Нейросеть тебя вылечит

Как цифровой портрет тела человека помогает его лечить (и причем здесь Самара)

 390

Автор: Евгения Новикова

.


,

Самара может ассоциироваться не только с космосом, нефтью и газом — среди экспертов в российском здравоохранении наш регион уже известен по разработкам в сфере ИТ-медицины.

На «Дне открытых данных» в редакции «ДГ» директор Института инновационного развития СамГМУ Александр Колсанов рассказал про самарские разработки и объяснил, почему цифровизация здравоохранения — это хорошо и в какие сферы медицины сегодня охотнее всего инвестируют деньги.

Тренды: карманная диагностика и большие данные

Многие медицинские разработки сегодня так или иначе укладываются в нацпроект «Здравоохранение». В его основе лежит популярная в мире идеология «четырех П»: современная медицина должна быть предсказательной и превентивной (предупреждающей), персонализированной и партисипативной (от англ. participate — участвовать). На деле это значит индивидуальный подход к каждому пациенту и вовлечение его в процесс принятия решений, а самое главное — выявление заранее рисков заболеваний и системная профилактика. Сегодня эту работу сильно облегчает тот факт, что геном человека полностью раскрыт. Каждый может получить свой генетический паспорт, узнать свои риски и заранее подобрать оптимальный способ лечения.

Колсанов

При этом от генетики, по словам Колсанова, продолжительность жизни человека зависит всего на 30%. Еще на 20% влияет медицина, а остальные 50% приходится на онлайн-диагностику. Имеются ввиду персональные гаджеты, которые проверяют состояние пользователя, делятся результатами и влияют на повседневные действия, такие как занятия спортом и рацион. Подобные носимые устройства — одно из самых привлекательных направлений для инвестиций в сфере медицины.

Охотно деньги вкладывают и в телемедицину. Это про электронные рецепты и консультации онлайн, когда пациента из райцентра можно показать специалисту ведущей клиники где угодно в России, а в перспективе — и за рубежом.

Третье — это проекты в сфере искусственного интеллекта. В Америке разрешены уже десятки таких проектов, в России — еще ни одного, но около 30 находятся на разных стадиях разработки. По мнению Колсанова, половина из них дойдет до рынка.

Да, в перспективе роботы могут заменить медработников в приемном отделении — система с приятным голосом и на хорошем языке будет спрашивать пациентов о жалобах и давать предварительные рекомендации. Однако это еще не значит, что люди останутся без работы. Уже сейчас некоторые вузы готовят других специалистов — по уходу за работами, по работе с виртуальной и дополненной реальностью.

«Эксперты все же за использование искусственного интеллекта, потому что это эффективный инструмент для принятия взвешенных решений. Но машина никогда полностью не заменит суперспециалистов — в области хирургии и нейрохирургии, например. Кто-то опасается, что уйдет эмпатия — визуальный контакт, разговоры о детях и внуках и так далее. Но для ухаживания за пациентами наверняка будут более мягкие, лояльные роботы… Технологии нельзя остановить. Либо мы встраиваемся в новую реальность, либо волна изменений нас снесет», — говорит Александр Колсанов.

В нацпроект «Здравоохранение» отдельным пунктом включено создание единой информационной системы для медучреждений. Пациентам не нужно будет ходить с рентгенограммами из одной больницы в другую. У каждого появится свое «облако» — хранилище данных, куда с согласия пациента сможет зайти врач и все посмотреть. Это должно ускорить многие процессы.

Работа с большими данными — один из главных приоритетов современного здравоохранения. Анализ данных множества пациентов дает возможность, к примеру, спрогнозировать эпидемию гриппа и заранее закупить препараты, оснастить медучреждения, организовать прививочную кампанию.

Сегодня большими данными активно интересуется Китай, говорит Колсанов. Были попытки купить обезличенные данные в России, чтобы на их основании проводить исследования и строить какие-то закономерности, использовать их в своих решениях, в разработке уникальных продуктов. Это серьезный капитал, который может быть монетизирован и использован. С другой стороны, есть сомнения в объективности этих данных — они разнородные, неясно, по каким критериям они собирались. Они могут ввести в заблуждение тех же роботов. Но на этой случай есть страховые компании, которые штрафуют медучреждения за неправильную работу.

Это перспективно, и одна из главных задач медицины — использовать эти технологии, чтобы в первую очередь разобраться с заболеваниями сердца и онкологией. Это два главных бича.

Нейросети и 3D-модели пациентов

Самара на мировом уровне должна ассоциироваться с ИТ-медициной — такую цель поставили себе в институте инновационного развития. Как утверждает Александр Колсанов, в России эксперты уже признают авторитет самарских специалистов в этой области, и сейчас начался выход на зарубежные рынки. Делается это через конкретные продукты, которые внедряются в медицинскую практику.

Один из них — PACS-система «Луч-с». Программа позволяет с помощью нейросети распознавать патологии, работать с радиологическими изображениями, микроскопическими, офтальмологическими и эндоскопическими данными, интегрируется с любыми системами хранения медицинских данных.

«Этот проект финансировался Минпромторгом России. В системе есть небольшой модуль, автоматическая сетка, которая выделяет области, на которые врачу стоит внимательнее посмотреть. Это работает как второе мнение, но в перспективе рентгенология – одна из тех сфер, где роль врача будет снижаться», — поясняет Колсанов.

Второй самарский проект позволяет моделировать кровоток. Конкретно, при трансплантации почки, можно спрогнозировать, приживется орган или нет и под каким углом, к какому сосуду его лучше пришить, чтобы учесть все анатомические особенности.

С большими данными и искусственным интеллектом связан проект, который самарский институт инновационного развития реализует совместно с НИИ травматологии Москвы и компанией IBN. Смысл простой: с помощью телефона фотографируется образование на коже, информация обрабатывается и ставится диагноз. Точность составляет порядка 95%. В эту работу вовлечены несколько регионов, идет сбор данных.

Наконец, предоперационное планирование облегчает проект «Автоплан», с помощью которого можно построить 3D-модель реального пациента. Недавно оборудование зарегистрировали в Росздравнадзоре. В продажу он поступит со второго квартала этого года. К этому команда института шла год и три месяца.

Следите за нашими публикациями в телеграме на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook

comments powered by HyperComments