Интервью с создателем уникальной коллекции тяжелых мотоциклов в Самаре

БАЙКИ И СКРЕПЫ

Интервью с создателем уникальной коллекции тяжелых мотоциклов в Самаре

Автор:


4 698

В пяти километрах от Самары, в Петра Дубраве, завершилось строительство музея мотоциклов «Мотомир Вячеслава Шеянова». В музее собрана самая полная в мире коллекция тяжелых мотоциклов 30-40-х годов. Он еще не открыт для массового посетителя, но его создатель, коллекционер Вячеслав Шеянов, говорит, что осенью уже можно будет приезжать и любоваться расцветом мотоциклетной империи.

ДГ съездил в Петра Дубраву, поглядел на мотоциклы и поговорил с Шеяновым о том, как он собирал свою коллекцию, о мотоциклах, гонке вооружений и душе, которую нельзя продать.

 ~

«Мотомир» работает в выездном режиме — за последний год посетил практически все крупные выставки от Санкт-Петербургского международного мотосалона до Московского международного автосалона. Сейчас музейный комплекс готовится к сдаче в эксплуатацию и представляет собой огромное здание, внутри которого на площади более 1600 кв. м разместилась экспозиция, освещающая эволюцию технической и дизайнерской мысли золотого века мотостроения. Ядро коллекции состоит из мотоциклов, чей объем двигателя превышает 800 кубов, таковые производились лишь в 14 странах мира и собраны «Мотомиром» полностью.

— Помимо этого собраны специально разработанные серийные военные мотоциклы, мотоциклы с четырехцилиндровым двигателем и трициклы. Ласкают глаз стоящие в ряд немецкие BMW и завораживающе красивый «Белый тигр», элегантные, прямо-таки с иголочки элитные «англичане», невероятная трехметровая чешская такса, всем известные «харлеи», советские красавцы ПМЗ и Л-300 и даже реплика советского мотоцикла, воссозданного «Мотомиром» на основе архивных чертежей.

Здесь же расположилась мастерская, в которой пробитых пулями и потрепанных историей «боевых коней» возвращают к жизни. Тут мы и застаем Вячеслава Шеянова, который приехал для проведения первого весеннего лесного тест-драйва своих питомцев.

Вячеслав Шеянов
Вячеслав Шеянов

Парень с рабочей окраины

— Меня все спрашивают, какое отношение имеет музей мотоциклов к Петра Дубраве, почему он открылся именно здесь… Во-первых, я уроженец этого славного поселка. Как мне раньше в Москве говорили – «парень с рабочей окраины», чем я и горжусь. Наверняка все смотрели нашумевший фильм Звягинцева «Левиафан». По мне, обычная ремеслуха, нет там ничего: ни режиссерского таланта, ни актерской игры, ни творчества… Чего стоит сюжет! Такие сюжеты все чаще проходят в «новом российском кино», они фантасмагоричны и повествуют о том, что русские все поголовно пьяницы, развратники и в жизни ничего делать не умеют. Я с этим не согласен.

— Я искренне считаю, что русские – великая нация. Россия такая же, как Америка, мы можем добиваться больших результатов, пусть даже в таких маленьких вещах, как хобби. И вот мой ответ! Хотя я, собственно, никому вызов не бросаю, но мое увлечение, оно как-то само переросло в то, что, по сути, является нашим национальным достоянием. Мое хобби вылилось в самую полную в мире коллекцию тяжелых мотоциклов 30-40-х годов.

Золотой век мотостроения

— Расцвет мотоциклетной империи скоро сможет увидеть каждый самарец, посетив музей «Мотомир». Коллекция строго систематизирована и охватывает период с начала 30-х до конца 40-х годов, который называют золотым веком мотостроения. Именно в эти годы мотоциклостроение достигло своего максимума: пик мощи и технической мысли. Это хорошо видно по такому показателю, как скорость. В 30-40-е годы средняя скорость мотоцикла росла в экспоненте и достигла 300 км/час (рекорд 1939 года). Это характеризует коллекцию. Здесь, как в Ноевом ковчеге, собралось каждой твари по паре. Вы сами можете увидеть и оценить разнообразие конструкций и техническую сложность экспонатов. Вот стоят знаменитые военные «харлей дэвидсоны». По большому счету их внешний вид с тех времен не сильно-то изменился. «Золотой стандарт» выдержан и существует до сих пор, разве что с малейшими дополнениями.

— Крайне интересна связь мотостроения с российской историей. Почему именно в те годы оно получило такое развитие? Годы великого перелома, 30-40-е… Все готовились к войне. Война витала в воздухе, все вооружались и думали, как победить… В России, к тому времени несколько окрепшей от событий гражданской войны и революции, началась индустриализация. Все армии мира вступили в гонку. И был тогда такой военный теоретик по фамилии Триандафиллов. Он успел написать только два труда, один из которых – «Характер наступательных операций современных армий», и разбился на самолете, столкнувшемся в темноте с заводской трубой… Во главу угла он ставил моторизацию войск, дающую возможность глубоких рейдов в тыл врага и подрезание коммуникаций. Трагичность заключается в том, что его теорию взяли на вооружение немцы и с блеском отработали в знаменитой тактике блицкрига.

Это сейчас мотоциклы просто фан: зажечь, прокатиться, а тогда они рассматривались как основная мотоманевренная единица армии.

— Это сейчас мотоциклы просто фан: зажечь, прокатиться, а тогда они рассматривались как основная мотоманевренная единица армии. Только 14 стран мира обладали компетенциями в мотостроении. И вот гонка началась: кто лучше, быстрее и качественнее сделает мотоциклы, пригодные для армейских операций… Всех превзошли немцы. Мотоцикл стал символом вермахта. Однако немецкая мотопромышленность того периода была самой массовой, но не самой лучшей.

Конец золотому веку положил изобретенный в 1942 году знаменитый американский джип Willis. Он был дешевле, технологичнее, имел четыре колеса, а это всегда лучше, чем три.

Единственный в мире

— Когда мое хобби переросло в формирование систематизированной коллекции, я оставил свой выбор на тяжелых мотоциклах. Золотой век и тяжелые мотоциклы – это два кита, третьего пока нет, на которых держится земля мотоциклетная. Тяжелый мотоцикл лучше, дороже, надежнее, престижнее, а с инженерной точки зрения он еще и сложнее. Он меньше ломается, больше везет, лучше свои функции выполняет. У меня в голове сложилась картинка, что все 14 стран мира, участвовавшие в гонке, должны присутствовать в «Мотомире». За главный критерий отбора мы взяли мощность, объем двигателя. И так были собраны все мотоциклы тех лет свыше 800 куб. см всех производителей. Сейчас в коллекции есть все, без исключения, без пробела.

— В мире есть тысячи коллекций мотоциклов, среди них гигантские, в которых насчитывается сотни и тысячи моделей. Но ни в одной стране мира нет такого музея. Обычно у коллекционеров представлены мотоциклы какого-то одного производителя. Это могут быть стоящие в ряд разные модели BMW, отличающиеся друг от друга чем-то совершенно незначительным, и это не интересно. В «Мотомире» абсолютно разные конструкции, концепции, подходы… Экспонаты объединяет только название «мотоцикл», а так они все разные, едут по-разному, обладают разной степенью надежности.

Каждый мотоцикл отражает характер своей страны. Итальянские трициклы «крикливы», по работе двигателя их можно отличить от любого мотоцикла, у них резкая отсечка, очень громкий выхлоп. У меня сразу ассоциация с Муссолини – он же был крикливый, говорливый.

— В процессе создания коллекции начинаешь подмечать, что каждый мотоцикл отражает характер своей страны. Итальянские трициклы «крикливы», по работе двигателя их можно отличить от любого мотоцикла, у них резкая отсечка, очень громкий выхлоп. У меня сразу ассоциация с Муссолини – он же был крикливый, говорливый. А вот, например, мотоцикл Puch. Как вы думаете, кто у него производитель? Посмотрите на его коляску с такой сафьяновой кожей, на его обводку красным, он напоминает музыкальный инструмент, коляска как будто опера… Сразу видно, австрийский мотоцикл!

— У каждого из трех «харлеев» интереснейшая судьба, каждый сам по себе уникальнейший экземпляр. Вот на одном из них написано USN – аббревиатура военно-морского флота США. Около номера двигателя и года выпуска 1940 стоит маленький значок якоря. То есть на нем морская армия передвигалась по суше. Это редкий мотоцикл, их было выпущено всего 8 штук.

Охота на мотоциклы

— Какое-то время в начале 90-х я занимался бизнесом по продаже мотоциклов. Прошло уже 50 лет после войны, и оказалось, что в России разбросано много мотоциклов как трофейных немецких, так и американских «харлеев», которые в нашу страну поступали по ленд-лизу (программа помощи американцев нам в годы Великой Отечественной войны). Выглядело это примерно так: находили мотоцикл, приезжали в деревню и у мужичков преклонного возраста меняли «харлей» на незаменимый на селе трехколесный «муравей».

— До сих пор помню свой первый опыт: есть у нас село Красноармейское, немного на юге от Самары, приезжаем и говорим: «Слышали, что «харлей» у вас есть. Не хотите ли обменять?» Меняли легко, потому что на «харлеи» не было ни запчастей, ничего. «Муравей» стоил тогда условно 500 долларов, а если «харлей» в Польшу отвезти, то можно было продать там его за 1000-1200 долларов. Тогда нам казалось: громадные деньги! Поляки на нас тогда смотрели свысока. Меня это задевало, и это стало дополнительным толчком к созданию собственной коллекции мотоциклов.

Во Франции дедушка живет, у него есть нужный мне мотоцикл, и он готов продать, но с условием, чтобы я не вывозил его из Франции. Я не могу обманывать старого человека – я ему так и сказал, что увезу мотоцикл в Петра Дубраву…

— С развитием средств коммуникации добывать необходимые модели мотоциклов стало гораздо легче. Во-первых, все, кто профессионально занимается продажей ретро-мототехники в мире, меня знают. Все спешат мне предложить что-то. Во-вторых, есть такие вещи в коллекции, которые были выпущены в 8 экземплярах. Один есть у меня. А есть, которые были выпущены в двух экземплярах. Каждый из них – национальное достояние страны. У меня их нет, но я знаю владельца, у которого есть. Например, во Франции дедушка живет, у него есть нужный мне мотоцикл, и он готов продать, но с условием, чтобы я не вывозил его из Франции. Я не могу обманывать старого человека – я ему так и сказал, что увезу мотоцикл в Петра Дубраву…

— Раньше вот Интернета не было, мы давали объявления в газетах, причем не только в России, но и в Европе. Кстати, есть хорошая форма общения на Западе – ярмарки. Они проходят на протяжении почти двух веков. Германия славится своими ярмарками в городе Манхайм. Мы один раз замеряли, за два дня прошли пешком 25 км и ни разу не вернулись на одно и то же место.

Богатство в мотоединицах

— География мотоциклов в музее представлена 14 странами мира: Япония, Советский Союз, Польша, Чехия, Дания, Германия, Италия, Австрия, Франция, Англия, Соединенные Штаты Америки, Швеция, Швейцария,  Бельгия. Всего 93 мотоцикла. В зале музея скоро будет открыто для зрителей примерно 52 экспоната, остальные пока находятся в Москве на выставке, что-то в реставрации…

— Я не собиратель, не фанатик. Красть не пойду. У меня нет мечт, есть только цели. Конечно, хочется, чтобы коллекция была полной, но умный в гору не пойдет, умный гору обойдет. Я абсолютно уверен, что этот французский старичок рано или поздно продаст мне свой «Доллар В-4», куда он денется. Была у меня еще одна цель – купить один из четырех существующих «Браф Супериоров» (Brough Superior). И я его купил. На прошлой неделе был в Швеции, там тоже есть мотоцикл, которого нет в моей коллекции. Шведы сделали прототип тяжелого мотоцикла с приводом на колесо коляски, что-то типа «цундапа». В принципе я двигатель от него нашел, а в мотоцикле, как известно, самая сложная часть — это как раз двигатель. Вокруг него можно и реплику построить. Так вот, был я в их музее, где стоит прототип этого мотоцикла. Музей меньше, чем у меня, вполовину, причем мотоцикл где-то в запасниках стоит. Но продавать отказываются – национальное шведское достояние, нельзя. Я говорю: «У вас же не целостная коллекция, давайте я вам какой-то мотоцикл из своих подгоню?». Я бы отдал за него «pикуо» (Rikuo), тоже редкий мотоцикл, или Puch, а себе бы еще нашел. Так нет же. Вот шведский я точно нигде не найду, потому что их всего два в мире. Достать его не мечта, а снова цель. Надо просто все организовать, подружиться с директором музея, понять, что он за человек. Надо делать дело, а не мечтать. Собрать такую коллекцию не сложно, были бы желание, деньги и определенная настойчивость.

— Коллекция – хорошее вложение денег. Она уникальная, так что если у меня кто-то захочет ее купить, я могу называть любую цену. Мне китайцы как-то предлагали купить ее целиком. У нас есть сайт, в том числе на английском и китайском языках. Они вышли на меня, сначала стали спрашивать, кто мы такие и есть ли эта коллекция в действительности. Даже по гуглу смотрели, где мы находимся. Убедились, что музей стоит, все реально, по факсу прислали предложение и приглашение на переговоры. Но я им ответил отказом, хотя они мне давали в три раза больше, чем она стоила на тот момент. Я считаю, это не продается, потому что нельзя же продать часть души.

Любимчики

— Любимые мотоциклы у меня – все. А с точки зрения прокатиться – немецкие мотоциклы времен войны – BMW и Zündapp. Есть красивые – например, сине-белый, здоровый красавец Indian. На нем мы впервые выехали в свет в Санкт-Петербурге на мотофестивале «Волхонская верста». Естественно, это был шок для всех, потому что он сам по себе мотоцикл редкий, дорогой, на нем в 30-е годы любили ездить гангстеры, считалось, это очень круто. К сожалению, после войны производители Indian разорились, сейчас они делают мотоциклы в единичных экземплярах, тогда же это была наряду с «харлеем» одна из основных фирм-производителей мотоциклов в Америке. Он, конечно, потрясающий!

— Еще один интересный экспонат, в том же году был на «Волхонской версте» — Matchless Silver Hawk, редкий, английский мотоцикл. В 30-м году он стоил баснословных денег – примерно 25 тыс. долларов США. Это было время Великой депрессии, и он был такой дорогой, что их никто не покупал. При этом считалось, что если у тебя нет «Мачлес Сильвер Хоука», то ты не джентльмен.

— Как человеку со спортивной жилкой мне нравится испытывать мотоциклы: как идет по грязи, по каким дорогам может пройти… Мой двоюродный дед Гриша воевал против «рикушек», а сам ездил на «харлее», и мне интересно понять, хуже «харлей», чем «рикуо» или нет, насколько он надежнее и проще. Я задаюсь вопросами: а как ученые его испытывали, а как немцы на них ездили… Я не фанатик, не мотоциклист. И на этих мотоциклах я, может, 3-4 раза в год прокачусь, когда приезжаю к родителям в Петра Дубраву. Но я получаю особые технические впечатления, когда провожу своего рода тест-драйвы, коллекционирую эмоции.

Немцы против русских

— Меня обычно спрашивают, что круче – немецкие мотоциклы или русские? Так вот критерий тут один – кто в войне победил, тот и лучше, а победили русские. Они сделали мотоциклы, попробовали, не идут, тут же стали другие делать… Русские — великие ребята, со смекалкой! Закупили через Швецию 5 мотоциклов BMW, опробованных немцами в 40-м году, когда всего за 3 недели Германия расколошматила Францию. Разобрали один военный BMW R-71, а через три месяца запустили свой мотоцикл М-72. Пока немцы делали «цундапы КС-750″, навороченные, похожие на БТР, монстры, мы шли по пути упрощения мототехники. Кстати у этого «цундапа» интересная судьба: на нем реально воевали немцы, нашли мы его под Воронежем, а если открыть крышку бака, видно пулевое отверстие. Стреляли в него с земли, откуда-то с дороги, из-за кустов. Читается прямо траектория пули.

— Однако если меня спросят, какой все-таки лучший мотоцикл, я покажу на Zündapp и BMW, основные армейские мотоциклы. Немцы производили один такой мотоцикл, а мы – два попроще и подешевле. У наших первых тяжелых мотоциклов ПМЗ А-750 не особо инновационная конструкция. Только почему русские грамотные парни – потому что наш мотоцикл едет-то не хуже, только немцы на своем втроем едут, а наши – вшестером. Триандафиллов в действии. Если гранату бросят в немецкий «цундап», он также взорвется, как и наш. Так какая разница!

Конфетка из ржавчины

— Зачастую мы приобретаем ржавые мотоциклы, порой просто кучи металлолома. Уже здесь, при музее, их реставрирует команда механиков. На реставрацию каждого пришедшего в коллекцию экземпляра уходит примерно год. Сделать так, чтобы «машины» 70-летней давности ездили, большой труд. А у нас они все на ходу. На любой можно сесть и поехать. Те же мастера после поддерживают отреставрированные мотоциклы в надлежащем техническом состоянии. Работа «Мотомира» тщательно и разумно структурирована, все сотрудники, включая механиков, работают в системе корпоративного управления «Мегаплан», а качество нашей командной работы оценивается на основе системы показателей эффективности.

— Сейчас, например, здесь стоит швейцарский мотоцикл Universal A-1000. Он был отреставрирован ранее, сейчас он обслуживается, подкрашивают к нему боковые крылья… Также в мастерской стоит Royal Enfield, самый тяжелый, красивый, английский мотоцикл тех времен.

На каждый мотоцикл есть своя карта техобслуживания. Механики знают, что в двигатель должно подаваться масло, подшипники должны быть смазаны, а горюче-смазочные вещества должны быть правильно залиты. Все должно крутиться, работать.

— Я надеюсь, что наше общее командное увлечение перерастет в то, что народ захочет сюда приезжать. Чтобы мотоциклы не стояли без дела, а были живой историей. Я хотел бы ввести какой-то образовательный курс в местной школе, например, сделать при музее станцию юных техников. Чтобы ребята разбирались в мотоциклах, могли не только прокатиться, но и отремонтировать ту или иную модель. Это не только, что называется, пригодится в жизни… По сути, я хочу, чтобы «Мотомир» был скорее клубом, а не просто музеем. Живая история, движение – для мотоциклов это хорошо. Представьте, если каждый по разу хотя бы прикатится хотя бы на одном из 93 мотоциклов, это значит, что почти 100 человек сразу получат удовольствие!

40 стран мира

— Мы хотим, чтобы как можно больше людей узнали о музее мотоциклов, приехали к нам. Сейчас есть отличные современные инструменты – соцсети. Мы в «Фейсбуке» завели аккаунт всего полгода назад, и у нас уже 7,5 тыс. подписчиков. Понятно, что очень много иностранцев, но примерно половина – из России. Я недавно попросил нашего директора Сергея Васенёва дать статистику по группе в «Фейсбуке». Оказалось, география аудитории «Мотомира» шире Москвы и Петербурга, да и вообще России, ежедневно в нашей жизни участвуют поклонники мототехники из 40 стран мира!


Добраться до музея можно как на машине в сторону Смышляевки, Стройкерамики и т.д., так и на пригородном транспорте, идущем от пл. Кирова. Точный адрес: пос. Петра Дубрава, ул. Климова, 2Б. Если очень захочется посмотреть на коллекцию, попробуйте напроситься. Может, и покажут.

Военные мотоциклы из «Мотомира» можно будет увидеть в мае на ГСК «Склон» на открытии мотосезона.

Текст: Светлана Гребенникова, фото из коллекции «Мотомира»

Комментарии: