно и не опасаться немилости начальства, мы позволили им высказаться анонимно. Они поделились с нами своими мыслями о том, каково это — жить по регламенту, оказываться виноватым в любой ситуации и бороться с ненавистью к людям.

Владимир, продавец-консультант

Владимир приехал в центр города с утра пораньше — сегодня у него выходной, но успеть нужно ещё многое. Возникает ощущение, что он пытается сделать как можно больше полезных действий прежде, чем его снова затянет в гигантский лабиринт стеллажей и полок. Он много читает, в основном произведения братьев Стругацких, но основное его увлечение — это музыка. У Владимира много знакомых, которые могли бы стать хорошими музыкантами и сносными певцами, он и сам играет — но реалии таковы, что на жизнь этим не заработаешь.

— Учитывая наши зарплаты, я бы сказал, что целенаправленно работать сюда приходят люди пенсионного возраста, а остальные попадают по случайности, как это было со мной. В прошлом году я получил травму от хулиганов на улице. Перелом черепа, гематома, провалялся в больнице три недели. Квартиру снимать мне было не с кем, и не было людей, которые могли бы меня приютить и покормить. Так что уже в начале следующего месяца я вышел на работу, потому что в подобных местах большая текучка и всегда есть открытые вакансии. Проходя медкомиссию просто умолчал о том, что есть травма головы. Первое время еле вывозил, всё кружилось страшно, но ничего, перетерпел.

— Есть специальная вахта, которая привозит людей из деревень. Так как им трудно ехать в город, искать там работу, то их организованно доставляют на автобусе, снимая за это с зарплатной карты по 200-300 рублей в месяц. Для них это достаточно выгодно, у многих своё хозяйство: куры, свиньи, огороды, и всё это нужно как-то содержать. Тех денег, которые они здесь получают, в принципе хватает на то, чтобы выжить. Перебиваются как могут.

Нам на Новый год подарили книгу, в которой герои являются работниками крупного гипермаркета. По ходу повествования они попадают во всякие сложные ситуации, но успешно с ними справляются. 

— Опаздывать на работу не рекомендуется. Первая смена начинается в 6:30 и длится до 15:30, вторая — с 15:00 до 22:00. На обед даётся ровно час, если отсутствуешь дольше, то попросят написать объяснительную. Увольнять за это не будут, но попасть в немилость к начальству можно влёгкую. Увольняют, по большей части, за кражи — компания таких товарищей не приемлет. С одной стороны, их легко можно понять, но доходит до абсурда порой. Вот работаешь ты, к примеру, в горячем цехе. Тебе там нужно раскладывать еду, и ты случайно в кармане формы забыл перчатки или лопаточку какую. Если она у тебя на проходной запиликают, то всё — до свидания, чувак. Или вышел в зал с маркером, чтобы на палетах писать. Забываешь случайно — та же самая история, твоих объяснений никто даже слушать не станет. И на каждой вещи, которую ты берешь с собой в зал, обязательно должны быть наклеены так называемые «птички». Забыл наклеить — бывай, товарищ.

— Больше всего в этой работе меня огорчает уровень заработной платы. Я пришел на должность «работник зала» — это когда товар на полки выставляешь в соответствии с правилами. Чистыми на руки получал 13 тысяч рублей, и это за сорокачасовую рабочую неделю с плавающим графиком. Периодически для всех работников проходит индексация зарплаты. После девяти месяцев работы на должности она также индексируется. Некоторые хозяйки касс могут получать до 25 тысяч оклада, но в среднем рядовые сотрудники зарабатывают 18 тысяч на руки. Чтобы хватало на съем квартиры, питание и досуг, я перебиваюсь подработками: зимой чищу снег, в остальные сезоны мою окна.

Есть ещё бонусы. Если у магазина есть прогресс по товарообороту и выручке, то полученная разница делится между всеми сотрудниками, вне зависимости от должности. То есть, например, заработали мы в мае прошлого года 80 миллионов рублей, а в этом заработали 100 миллионов — вот эту разницу в 20 миллионов рублей разделят между нами всеми. Но сейчас такого не бывает ввиду сложившейся экономической ситуации в стране. Не очень хорошей.

url-62

— Часто к нам приходят неадекватные товарищи. Они не умеют пользоваться обыкновенными весами и считают нас шаманами-колдунами. Или они спрашивают, какие сковороды или мультиварки лучше, хотя моя обязанность — просто выложить их на полку в соответствии с правилами, а не знать доподлинно все характеристики (для этого есть всемогущий Google). Единицы людей, которые хотя бы просто здороваются с тобой. Многие сразу начинают орать и повышать голос. Вот на днях буквально пришёл в магазин какой-то мелкий бес со своим папой. Начал расшатывать стоящие друг на друге автомобильные покрышки — упала бы такая на него, и всё. Я прохожу мимо и говорю: «Дружище! Что ты делаешь? Так нельзя, отойди». И сразу ко мне подкатывается его папа, амбал два на два и начинает орать, потому что я на его беса голос повысил. Следите за ребенком, и никто голос повышать не будет.

 — В целом, как оно задумано — оно неплохо. У меня есть мечта: поехать куда-нибудь в Европу и посмотреть, как организована работа нормального предприятия. Где ты можешь просто выполнять свои функции, а не рожать в мучениях план о том, как их выполнить. Если доживу, хочу стать руководителем, который выстроит нормальную и адекватную систему, отвечающую реальным требованиям, а не чему-то выдуманному и из ниоткуда взятому.

162_14_screenshot

— Неадекватных просто море, и я уже смирился практически с этим. Я и так-то людей не особенно люблю, но поработав в этой сфере… Вот смотрела сериал «Настоящий детектив»? Приходишь домой, и как герой Метью Макконахи — смотришь в пустоту и хочется, чтобы все в аду горели. Очень много людей у нас уверены, что им все должны, что они лучше тебя понимают, как ты должен работать и себя вести.

Есть такой анекдот. У мужика спрашивают: «Почему ты носишь ботинки на два размера меньше?» Он отвечает: «Знаешь,  у меня жена такая тварь, ненавижу её. Ещё и дети дебилы. Работа — говно, меня там совсем не ценят. Одна радость в жизни — прихожу домой и ботинки снимаю». Вот и я так же: прихожу домой и думаю — наконец-то Добби свободен, сегодня я больше не увижу этого всего.

Света, мерчендайзер

Со Светой мы встречаемся после того, как она «мерчила» в крупном гипермаркете. В компанию она попала в 2011 году, искала работу по принципу «устроиться хоть куда-нибудь», потому что сидеть на шее у родителей было уже не комильфо. 

— Сначала я работала в гипермаркете по программе студенческой подработки. Меня под опеку взяла директор магазина, которая буквально вырастила меня в профессиональном плане. В итоге я там продержалась пять лет. И всё то время директор мне говорила: «Света, ты не будешь всю жизнь кататься с тележкой. Учись чему-нибудь, развивайся». Мы с ней часто ругались, точнее она меня не то чтобы ругала, а скорее журила. Я бы на её месте уволила бы себя на**й, но она мне всегда все прощала. Старалась выписать премию, ходила и впрягалась за меня. С премиями зарплата выходила тысяч 16-17.

Конкретно об этом месте работы не могу сказать ничего плохого, потому что мне многое прощалось. Однажды у нас просрочилось элитное пиво, и это была слишком крупная сумма, чтобы просто списать её. Люди, которые должны были обеспечить продажу пива, обязаны эту сумму выплатить, то есть я и мой сменщик. В итоге, лично мне директор пошла на встречу, а вот сменщику моему повезло меньше.

ZZ1F57DD78

Другие, как я наслышана, платят за многое, но я всегда спорю с начальниками и плачу только за разницу между ценником и ценой на кассе — потому что это действительно мой косяк, и я признаю его. И не сказать бы, что такие косяки происходили часто. Мне не жалко скинуться на курей, которые просрочил кто-то другой, но почему я вообще должна за них расплачиваться? Иногда и эти 100-200 рублей могут погоду сделать, особенно в нынешнее время.

— Про бесплатное питание — это всё ложь, п****ж и провокация. С зарплатной карты за него снимают в среднем от 800 до 1200 рублей. Там, где я сейчас работаю, нету даже микроволновки, так бы носила еду с собой из дома. Нам каждый день готовят одно и то же блюдо — непонятной консистенции тушеную картошку, которая на первый взгляд выглядит как щи, если не трогать её половничком. На кухне большая промышленная плита, которая очень долго разогревается, так что это всё холодное и с огромными пластами застывшего жира наверху. Я покупаю еду в соседнем магазине, хотя директор ругался поначалу, что я покидаю рабочее место.

— Если на такой работе быть человеком, который тупо выполняет все указания, то там тяжело. Но я просто другая — если меня просят сделать какую-то чушь, то я в лицо отвечаю, что считаю это неверным решением, потому делать этого не буду. Допустим, на акцию выставляется алкоголь, но я знаю, что он вообще не продаётся. Ни по акции, ни без неё, никак. А меня директор просит забить полки этим товаром. Я говорю: если хочешь, ставь сам. И убирать потом тоже будешь сам, потому что это никто не купит. Я давно уже работаю на алкоголе, поэтому могу прогнозировать, какие товары покупатели раскупят, а какие нет. И в соответствии с этим прогнозом выставлять его на полки.

Не хочу хвастаться, но мне повезло с физической силой. Пока другие ждут грузчиков, нерасторопных зарубежных ребят, я сама выношу покупателю ящик пива на своих руках, если он попросит. Это очень экономит время.

—  Скажу честно: на кассу я бы никогда не пошла работать. Приходится подсаживаться иногда, так что знаю, о чём говорю. Потому что меня очень бесят люди, особенно теперь, когда они все стали начитанные Интернетом — все теперь юристы, плюнуть не в кого. Все знают свои права и начинают их качать, особенно мужики. Но многое зависит и от места, где расположен магазин — в какой-то приезжают жители элитных домов, накупают продуктов на четыре тысячи, и им вот эта разница в цене в 50 рублей вообще не сдалась, они просто забьют. Но есть и богатые скряги, конечно, те за каждую копейку удавятся.

А вот на около «пятнахи», например, народ попроще. Я там давно живу, так что сразу различаю местных и залётных. К «районным» всегда обращаюсь сразу на «ты», так как не вижу в них угрозы «тайных покупателей», и общение так сразу становится проще и доброжелательнее. Хотя общение на «ты» у нас вообще недопустимо. Даже если в магазин пришло чудо-юдо десятилетнее, к нему всё равно надо на «вы» обращаться. У нас же лозунг, постелем красную ковровую дорожку и оближем с ног до головы.

— Конкретно меня очень бесят мамочки с детьми. Недавно произошли две совершенно одинаковые ситуации. Между кассами стоят металлические трубки, разделители. Они у нас и так на ладан дышат. Стоит какой-то шкет, с ним мамочка. Он эту трубу расшатывает. Я терпеливо объясняю: «Видите ли, с этой трубой нельзя так. Она у нас, видите ли, хреновая. И вообще, магазин у нас старый, ему давно уж сдохнуть пора. Вы поосторожнее с трубой, вылетит она, опасно это!» Естественно, моих советов мудрых никто не слушал. Труба прилетает шкету в лобешник, он орёт дуром, мамочка его успокаивает, очередь скалится. Она бежит в начало кассы шкету за шоколадкой, она ж мать, люди должны подождать, пока её ребенок не успокоится. То же самое происходит спустя несколько дней. Но на этот раз, как только ребёнок закуксился, мама отвешивает ему такой подзатыльник, что даже мне больно стало. И опа! Сразу всё прошло, всё хорошо.

Screen-shot-from-the-movie-Clerks

— Сейчас жить стало тяжелее. Ставки сокращаются, обязанностей становится больше, зарплаты не растут, количество бонусов уменьшается. У всех кредиты, ипотеки — всё сейчас делается через деньги. Состояние города мы все сами видим — оно у***щное. Ни к какому 2018 году мы нахрен готовы не будем, и все это понимают, и немножко это всех нас угнетает. И вот люди пытаются хоть за счёт кого-то самоутвердиться и орут на простых работников за кассами. Типа если у тебя зарплата 50 тысяч, а у нас 20, то мы лохи и обязаны тебе прислуживать. Так не пойдёт.

Юля, бывший директор сетевого магазина

В 2011 году Юля стала директором одного из магазинов крупной сети супермаркотов. Ей было всего 22, она хотела стать хорошим управленцем и реализовать свои амбиции. Купилась на белую зарплату, соцпакет и торжественные обещания платить за каждый час переработки. Она признается, что окажись снова перед этим выбором, ни за что не согласилась бы на этот адский труд.

— Обязанности директора магазина можно перечислять бесконечно. Ты отвечаешь буквально за всё: персонал и его эффективность, сохранность товарно-материальных ценностей, приёмку товара, воровство со стороны персонала и покупателей, взаимодействие с контролирующими органами. Когда я попыталась подсчитать количество отработанных часов (с учетом почти ежедневных переработок) и конечное количество полученных денег, то поняла — моя зарплата примерно равняется зарплате продавца-кассира, а иногда выходит даже меньше.

— Работодатели завлекают такими условиями работы, которые в принципе должны быть обеспечены нашим законодательством. Это большая компания, и в ней огромное количество документов, которые регламентируют твою деятельность. Работа здесь — действия чётко по инструкциям. Возможно, это действительно правильно, потому что чем больше компания, тем сложнее контролировать каждое обособленное отделение. Но я не считаю себя глупым человеком, и у меня есть какая-то доля креатива, который мне хочется в работе применять. Мне там было очень душно. В огромной электронной базе или бумажном талмуде есть ответ на любой вопрос, но когда с тобой что-то приключается, то ты скорее всего будешь действовать быстро и по ситуации, а не листать талмуд. В конечном счёте, ты оказываешься неправ только потому, что опирался на свой опыт или здравый смысл.

Clerks_Necrophilliac

— За этим бизнесом стоят сумасшедшие переработки, которые по факту не оплачиваются от слова «совсем». Во время собеседования мы вели о них разговор, и меня убеждали, что любая переработка будет оплачена по тарифной ставке за час. Но по факту над тобой стоит супервайзер, который замотивирован на то, чтобы в его кусте не было переработок. Он приходит к тебе в конце месяца и говорит: “Ты переработал 50 часов в этом месяце, убери их”. Потому что, если у него будут переработки, он лишается определенных бонусов. Над супервайзерами стоит начальник отдела продаж, и ему они тоже совсем не выгодны.

— Мой первый рабочий день был ужасен. Супервайзер привёл меня в магазин, описал его как очень хорошее место со сплочённым коллективом. Сказал только, что директор там не справлялся со своими обязанностями, и предложил этим заняться мне. Оказалось, что коллектив был настолько сплочённым, что следом за директором ушёл почти весь. В итоге из 18 человек персонала осталось шесть, и это на 600 квадратных метров площади.

Инвентаризация плавно перешла в ночь, было очень много отклонений. Люди были недовольны, они не знали, кто я и чего от меня ждать. На следующий день большая часть персонала положила заявления об увольнении на стол. Пока у меня шла ревизия, к нам до кучи пришёл Роспотребнадзор, потому что у нас на разгрузочном пандусе валялись коробки с тухляком, вокруг которого копошилось большое количество бомжей. Они составили протокол и говорят: “Кто директор? Подпишите!” Ну и я, конечно, подписала, потом штраф платила тоже я, естественно. Хотя виноват в этом был предыдущий директор, очевидно. Но должность-то уже была моя.

111

— Раньше у каждого директора магазина был свой кабинет, в котором он мог хранить документацию, заниматься отчётностью и принимать инкассацию.  В 2011 начал внедряться формат «Идеальный магазин» — рабочее место директора перенесли в зал. Тот человек, который сидит рядом с кассами у монитора — это директор. Он может визуально контролировать происходящее в зале и следить за тем, чтобы алгоритм обслуживания за кассами соблюдался.

— Есть, допустим, в магазине директор, товаровед и четыре кассира. В час пик все кассиры садятся за кассы. Товаровед занимается приёмкой и разгружает фуру. Ты, по идее, должен заниматься отчётностью и контролировать все процессы, но выкладывать товар на полки некому, так что придётся и этим заняться. Замена ценников, катание тележек — это всё ты делаешь. Когда приходят свежие овощи и фрукты, ты идешь вытряхивать шелуху, убираешь подвядшие яблочки. Покупатель спрашивает: “А где директор у вас?”, а ему говорят: “Вон сидит, в картошке копается”.

Таким образом, директор осуществляет приёмку, которая начинается задолго до начала его рабочего дня, утром обязательно проводит собрание, на котором разбираются текущие ошибки. Если кто-то не вышел на работу, потому что забухал или не смог приехать на автобусе из деревни, то тебе нужно понять, как ты на своих 600 квадратах будешь работать одна с двумя продавцами. А у тебя ещё есть четыре кассы. И мы все знаем, как покупатели реагируют на то, что касса физически присутствует, а кассир за ней не работает. Они звонят супервайзеру, супервайзер звонит и ругается на тебя, ты принимаешь товар и раскладываешь его по полкам — всё это одновременно.

По регламенту сотрудникам категорически запрещено передавать просрочку в руки, хотя люди просят. Они должны положить еду в контейнер, а люди потом начинают в нём копаться.

— Больше всего душа болит за то, как магазины выкидывают просрочку. Если взять палку колбасы в вакуумной упаковке, то по истечении срока годности ничего плохого с ней не станет. В хорошей упаковке она может гораздо дольше храниться. Сеть заставляет всё утилизировать, отвозить в мусорные контейнеры. Есть контейнеры, которые по договору с управляющим компаниями принадлежат только им, туда и выкидывают. Часто люди, которые живут по соседству, знают: в определённое время выйдет мальчик с тележкой, и повезет еду до контейнера. Они стоят возле мусорки и ждут. По регламенту сотрудникам категорически запрещено передавать просрочку в руки, хотя люди просят. Они должны положить еду в контейнер, а люди потом начинают в нём копаться.

clerks-006

В этой сети работает очень серьезная служба безопасности, которая и разрабатывает все эти нормативы, связанные с утилизацией. Магазину дается где-то 0,2% от выручки на потери, в который он должен уместиться, чтобы не попасть в “черный лист” неуспешных магазинов. В эти 0,2% входят недостачи (кражи со стороны покупателей и персонала), порча товара во время приёмки (в том числе недовозы со складов) и плюс вся просрочка. В любом магазине потери никогда не укладываются в эти 0,2%. Просто есть магазины, где директора заставляют продавцов выкупать всё это, чтобы не показывать плохой результат. Казалось бы, если сотрудники сами платят за свою просрочку, то они имеют право её забрать домой. Но это категорически запрещено. У самой такое было несколько раз — я разрешила забрать колбасу и йогурты, мы выходили из магазина, и там нас ждал сотрудник службы безопасности. Он обыскивал нас, находил просрочку, составлял протокол и штрафовал меня на пять тысяч рублей. Они считают, что если человек может забрать просрочку себе домой, то он, теоретически, может своровать. Ещё они думают, что мы специально не выложили товар, чтобы забрать его домой.

—Для меня это всё образец самых нечеловеческих условий, которые только бывают. Каждый директор вкладывает огромное количество сил в то, чтобы поднять магазин. Как только ему это удается, его кидают директором в другой магазин. Потому что он должен приносить пользу компании. Тут результат уже есть, так что иди работай дальше. Соблазняют должностью супервайзера, который должен четыре проблемных магазина вывести на должный уровень. Те зарплаты в 24-29 тысяч, которые они обещают, не получает никто — такое возможно только при стопроцентных показателях. Я, в общем, никому там не рекомендую работать.

Фото обложки отсюда

Иллюстрации: скриншоты фильма Кевина Смита «Клерки»