Былое и думы Мехзавода. Часть 1

ОН ПОРЕЖЕТ ТЕБЯ НА МЕХА.

Былое и думы Мехзавода. Часть 1

Автор:

СПЕЦПРОЕКТЫ
1 155

Сегодня мы поговорим о самом крупном из трех северных самарских богатырей — Мехзаводе. Наряду с Управленческим и Красной Глинкой он является одним из столпов Красноглинского района и таит в своей истории немало интересного.

Крутые ключи прошлого

Уже к концу  XVIII века эта территория была обжита и именовалась – Крутые Ключи. Жили здесь отставные ладмилицкие солдаты, которые несли службу на построенной в начале 1730-х годов Ново-Закамской оборонительной  линии.
Имя свое этот населенный пункт получил из-за оврага Крутого, который располагался неподалеку. На его дне били ключи, образовывая небольшой ручей.  Крутые Ключи конца XVIII века были не чета современным кошелевским— их население составляло всего 61 человек.
В начале XIX века они получили новое имя – Крутый Хутор. Именно под таким названием будущий Мехзавод попал в атлас Самарского уезда Симбирской губернии 40-х годов XIX века.

Нестор Постников.

Мехзаводской кумыс

В 1858 году это место для своих кумысолечебных экспериментов выбрал Нестор Постников. Конечно, вы резонно заметите, что его знаменитая на всю Россию здравница располагалась близ Винного (он же Постников, он же Подпольщиков) оврага. Да, это так, но само производство кумыса происходило именно в Крутом хуторе. К началу первого лечебного сезона туда были доставлены 25 кобылиц, купленных в Уральске,  а с ними некоторое число киргизов, которые и должны были на первых порах обучать местных жителей готовить тру-кумыс.
В начале 1860-х годов Постников разбивает близ хутора пруд, который сохранился до наших дней (пересечение улиц Крестьянка и Совхозной). А к 1873 году здесь обустраивается небольшой филиал его кумысолечебницы, который получает среди самарцев название – «Дальний кумыс».

Предназначался он для двух видов клиентов:
— Не очень состоятельных, которые не могли себе позволить проживание в лечебнице Постникова оврага, которое в среднем обходилось в 65 рублей за месяц. На Крутом Хуторе прайс был куда демократичней за счет более спартанских условий проживания – всего червонец.
— Хардовых дауншифтеров, которым лечение в Постниковом овраге казалось слишком суетным из-за близости городской черты.

DSCN1501-001

Расцвет и закат бизнес-империи

Не менее предприимчивым оказался и сын Нестора Постникова – Борис.  Им была построена современная кумысная мастерская, а в 1895 год они на пару с отцом открыли способ долговечного хранения кумыса на основе пастеризации. Разбив таким образом главный камень преткновения – срок годности этого молочного продукта, Постниковы смогли выйти на мировую торговую арену. Кумыс стали активно экспортировать как в другие российские города (включая столицы), так и в зарубежные страны.

В 1915 году на тогда уже Хуторе Постникова, был построен санаторий зимнего типа. Собственно, это здание единственное из всех построек кумысолечебницы, которое дожило до наших дней (совр. Аккерманская, 3 ). После революции 1917 года здравница Постникова была заброшена.  Деревянные постройки были разобраны на дрова, кумыс вместе с его лечебными свойствами испарился в огне мировой революции.

Тот самый зимний санаторий.
Тот самый зимний санаторий.

Между Гражданской и Великой Отечественной


Снова закипела жизнь на этой территории только к 1927 году. Именно тогда несколько инициативных, но неимущих крестьян из Смышляевки получили разрешение на то, чтобы занять здесь земельные участки для своих сельскохозяйственных нужд.  Хутор Постникова превратился в хутор Крестьянка, затем в колхоз Заря, а потом в совхоз Волжская Коммуна.  Но все изменилось в конце 1930-х годов.

Как вы все наверняка знаете, в тот период планировалось построить ГЭС в районе Жигулевских ворот, близ современного поселка Управленческий.  Для нужд этой грандиозной стройки было мобилизировано множество ресурсов, а одной из главных ее вспомогательных точек стали окрестности хутора Крестьянка.
Уже к сентябрю 1937 года здесь разместился лагерь, в котором на благо родины предстояло трудиться пяти тысячам зэков. Рядом возводился механический завод, который должен был обеспечивать потребности строителей гидроузла (был принят в эксплуатацию в 1938 году).

Заключенные должны были выполнить следующие задачи:
— Отстроить жилую часть лагеря.
— Рабочий поселок для заводчан (так называемый ИТР-городок, на территории нынешнего 3 квартала).
— Проложить участок Красноглинского шоссе, от Мехзавода  до Горелого Хутора.
— Проложить ж/д пути от станции Козелковская  до Красной Глинки.
К слову о последних. Первоначальный план прокладки путей был примерно таким:

Скриншот 04.09.2014 140931

Но по причине слишком высокой сложности этого проекта с точки зрения рельефа местности, от него отказались. И протянулись железнодорожные пути так, как и можем мы их лицезреть сейчас, в обход Сокольих гор.

Схема выполнена самарским краеведом П.Л.Моисеенко
Схема выполнена самарским краеведом П.Л.Моисеенко

Военные годы

Когда милитаристские планы фашисткой Германии стали окончательно ясны, строительство ГЭС было отложено до лучших времен. Уже расправляла свои стальные руки-крылья Безымянка, и все силы были брошены на то, чтобы это «расправление» происходило как можно более быстрыми темпами.
Занимавшийся доселе «слабо вразумительной», с  военной точки зрения, деятельностью, завод близ хутора Крестьянка должен был в кратчайшие сроки «переодеться» в милитари.

25 декабря 1941 года Государственный Комитет Обороны СССР принял постановление об образовании Куйбышевского механического завода (КМЗ). Тогда же близлежащая территория получила свое современное название – поселок Мехзавод.  Задачей нового предприятия стало серийное производство бронекорпусов самолета ИЛ-2 и бронедеталей для других типов самолетов.

В Самару были эвакуированы оборудование и часть трудовых коллективов заводов из Подольска, Колпино и Таганрога. Несмотря на первоначальные трудности, уже скоро Мехзавод вышел на должные мощности.
В общей сложности за годы войны им были выпущены около 20.000 бронекорпусов  для ИЛ-2. Именно прочность последнего вкупе с надежностью мотора делали «горбатых» большой занозой в мягком месте немецко-фашистской военщины.
К слову, о живучести ИЛ-2. На одном из штурмовиков авиакорпуса генерала Каманина, вернувшегося из воздушного боя, механики насчитали более 500 пулевых и осколочных пробоин. После ремонта самолет снова встал в строй.

Комментарии: