Самарская участница популярного реалити-шоу в гостях у нашего журнала

«Душу дьяволу я не продавала»

Самарская участница популярного реалити-шоу в гостях у нашего журнала

Автор:

ИСТОРИИ
9 834

Ася – явный фаворит телепроекта «Танцы» на канале ТНТ. Это не допущение, каким мы хотим подбодрить землячку и подстегнуть читательский интерес, а факт. Как далеко она прошла в реалити-шоу талантов — пока не известно. Загадочные «креативные продюсеры» не рекомендуют нашей героине разглашать такие подробности, чтобы мы не забывали включать телевизор в нужное время и болеть за своих. Окей, не забудем, поболеем…  И досадно, конечно, если Ася вдруг не выиграет, но звездой она останется даже если не получит призовые три миллиона рублей. Девушка талантливая, артистичная, неглупая, безмерно обаятельная, прекрасно держится на публике, и притом в ней нет ничего напускного или надуманного. Мы имели удовольствие убедиться в этом во время беседы в редакции «Другого города», куда Ася пришла поделиться впечатлениями от большого ТВ и станцевать в стиле дэнсхолл, чем она обычно занимается.

— Итак, как ты пробралась на федеральный телеканал ТНТ?

— Очень спонтанно, хотя и не в первый раз участвую в подобном телепроекте – до этого была на «Больших танцах» канала «Россия 1». Шла с настроением, что может быть пройду кастинг, а может быть и нет. Не было цели прорваться во что бы то ни стало. И номер-то я особенно не готовила, он был очень сырой.

Когда пришла, то буквально с порога понравилась креативным продюсерам. Они сразу сказали, что номер надо доделать, много работали со мной… И вообще организация на ТНТ мне понравилась – там всегда заботились об участниках: вовремя кормили, оказывали помощь и врачебную, и моральную.

— А что не понравилось?

— Были моменты личной минутной слабости, когда я уставала и ничего не хотела делать. Так, наверное, у всех бывает.

— Как вели себя участники конкурса по отношению друг к другу?

— При знакомстве ситуация была очень интересная. Поначалу все старались показать свой характер и перессорились. Но потом начались напряженные съемки, когда нужно было друг друга, наоборот, поддерживать – и резко все стали дружить. В итоге я не помню ни одного случая, чтобы кто-нибудь кому-нибудь козни строил.

DQyezp9OdtA— В жюри «Танцев» сидят российские селебрити. Удалось ли тебе с ними пообщаться, и показались ли они тебе симпатичными людьми?

— За кулисами пообщаться не удалось. Единственным, кто ходил среди нас, был Павел Воля, но его даже не все сразу узнали. Как только поняли, естественно, побежали фотографироваться с ним. Мне не удалось, однако Павел оставил приятное впечатление, поскольку запросто вышел к участникам, спрашивал «как дела», здоровался…

— Складывается впечатление, будто ты в шоу-бизнесе всю жизнь, дала не один десяток интервью и постоянно появляешься в телепередачах…

— Видимо, это папины гены красноречия – я всегда очень хорошо говорю, выступаю на публике. Во время съемок был момент, когда Дружинин спросил меня, как связаны танцы с моей деятельностью. Как оно смонтировано в передаче, так оно и было на самом деле – я тут же рассказала, как преподаю детям танцы. Меня после этого многие спрашивали, предупреждали ли меня заранее о вопросах, которые будут задавать. Нет, ничего подобного.

— Мне интересен тот момент, когда ты днями и неделями готовилась, репетировала, и вот наступили три минуты, когда ты должна быть предельно собранной, ответить на вопросы жюри, очаровать камеры и миллионы людей, которые сидят по ту сторону экрана… Расскажи, что ты чувствовала.

— Эмоции менялись молниеносно. Сначала всё было спокойно, потому что нас сотрудники канала морально очень поддерживали. Показывали сцену, советовали, рассказывали, как всё будет, чтобы мы не оплошали – всё было для нас. Но как только наступил съемочный день, окружающие изменились. Им стало все равно, что происходит с участниками – главное вовремя привести человека на место съемки и увести. И мое волнение нарастало, поскольку я чувствовала, что поддержка пропала.

Как только зазвучала музыка, и сказали, что пора выбегать, у меня в душе всё затряслось. Вышла – а тут такой яркий свет! Я ведь в линзах действительно потому, что очень слезятся глаза от света, но тут едва не заплакала несмотря на линзы. Пытаюсь собраться, из зала кричат «Ася, давай!»

С жюри я разговаривала спокойно , поскольку была уверена, что с этой частью справлюсь. Единственное, опасалась, что не смогу ответить на юмор. Я видела, какие жесткие шутки порой отпускали судьи — я бы точно не знала, как на такие реагировать. Но со мной беседовали очень мило, Павел взял инициативу в свои руки и не позволил меня обидеть.

А вот когда зазвучала музыка, я тут же забыла, откуда начинать. Встала не туда, ходила по сцене (это видно на съемках). И вот стою, тяжело дышу. И понимаю, что ко всему не помню ещё и когда вступать. Думаю – ну всё, вот это я провалилась!.. А потом вдруг поняла, что сейчас уже начну, и мгновенно успокоилась.

Честно говоря, за кулисами я ни разу не сделала танец нормально. Путалась с жестами, руки заплетались. А тут – раз! – всё сложилось.

Когда танец закончился, я так хотела реветь! Всё-таки расплакалась, когда меня стали хвалить. Ушла со сцены – ещё больше разволновалась: вдруг что-нибудь не так сделала, не так повернулась.

BY96kzls6-A

— Как ты переносишь внимание, которое на тебя свалилось? Особенно в интернете, где часто встречаются неадекватные персонажи.

— Это я переживаю тяжелее всего. Люди часто абсолютно не фильтруют, что пишут. Есть такие, кого я открываю для себя точно так же, как они открыли меня. Говорят иногда невероятно приятные вещи – например, что я кого-то вдохновила на собственное творчество. Мамочки, у которых дети глухие или с нарушением развития, пишут, что у них после моего танца появилась надежда, что теперь они видят более достойное будущее для своих детей, возможность развиваться.

Но есть и люди, которые пишут, что я обязана выйти за них замуж. Есть девочки и мальчики, которые присылают просто «Привет», а следующее сообщение – о том, что я зазвездилась. Я на такие не отвечаю – просто пролистывая, потому что сообщений очень много, и я просто не могу разменивать на соцсети свое время. Да и вообще я не сторонник общения в интернете с незнакомыми людьми.

Так что эмоции получаются очень разные – с одной стороны тебя благодарит мама глухого ребенка, а с другой – посторонний человек пишет мне, что это экран из меня сделал хорошую, а в жизни я плохая.

Но я не закрываю профили в соцсетях потому что очень ценю искреннюю благодарность. Мне, как человеку с неимоверным количеством комплексов, важно знать, что я вдохновляю людей – меня это греет.

— У тебя наверняка контракт подписан с телеканалом. Они не собираются тебя злостно эксплуатировать? Знаешь, есть слухи, что выпускники некоторых реалити-шоу оказываются потом в гастрольном рабстве…

— Ничего страшного у меня в контракте нет, всё более чем человечно, и даже превосходит мои ожидания. Я из тех, кто изучает всё, что подписывает. Прочитала договор от корки до корки и теперь соблюдаю всё, что просили. Канал обеспечивает меня даже тем, что я не могла бы и сама пожелать. Там есть какие-то обязательства и с моей стороны, и со стороны канала, но они несложные.

В общем, душу свою дьяволу я не продавала.

gILlVQCymCY— Отдельная тема для разговора – твоя необычная профессия. Ты же преподаешь танцы детям с ограниченными возможностями, не так ли?

— Внесу ясность, потому что очень часто меня спрашивают в социальной сети, как я преподаю жестовый танец. Так вот я не преподаю жестовый танец. Это номер, приготовленный для проекта.

Начиналось всё с того, что я поступила на коррекционного педагога (моя узкая направленность – сурдопедагог), и пока я училась в институте, я отработала два года с детьми с нарушением слуха. У меня был кружочек – приходили дети, я им ставила танцульки, они куда-то с ними ездили или выступали в школе… В связи с тем, что диплом – работа ёмкая, занимает много времени, мне пришлось уволиться. А после окончания института я устроилась уже в другую школу, где учатся дети с ограниченными возможностями здоровья. Веду у них уроки ритмики и занятия по ЛФК, загрузка очень плотная. С этими детьми ещё сложнее работать.

После выхода шоу, конечно, появилось много предложений – чтобы мои ученики на фестиваль куда-нибудь съездили выступить или на конкурс. Это на самом деле здорово – можно сказать, я добилась чего хотела. Теперь-то я точно знаю, что будущее мое связано и с преподаванием, и с танцами, хотя на первом курсе даже не подозревала об этом.

-- Наверное, у тебя будет ещё много предложений касательно выступлений, гастролей. Готова ли ты, планируешь ли?

— Планирую, хочу, жду… Уже есть предложения приехать куда-то с мастер-классом. Но преподаю я дэнсхолл, а меня просят научить жестовому танцу. Сейчас я совершенно не представляю, как это делать – все равно что учить людей разговаривать. Но продолжаю думать об этой возможности.

Что же касается дэнсхолла – с удовольствием готова гастролировать.

— Дэнсхолл – тоже не каждому известный вид танца…

— Сейчас он набирает популярность. Вообще, в прошлом я – бальница. Как меня в четыре года привели, так 12 или 13 лет я танцевала бальные танцы. Бросила из-за того что семья у меня не настолько богатая, чтобы тратить большое количество денег, не получая взамен практически ничего. В бальных танцах я кандидат в мастера спорта, но решила закончить на этом.

Потом я пришла в мир совершенно иных танцев и остановила выбор на тогда ещё малоизвестном дэнсхолле. Сейчас-то уже и баттлы, и контесты проводят, даже лагеря организуют.

— Идею жестового танца ты сама придумала, с нуля? Я, например, видел нечто похожее в спектакле «Коляда-театра».

— Стоит, наверное, посмотреть – я об этом не знала. Моя идея родилась очень давно, когда я работала с детьми с нарушенным слухом. Увидела, как они поют – совершенно не так, как разговаривают. Для песни жесты подбираются специально, чтобы они плавно и красиво перетекали друг в друга. Мне понравилось, хотя дети при этом стояли. И поскольку я со своими ученицами хорошо общалась, я спросила, не трудно ли им будет не только петь жестами, но еще и двигаться при этом.

Они посмотрели на меня так, как будто это невозможно.

Сказали, что им и без того трудно дается запоминание жестов, а тут ещё танцевать… Мы даже попытались, но девочки маленькие, начали психовать — не удалось. Я продолжала что-то придумывать для себя, но я на этом языке не разговариваю каждый день, и получалось неважно.

Идея ждала своего часа, пока мои креативные продюсеры не сказали, что подобного никогда прежде не видели, и надо обязательно взять именно её.

— Что сказали в итоге люди с нарушением слуха, увидев танец?

— Этого я больше всего боялась, потому что знаю, что это такое – неправильно сложить пальцы. Помню, пришла на практику, и показала детям какой-то жест неверно. Они были в недоумении от того, что я показываю слово, которого нет… Но тут все дети, которым я преподавала, написали мне, что было здорово, что они не ожидали, насколько хорошо получится.

Группа «В контакте» под названием «Центр жестового языка» выложила моё видео – и там все люди с нарушенным слухом оставляли только положительные комментарии. Негативно отзывались только те, у кого нет нарушений — им, наверное, хотелось вставить свои пять копеек.

xbtvpWV4ZUc

Фото со съемочной площадки ТНТ, а также Дарьи Григоревской

Комментарии: