ДОКОМПЬЮТЕРНЫЕ ИГРЫ

Наталья Фомина вспоминает игры, в которые играли в её детстве

 732

Автор: Редакция

В честь Дня защиты детей ДГ попросил писательницу Наталью Фомину вспомнить игры, в которые детвора играла в её детстве. Теперь мы подробно знаем правила «ляг» и «кондал».


И совсем неверно, что в доайфонные времена все буквально дети земли только и делали, что играли в подвижные игры или стартовали поминутно в кедах. Всегда находились те, кто сидел в сторонке и жадно сплетничал, красил ресницы, кидал «ножички» или просто тихо дышал. Но среда все-таки делает человека, так что с правилами игр были знакомы все.

ВЫШЕ НОГИ ОТ ЗЕМЛИ

Все начиналось так: по двору бегал лохматый школьник с лихим криком: «Собирайся, народ, кто в выше ноги от земли играть идет!», при этом большой палец его руки был оттопырен вверх, будто бы школьник что-то активно одобряет. Но школьник ничего не одобрял, а палец готовил, чтобы за него послойно цеплялись желающие. В результате образовывалась движущаяся человеческая многоручка, что само по себе могло считаться полноценной игрой.

Ведущий определялся с помощью считалки. О, эти детские считалочки! У каждого имелась излюбленная: от безобидной «На златом крыльце сидели царь, царевич, король, королевич, сапожник, портной, кто ты будешь такой?», через лапидарную «Сели пчёлы на цветы, мы играем — водишь ты» и до угрожающей «Вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана, буду резать, буду бить, все равно тебе водить». Значит, выбирался ведущий, он стоял, а все остальные хаотично носились вокруг, пока ведущий не давал команду: «Выше ноги от земли!»

И вот тут надо было куда-нибудь запрыгнуть, причем мгновенно. Подходило разное: ступеньки, пеньки, лесенки, горки и даже крепкие деревья с удобно расположенными ветвями. Кто оставался внизу, проигрывал и заводил следующий тур.

Плохи ВЫШЕ НОГИ были тем, что быстро надоедали своей абсолютной бессмысленностью. Чем хороши – не требовали никакого дополнительного инвентаря. Потому что для ЛЯГ и ШТАНДРа нужен был мяч. А поди найди мяч, если только сунешься домой, тебя оставят немедленно мыться, обедать, вытирать пыль или навещать бабушку.

3344799-dvorovye-igry-sovetskikh-detej-foto

ШТАНДР

В нашем дворе штандр был разновидностью пряток, как и «двенадцать палочек». Но если в «палочках» у игроков на то, чтоб спрятаться, было ровно то время, за которое ведущий собирал двенадцать щепок, ритуально подброшенных, то в штандре ведущий ритмично набивал по мячу: «Штандр-штандр-александр-александр-штандр-штандр-штандр-стой!» И шел искать.

Знаю, существовал альтернативный штандр, но сознание его правил как-то не зафиксировало.

ЛЯГИ

Подразделялись на обычные и московские, и московские были, разумеется, круче. В обычных лягах ребята поочередно перепрыгивали через мяч, который кидался в стену. Стена должна была быть глухой, потому что окна и мяч в детских забавах плохо совместимы, подходили торцы домов. Особым дворовым шиком считалось «открыть форточку» — поднять ногу и пропустить мяч, не подпрыгивая, или прыгнуть «козлом» — повернувшись к стенке спиной.

В ляги играли преимущественно девочки. Гольфы разных расцветок съезжали на сандалии, косы хлопали по плечам, отросшие челки взлетали и возвращались на место, ровно до середины зрачков.

В московских лягах тоже фигурировал мяч, его кидали друг другу два игрока, а третий метался посередине и скакал через. Можно вообразить, что московские ляги похожи на ВЫБИВАЛЫ (или вышибалы), но это не так.

ВЫБИВАЛЫ

Игра жесткая, даже жестокая. Из играющих путем жребия выбирались два выбивающих. Они становились по краям так называемого поля. На поле располагались остальные ребята. Задача выбивающих — бросая мяч, попасть в товарища. Задача ребят в поле — увернуться от удара. Это базис. Надстройка менялась от улицы к улице. Например, выбивающий мог сделать бросок «картошка», покатив мяч по земле, тогда через него должны перепрыгнуть все полевые игроки. Или выбивающий кричал: «Бомба!», и уворачиваться было нельзя, а только можно было присесть и закрыть голову руками. Или если игрок ловил мяч (называется «лова»), то в следующий раз с поля не вылетал.

В выбивалы девочки играть не любили, но приходилось, потому что в выбивалы любили играть мальчики, а общие интересы сближают. Девочки предпочитали «резиночку».

07113951-upload-07-pic4_zoom-1000x1000-84606-630x415

РЕЗИНОЧКА

Бельевая резинка похищалась из трусов, трико и материных юбок фасона «татьянка». Связывались несколько кусков, чтобы получить замкнутый контур. Резинка натягивалась на две пары девичьих ног, в прямоугольник посередине впрыгивала третья девочка и сплетала там всякие узоры. Эта «резиночка» — по сути копия знаменитой «колыбели для кошки» (сat’s сradle) — игры с веревочным кольцом, натянутым на пальцы, когда шаг за шагом создаешь на своих расставленных руках узоры. К слову, правильного названия для игры с веревкой мы не знали, «колыбель для кошки» появилась позже, говорили просто: веревочка.

По школе ходили рекордсменки по «резиночке», чемпионки по «веревочке». В «веревочке» было хорошо то, что для исполнения требовались лишь суровая нитка и собственные руки. Идеальный вариант.

07122822-49f4da677ae53c88fcb356252a381331730590-520x394

КОНДАЛЫ

Странная из игр. Наверное, она все-таки называется кандалы – ну, оковы, наручники. Но из игровой речевки ясно слышится именно кондалы, ударение на первый слог.

Делились на две команды. И да, следовало найти побольше игроков, как минимум шесть. Команды становились друг напротив друга примерно в десяти метрах, брались за руки и принимались обмениваться репликами: Кондалы! – Скованы! – Раскуйте! – Кого? — Брата моего! — Как звать? – называлось имя «брата», который бежал и с разбегу пытался разбить сцепленные руки игроков другой команды. Если это сделать удалось, он уводил одного из ее участников с собой. Чаще всего играли в нешироких коридорах школы. Света там отчего-то всегда было мало, и возгласы в полумраке звучали волнующе.

Дурацкая игра. А речевка хорошая. Приятно ее выкрикивать, мне кажется. Может, группу «Наутилус-Помпилиус» именно кондалы вдохновили на создание легендарной песни. Да, я об этой: «Здесь можно играть про себя на трубе, но как ни играй, все играешь отбой».

И ЕЩЁ

Играли в «триколо-стоп»: ведущий загадывает слово, называет первую и последнюю букву, игроки гадают. Фишка в том, что когда звучит правильный ответ, ведущий быстро бежит, пока ему не крикнут: «Триколо-стоп!» (не знаю, что это означает). Потом определяли, сколько шагов до убежавшего ведущего: пять простых, семь гигантских, три муравьиных.

Играли в классики — конечно, девочки. Правила разнились. Некоторые придерживались версии начала века, когда биту нужно нести на ноге. Прыгать, и чтобы не упала. Но большинство выбирало современные условия игры: бита швыряется носком ноги, и, в зависимости от того, на какой меловой квадрат она попала, получаешь задание. Помню, что шестерка была «немая»: нельзя было издавать звуков.

5bd154b53ea55f65eb4aac7c9a259a6c

Прыгали через скакалку. Скакалки связывали, сняв рукоятки.

Играли в музыкантов — сложным образом переговаривались друг с другом с помощью цитат из песен. Например, один начинает: «Разве можно, разве можно топать коваными сапогами! Осторожно, осторожно, голубая земля под ногами!» А второй, подумавши, отвечает: «Опять от меня сбежала последняя электричка!»

Играли в «кис-брыс-мяу» — аналог фантов, с детски-эротическим подтекстом. Играли в «море волнуется раз», играли в «я монах в синих штанах», играли в «я садовником родился». Играли в путаницу — брались за руки и начинали «путаться» (переступать, закручиваться, подползать и умещать головы в образовавшиеся отверстия), не расцепляя рук. Играли в «да и нет не говорите» (особенно развлекало на экскурсиях на подшефный завод или во время пионерского слета), играли в молчанку и гляделки.

Боже мой, рассказываешь, и все кажется глупо и глупо. А ведь это чертово детство прошло – и ладно.