"Я ДОЛЖЕН ЕГО СПАСТИ"

Интервью с создателем музея частных коллекций в доме Маштакова на Самарской

 1 599

Автор: Евгений Нектаркин

В памятнике деревянного зодчества – доме купца Маштакова — наконец начались работы. Более того, как это часто бывает в старых домах, рабочие нашли схрон с гильзами и патронами времён Великой Отечественной. Это, конечно, не клад на миллион рублей, но тоже интересная находка. ДГ сходил на стройку и узнал у коллекционера Дмитрия Хмелёва, владельца будущего музея частных коллекций, откуда в доме Маштакова гильзы, зачем он взялся за реставрацию ветхого памятника, сколько он планирует потратить на эти цели и когда откроется музей.


— Откуда в доме Маштакова гильзы? 

— Что-то нашли нашли на чердаке, что-то под полами. Эхо войны. Несмотря на то, что война не дошла до Куйбышева, ими буквально усыпан весь старый город. Мы часто их находим в старых домах.

— Зачем лично вам восстанавливать дом Маштакова? Не проще ли для организации музея купить помещение или взять в аренду?

— Если мы хотим создать такой музей, здание должно быть историческое. Дом Маштакова — визитная карточка города, я долго наблюдал за тем, как он разрушается, и решил, что я должен его спасти.

— В какие сроки планируете закончить реставрацию?

— Начнём с того, что бумажная волокита заняла почти год, и до сих пор все процедуры не утрясли. Дом — памятник архитектуры, всё очень сложно. Подчас одни законы противоречат другим. Не знаю, что бы я делал без поддержки Александра Евсеевича (Хинштейн — прим. ред.). Сегодня здесь проходило выездное совещание — были сотрудники из департамента управления имуществом, из администрации города, решали вопросы взаимодействия.

— Но чтобы “войти” в здание и приступить к реставрационным работам, нужна последняя бумага от Управления охраны памятников. Она сейчас на выходе. Чтобы время не тянуть, мы вышли пока на аварийно-восстановительные работы, не касаясь исторического наследия. Сейчас откапываем фундамент, хотя планировали провести его укрепление ещё в июле.

— Так что, можно сказать, что мы на финишной прямой и приступили к работам. Они будут проводиться планомерно, каждый день. Открыть музей планируем через год. Хотим закончить пораньше, но я, как нормальный строитель, беру с запасом.

— Опыт у меня уже есть — сгоревшее здание, в котором сейчас размещается арт-центр на Мичурина. В свое время это были три стены с горой мусора. Моя компания его отреставрировала.

— Какую сумму планируете потратить на реставрацию дома Маштакова?

— Ну точно не 50 миллионов, которые посчитал город. Я думаю, что мы уложимся до 10 миллионов. Это, так сказать, с запасом.

— Отреставрировать за 10 миллионов дом Маштакова? Это реально?

— Конечно! Если взять эти 50 миллионов, 20 миллионов из них будет составлять НДС. Прибавьте другие налоги и прибыль, которую закладывают в любую смету, получите названную сумму. К тому же, у меня свои материалы и рабочие.

— Когда ты делаешь всё для себя и на свои деньги, найдёшь все возможности, не теряя качества и не нарушая закона, сэкономить. Чужими деньгами легко распоряжаться. Своими… Десять раз всё пересчитаешь.

— Будете привлекать специализированные фирмы для реставрационных работ?

— Я объявил тендер на реставрацию декоративных элементов. Изъявили желание участвовать три фирмы резчиков. Из них и буду выбирать.

— Как будет решён вопрос с собственностью на здание после его реставрации?

— Он уже решён. Я взял его в аренду на 50 лет. Арендная плата — это расходы на его реставрацию.

— Какие планируете размещать экспозиции?

— Они будут сменными. В России и Самаре много коллекционеров, но вся проблема в площадях. Потому что большому музею они неинтересны. У них свои фонды, планы и так далее.

— Мы хотим развивать в городе движение коллекционеров, создать нормальный клуб, не как сейчас — пришел-купил-продал. Надо привлекать молодежь, опять же в стране запрос на воспитание патриотизма, а вся история у нас в руках. Мы хотим создать живой музей, создать здесь движение, чтобы люди сюда ходили.

_DSC0829

— А вы сами в эту тему вовлечены?

— Я коллекционер. Сейчас в городе выставлены три мои коллекции — в Литмузее “Тыловое детство” основано на моей коллекции. На железнодорожном вокзале выставлена моя экспозиция, посвящённая железной дороге. И ещё одна выставка в музее ПриВО.

— Раньше все коллекционеры находились в подполье. Последние два года я чувствую в городе интерес к нам. Про нас стали люди узнавать. Кстати, Александр Хинштейн — тоже коллекционер. У него серьёзное собрание знаков отличия силовых структур. Это очень котируемая тема в наших кругах. И он не просто собирает, он во всем этом разбирается. Александр Фетисов давно собирает военные и спортивные знаки Советского Союза. Вот почему мне с ними легко работать, потому они понимают, о чём речь, и также заинтересованы в появлении музея частных коллекций в городе.