САМАРА 2.0

«Дока-Пица», «Деликатесы» на Ленинградской, обувь из коровьих шкур и другой самарский бизнес 1990-х годов

 3 117

Автор: Редакция

В 1990 году в аэропорту Курумоч был задержан подозрительный гражданин, в чемодане которого обнаружили «наличкой» 1 млн рублей — неслыханные по тем временам деньги. Гражданина задержали, началась проверка, которая в итоге установила, что деньги легальные, заработаны на посреднической сделке по продаже компьютеров. Сотрудники ОБХСС были в шоке.

Гражданина отпустили, извинившись перед ним. Фамилия этого бизнесмена через пару лет стала известна буквально каждому самарцу. Им был Владимир Захарченко.


В начале 1990-х годов начался массовый поход предприимчивых людей в бизнес. На передовой линии оказались комсомольцы, которые стройными рядами пошли укреплять банковскую систему. Среди них Владимир Сластенин, который возглавлял обком комсомола (ныне — главный по финансам в самарской мэрии) Андрей Когтев, Олег Синицын.

Александр Рахилькин, человек из первой плеяды самарских бизнесменов вспоминает:

«Сережа Черемисов, который командовал Ленинским райкомом, оказался в команде Льва Хасиса, известного по проекту Самарского торгового дома, а потом могильщика управляющего заводом «Авиакор». Мы недавно с Сергеем пересеклись в самолёте. Я ему говорю: «Смотри, ты сейчас крестик носишь, церковные праздники исполняешь, а в 1980-е годы ты был комсомольцем. Он совершенно роскошную фразу мне сказал: «Саня, зато я всё делаю искренне! В 80-е годы я был искренним комсомольцем, а сейчас я не менее искренний бизнесмен и верю в Христа!» Когда человек всё объясняет искренностью, вопросов нет. Пятёрка!

Лёву Хасиса  я очень хорошо знал, мы даже пытались с ним бизнес делать. До того, как Лёва возглавил авиационный завод, он держал Самарский торговый дом. Хасис и два Шмуклера. Это была малопонятная структура, созданная для того, чтобы через неё прокачивать деньги и товары, потом она разорилась. Я не знаю, кого-нибудь осколки завалили или нет, но банкротство состоялось. Потом он стал заведующим отделением АвтоВАЗ-банка. И АвтоВАЗ-банк спустя пару лет, году в 1996-м, наверное, тоже подошёл к своему разорению. Затем Лёва отправился внешним управляющим авиационного завода, несмотря на то, что у него за спиной была история двух крупных завалов. И завод после 3 или 4 лет странных каких-то выворачиваний внешнего управления оказался продан, причём с колоссальными долгами, с непонятной аудиторской проверкой новым инвесторам, после чего Лёва передвинулся в Москву создавать крупный продовольственный ритейл вместе с государством».

***

Сергей Арсентьев в конце 80-х годов был нацелен на серьёзную карьеру в юридической сфере, ради которой он даже вступил в партию. Но свобода предпринимательства захватила и увлекла за собой будущего депутата. Ещё учась в Куйбышевском университете, вместе в друзьями он создал первый в городе кооператив «Витамин», который занимался поставками продуктов. Партийные взносы Сергея Арсентьева тогда практически равнялись зарплате его педагогов, доцентов и профессоров. В начале 90-х годов сложился его бизнес-альянс с Алексеем Ушамирским, с которым они занимались обслуживанием аэропорта Курумоч в рамках кооператива «Авиалюкс».

Очередь на открытии магазина. Фото: Илья Круговой
Очередь на открытии магазина. Фото: Илья Круговой

Алексей Ушамирский смеётся: «У нас офис состоял из двух комнат в аэропортовской гостинице, в одной мы спали, в другой вели бухгалтерию. И бухгалтерия была смешная. Я вспоминаю такую амбарную книгу, куда мы записывали все приходы и расходы. Никакой налоговой инспекции тогда и в помине не было. Всё, что зарабатывали, мы вкладывали в развитие бизнеса. Ни о каких предметах роскоши тогда мы не думали, работали по 12-14 часов в сутки».

«Я там ел пельмени, которые мне казались ужасно вкусными. Но тогда любая еда была вкусной, потому что её не было!»

Олег Сысуев, до прихода на пост мэра Самары возглавлявший Красноглинский район, был свидетелем начала бизнеса двух будущих депутатов. Он вспоминает, как любил покушать в кафе «Авиалюкс». Дословная цитата: «Я там ел пельмени, которые мне казались ужасно вкусными. Но тогда любая еда была вкусной, потому что её не было!»

***

Торговые операции 1990-х годов сегодня поражают свое изобретательностью. Компания «Самараэкпорт», например, закупала коровьи шкуры вагонами в Казахстане, отправляла их в Литву, где из этих шкур делали  ботинки. Обувь приходила в Самару и реализовывалась по магазинам. Прибыль составляла до 100%. Или такой вариант: на заводе «Металлург» закупался алюминий, его отправляли в Баку, там взамен получали холодильники и реализовывали в Самаре. Изголодавшиеся от вечного дефицита люди сметали с полок всё. На те же годы приходится расцвет телекомпании РИО, которая была собрана в аббревиатуру из слов «реклама», «информация», «объявления». Коммерсанты очень любили приходить в программу «РИО-маркет», чтобы быстро продать товар. Потому что после того, как ведущие сладко рассказывали о пылесосах, чайниках или даже трусах (было такое), на следующий день склады пустели.

«Прежде чем открыть новый магазин, туда приглашали журналистов. Это называлось «реклама за еду»

Первый магазин брендовой одежды открыла компания «ПСГ» в цирке. Сергей Пушкин рассказывает, как под новый 1992 год поехали в Италию и закупили на полмиллиона долларов одежды. «Привозим её, открываем магазин 9 декабря, ценники умножаем на 3 и выручаем примерно по 70 тысяч долларов каждый день. Мы подумали: о-па, это золотое дно, давайте будем развивать такие магазины. Но пока мы были одни, было здорово и прибыльно, а потом появился второй, третий, четвёртый магазин у конкурентов, и наши достижения перестали быть выдающимися».

***

Первым цивилизованным магазином продуктов стал «Хасан и Слава» на улице Полевой (дом напротив нынешнего «Макдоналдса»). Там можно было купить не только шоколадки Mars и Snikers, не только ликер Amaretto и спирт ROYAL, не только сигареты Magna, L&M и Bond, но и вполне себе качественные заморские продукты. Хасан и Слава были яркими бизнесменами. У них был роскошный парк дорогих автомобилей, они жертвовали деньги на громкие пиар-проекты.

Здесь располагался один из магазинов фирмы «Хасан и Слава»

Среди самарских болельщиков известность торгового дома «Хасан и Слава» ничуть не уступала в прошлом году славе самого Аль-Халиди. Начиная с середины сезона на каждой игре звучало объявление, что фирма платит игрокам команды хозяев, забившим гол. В интервью изданию «Игра» в 1992 году Хасан Хабибулин рассказывал: «Нас не отпугнуло, что на матчи ходят немного людей, потому что наш расчёт строился не только на объявления на стадионе. О нас написали в газетах, пошли разговоры по городу… Я встретился с начальником команды «Крылья Советов» Вальковым, он очень удивился нашему предложению, но заинтересовался. Заключили договор… Мы деньги платили исправно, но наши партнёры не всегда сели себя порядочно. Объявления на стадионе делались коряво, иногда вообще забывали это делать».

Я тогда не удержался и спросил его: «Хасан, тебя не убили?»  «Нет, что ты, — ответил он мне. Я теперь никому не должен, и никто на меня зла не держит».

Впрочем, про порядочность самого Хасана Хабибулина в городе ходят легенды. Рассказывают, что он совершил невероятный «кидняк». Собрал огромные деньги с татарской диаспоры и пропал. Вместе с женой и ребёнком. Просто исчез, не оставив никаких следов. После этого Торговый дом «Хасан и Слава» прекратил свое существование. Но у этой истории есть продолжение. Александр Рахилькин рассказывает: «Я случайно встретил его в Вене на футбольном матче. Говорю ему: «Ба, Хасан, я тебя не видел лет, наверное, 15″. А он отвечает: «Нет, 14 лет 5 месяцев и 3 дня». Оказалось, что он жив, здоров и живёт в Праге. Только зовут его теперь Максим. Как он рассказывает, он рассчитался со всеми долгами. Я тогда не удержался и спросил его: «Хасан, тебя не убили?»  «Нет, что ты, — ответил он мне, — я теперь никому не должен, и никто на меня зла не держит». Он занимается каким-то международным бизнесом и, по его словам, даже иногда наведывается в Самару. И хотя я обращался к нему «Хасан», официально он обзывается Максим, вот так-то».

***

Захар

Первым супермаркетом электроники в Самаре стал «Захар». Его открыл предприниматель Владимир Захарченко в бывшем магазине «Книги стран социализма» на улице Чапаевской, почти напротив Оперного театра. Продавали электронику очень забавным образом. Если это был, например, Samsung, то его можно было продавать за рубли. А если Sony, то только за валюту. Хождение доллара в то время было абсолютно официальное. Доллары принимали по приходному ордеру. И каждый день можно было в этом магазине встретить Владимира Захарченко, сияющего от восторга, как у него замечательно идёт бизнес.

Его монополия длилась недолго. Олег Борисов открыл свой «Энон», потом появился магазин «Эльдорадо», и Захарченко перепрофилировал магазин в «Игрушки». Как говорят его бывшие коллеги, Владимир Александрович был непростой человек, поэтому и закончилось для него всё трагично (его убили во Франции). Но надо отдать ему должное, он был трудоголик, сидел в офисе до 10-11 вечера. Империя Захара, как его называли в городе, росла как на дрожжах благодаря, вероятно, небескорыстной помощи тогдашнего руководителя городского комитета по управлению имуществом Александра Сидоренко. Городской чиновник весной 1994 года отдал Захарченко в качестве 10% доли города в АО «Новая Самара» 4 центральных магазина и кафе «Сказка» напротив Белого дома. Один из его магазинов до сих пор существует, это проект Adidas.

Полагаю, многие помнят его магазины, которые он обязательно помечены брендом «Захар». Это и «Захар-продукт», и «Захар-фото», и «Захар-игрушка». Последний крупный ритейл-проект бизнесмена был связан с созданием Торгового центра «Захар».

***

Первым мебельным магазином, где продавалась исключительно заграничная мебель, был магазин в гостинице «Театральная». Его хозяином был Борис Волков, который звание «мебельного короля» впоследствии променял на «куриного» и полностью сосредоточился на продовольственном рынке.

Для того, чтобы в этот магазин попасть, нужно было купить билет! Потому что многие люди ходили туда, как в музей, просто поглазеть, какая мебель бывает.

Александр Рахилькин вспоминает: «Та зона, которая была бывшим пивным баром, была взята в аренду, и там Волков сделал первый крупный мебельный магазин. Но самое интересное то, что для того, чтобы в этот магазин попасть, нужно было купить билет! Потому что многие люди ходили туда, как в музей, просто поглазеть, какая мебель бывает. Я не помню, сколько это стоило, но ты покупал натуральный билет, а потом ходил по магазину и выбирал мебель. Это была первая мебельная тема, проект «Руслан и Людмила» появился потом».

Первым алкогольным магазином заморских вин и спиртов стал мосоловский магазин «Деликатесы» на Ленинградской. Помню историю, как два моих знакомых студента, получив на всю группу стипендию, потратили её в этом магазине, приобретя сухой Martini — символ красивой жизни и какой-то ликер типа Sheridan. Цены в этом алкогольном раю были почти музейными, но новые русские бизнесмены очень любили «тариться» там так, чтобы на выходе из красочных пакетов в разные стороны торчали горлышки бутылок.

***

Первым цивилизованным магазином строительных материалов в Самаре можно считать проект «Голландский дом». Он располагался в бывших корпусах ЗИМа, там где потом долгое время был ресторан «Иль Патио». Первое время в этом магазине стояли очереди, в основном за плиткой и обоями.

Первым проектом по быстрому питанию в Самаре стала «Дока-Пица». Именно «пица», а не «пицца». Его основателем стал тольяттинский бизнесмен Владимир Довгань. Коробки с пиццей продавали прямо на улице, и услужливые продавщицы говорили, что эти итальянские пироги надо просто разогреть в духовке, чтобы насладиться необыкновенным вкусом. Потом Довгань переориентируется на модульные решения по выпечке пиццы, хлеба, начнет производить водку под своим именем (что характерно, только у Довганя была водка «женская»).

У Андрея Колядина, который тогда вёл ряд успешных телевизионных и рекламных проектов, есть своя история про Довганя. «Россияне имели скромные представления о настоящей пицце, но тяга к прекрасному уже сформировалась. Соответственно, комплекты оборудования для создания российских пиццерий стали разлетаться, как горячие пирожки. К комплекту оборудования прилагались наиболее удачные рецепты блюд как в красочно-печатном виде, так и на видеокассете. Этот учебный фильм пригласили делать заслуженных москвичей с Первого канала. И они его успешно завалили… На роль шеф-повара пригласили какого-то известного актёра. То ли Джигарханяна, то ли Янковского с Абдуловым. Но тольяттинский пиццайоло, который им представлял технологию, был настолько хорош, что великие актёры просто не смогли повторить его колдовство. Тесто в руках актёров не летало и не кружилось, а ножи не стучали по доске со скоростью трещотки. Промучившись пару дней, приняли решение в качестве актёра использовать самого мастера приготовления пиццы.

Пиццайоло так жонглировал ножами и с такой скоростью рубил овощи, что очарованный им оператор ничего кроме этого не записал.

Москвичи записали несколько дублей творчества тольяттинского парня и уехали в столицу — монтировать… В итоге позвонили через несколько дней и сказали: фильм не получится. Пиццайоло так жонглировал ножами и с такой скоростью рубил овощи, что очарованный им оператор ничего кроме этого не записал. Только пару часов эквилибристики. Для циркового сюжета этого было бы достаточно. Но для 30-минутного фильма-инструктажа «Как делать пиццу» снятого видеоматериала не хватило. Пришлось снимать заново силами местных профессионалов. И главная проблема этих съёмок была — как остановить шеф-повара в его желании скрутить в кадре сальто или пожонглировать ножами».

невский

***

Олег Борисов

Первым парфюмерным магазином в Самаре принято считать «Энон-парфюм». Бренд «Энон» принадлежал Олегу Борисову, ныне депутату Самарской губернской думы. В созданный им холдинг также входили магазины аудиовидеотехники и стройматериалов. О зарплате Олега Борисова город узнал на выборах в городскую думу 1996 года. Тогда Олег Георгиевич задекларировал свой доход в размере 294 миллионов 798 тысяч рублей.

Конечно, в этом материале мы вспомнили лишь несколько фамилий и далеко не весь срез бизнеса начала 1990-х годов. Потому что тогда только ленивый не занимался куплей-продажей. Армия людей, вышедшая с заводов, где перестали платить заработную плату, ринулась на рынки и занялась торговлей. К концу 1990-х глобальный рынок Самары насытился товарами, магазинами и предприятиями сферы услуг, государственная система цивилизовала правила игры для бизнеса. Период первоначального накопления капитала прошёл, и начался новый этап: захват новых рынков и передел сфер влияния. Но об этом как раз можно прочитать в Интернете.

Текст: Анастасия Кнор