Не отпустило

Четыре истории самарцев, которые не смогли расстаться с нашим городом

 1 460

Автор: Евгения Новикова

Люди уезжают из Самары искать счастья в другие города и страны. В прошлом году таких было больше 70 тысяч человек. Но некоторые возвращаются — из-за кризиса, семьи и любви к русской душе.

Евгения Новикова поговорила с бывшими-настоящими самарцами и узнала, почему они уезжали, какой была жизнь не в Самаре и что заставило их вернуться.

Голливуд — не та точка отсчета

Александр Федотов, организатор Школы кино и анимации

4PRN8J9mKcQ

— Я считаю Самару своим домом. Когда мне было 22 года, по программе Work&Travel поехал в Америку, в Голливуд. Пробыл там три месяца, скоро ко мне присоединилась моя девушка. У меня была киноплощадка, где я снимал трейлер к своему фильму. В главных ролях – Джим Хэнкс, брат Тома Хэнкса, и обладательница «Золотого глобуса» Сэлли Керкленд.

У меня, самарского парня без образования, был шанс остаться в Голливуде — мне предложили работу оператора и режиссера. Мы с Аленой ходили по Голливудскому бульвару и думали: а вдруг. Но поняли, что не можем остаться. Я все-таки хотел, чтобы меня окружали родственные души — близкие, понятные, русские люди. С которыми мы по одним и тем же гаражам в детстве бегали, выросли на одних фильмах и поэтому понимаем друг друга без слов. В этом смысле я оказался патриотом.

Мы представили, что останемся там, и у нас появятся дети, и будут расти одновременно в двух культурах, разговаривать на двух языках… Я думаю, в таком случае ребенку сложнее как-то идентифицировать себя, понять, где все-таки его корни. Поэтому мы решили, что точка отсчета у детей должна быть здесь, в России, в нашей ментальности.

И милее пейзажа, чем в средней полосе Поволжья, я не встречал. Многие мои талантливые друзья и знакомые уезжают в Москву или Санкт-Петербург. Мне темп, гонка и соковыжималка столицы не подходит. А в Петербурге все просто — погода. Поэтому, если вообще думать о переезде, то скорее уж в теплые края, на юг, к морю. Но и там надо пожить, чтобы понять, подходит тебе это место или нет.

Индия — как зона для сталкера

Олег Беляков, предприниматель

Ow0C0AI6OOM- В Самаре я родился. А в Индию первый раз попал 12 лет назад. Сначала сам ездил, потом друзья стали просить «показать слоников», а потом я запустил туристический проект «Другая Индия». Уже пять лет живу полгода здесь, полгода — там.

Для меня Индия – это как зона в «Пикнике не обочине» у Стругацких. Сталкеры шли и не знали, что их там ждет, вернутся ли они оттуда. И если в Европе все зарегулировано, а у нас – 50 на 50, то в Индии ничего не зарегулировано — произойти может что угодно. Но то, что происходит — самое лучшее в этот момент. Жизнь как будто заботится, подсказывает.

В Индии на душе легко. В России все стремятся выжить, а там, несмотря на бедность, тема выживания отсутствует в принципе.

Напряжения нет, все наслаждаются жизнью, поют песни. Если индус, скажем, принимая душ, не запел, это нонсенс. Когда люди туда приезжают, они ловят эту волну, успокаиваются. Пространство чистое, пустое – в воздухе не витают какие-то эмоциональные переживания, нет давления мыслей. И у тебя становится тихо в голове.

Но в Индии все-таки у большинства людей низкий уровень сознания. Мне это неинтересно, поэтому я не планирую там остаться. В другом месте – может быть, но такого места я пока не нашел.

Таиланд — терапия для «фаранга»

Мария Корнякова, программный директор Love Radio в Самаре

3N-zwaJ1bw8

— До 30 лет я жила в Самаре. Всегда хотела уехать за границу, искала варианты среди мужчин, а потом решила, что рассчитывать надо только на себя. И началось — стресс за стрессом, полный крах отношений. Поездка в Таиланд стала чем-то вроде терапии. Там поняла, что это мое место, я смогу жить и работать в этой стране. Вернулась домой, накопила деньжат на первое время и купила билет в один конец. Почти в никуда, в пустоту.

В Таиланде все по-другому: буддизм, все веселые и спокойные. Есть деньги – хорошо, нет денег – неплохо. Солнце и море бесплатные. К буддизму прибавляется энергетика курорта. Все вокруг на отдыхе, а ты работаешь, но тоже вроде как бы на отдыхе. Не могу вспомнить ни дня, чтобы я проснулась утром в плохом настроении. А даже если и так, то выходишь на улицу, а везде цветы и тепло 365 дней в году. Там проблемы воспринимаются по-другому.

Сложно смириться с тем, что там ты как ни крути, а нелегал. Прав у тебя нет. В любом ДТП, например, прав таец, просто потому что ты «фаранг» (иностранец, живущий в Таиланде).

Приехала обратно в Самару, потому что там кончилась работа. Многие покинули насиженные тайские места из-за доллара, который в 2014 году вырос в 2,5 раза. Поток туристов сократился на 70% — работать стало не с кем. Планов вернуться нет, хотя весной 2017-го тайские работодатели звали меня назад. Очень хотелось, но тогда я уже готовилась стать мамой. Теперь моя жизнь и семья здесь.

Москва — трамплин для профессионалов

Антон Стеллинг, кинооператор, фотограф

Стеллинг

— Я родился на улице Масленникова, здесь же закончил школу. Потом учился в техническом колледже, но это оказалось не очень интересно, и на втором курсе я попросился на работу в редакцию газеты «Волжский комсомолец», и пошло-поехало.

В какой-то момент я попал в телецентр на улице Советской Армии, моим начальником стал главный оператор Вадим Лукиенко. В то время у всех на телевидении было профильное образование, а руководители заканчивали вузы Москвы или Санкт-Петербурга. То ли по привычке, то ли понимая важность образования, они нас «пинали» – езжайте, учитесь. В конце концов я и жена подготовили документы, сдали экзамен и попали в мастерскую ВГИКа на кинооператорском факультете, к Игорю Клебанову, президенту Гильдии кинооператоров Союза кинематографистов РФ. Мне было 28 лет.

Это получилось само собой. Одни говорили, что ничего не выйдет, другие — что мы уже не вернемся. Шесть лет прожили в общежитии ВГИКа, с четвертого курса начали работать на профессиональных площадках – это были ситкомы, сериалы, такие как «Трое сверху», «Крем», «Папины дочки» (1 сезон).

В общей сложности мы пробыли в Москве десять лет, почти никуда не выезжая, работая с утра до ночи. Я очень люблю этот город, считаю его своим домом. Там все происходит быстрее: и накопление информации, и реализация каких-то идей. Говорят, москвичи – задаваки, но ничего подобного. Я учился с детьми очень известных людей. Никогда от них не слышал никакого пренебрежения.

Вернулись, потому что ситуация так сложилась. Кризис в стране в первую очередь ударил по дорогому производству. Проекты заморозили, деньги закончились. С другой стороны, я понимал, что сделал и увидел в Москве все, что мог. Мы быстро решили, что пора вернуться в Самару, хоть я и не очень хорошо представлял, чем буду здесь заниматься. Но начал работать режиссером на ТВ-канале, а потом стал преподавать, учить фотографии и всему, что связано с видео. Мне нравится эта работа. Я по-прежнему сам много фотографирую, снимаю документальные фильмы, игровые короткометражки.

К тому же здесь начался новый этап биографии, у нас родилась дочь. Но я не зарекаюсь от того, чтобы вернуться. Если судьба такая, то уедем, почему нет.

Фото обложки отсюда

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook