КОМОРКИНГ

Как пустующий дом на Ленинградской превратился в Арт-лофт

 5 351

Автор: Евгений Нектаркин

О старой Самаре можно всё сказать одной строчкой из “Капитана Воронина”: “Плохие новости скачут как блохи, а хорошие и так ясны”. Но новость об открытии арт-пространства в “заброшке” на Ленинградской, 77 выбивается из этого порядка.

ДГ отправился в Арт-лофт, чтобы выяснить, кто и зачем организовал арт-пространство в разрушающемся здании, и познакомиться с его резидентами.


У исторической Самары один миллион десять тысяч проблем, но самые главные выражаются в трёх глаголах: пустеет, горит и разрушается. Причём глагол “пустеет” расположен в первом ряду неспроста — это корень всех проблем. В этом вопросе мнение автора может не совпадать с позицией редакции или читателя, как и исторический центр нашего города не совпадает с географическим и деловым. Так уж сложилось, что город, основанный на стрелке Волги и Самары, давно ушёл за пределы Полевой, а вместе с ним и основной движ.

Старая Самара превратилась в спальный район, засыпающий после заката, поскольку точек притяжения и повседневных сценариев в ней осталось не так уж много. Летом — это набережная, пляжи и Ленинградка, которые притягивают все пешеходные потоки. В межсезонье и зимой жизнь теплится вокруг немногочисленных вузов, театров, музеев и рестораций, расположенных в центре. Причём последние регулярно закрываются, испытывая всё тот же недостаток людского трафика.

Ну, можно ещё просто поплутать по старым улочкам в поисках утраченной атмосферы купеческого города и новых впечатлений. Но этот способ развлечения востребован немногочисленной группой “городских исследователей” и ценителей архитектурного наследия. Часто ли у вас возникало желание поднять голову и заглянуть в глаза женщине-маскарону, размещённой на аттике дома книготорговца Гринберга на Молодогвардейской? То-то же.

Не найдётся среди нас и любителей заглядывать в тёмные глазницы окон домов, в которых никогда не включают свет. А таких домов по старой Самаре — в каждом квартале. Навскидку — Самарское реальное училище, особняк Неронова, особняк Субботиных-Шихобаловых и жилой дом, в котором размещалось посольство Болгарии в годы ВОВ на углу Льва Толстого и Мологвардейской, здание винного склада купца Иванова и дом, расположенный по диагонали, — на Венцека 50.

Беда даже не в том, что худо с деньгами на их восстановление, а все они находятся в плачевном состоянии. Никто не знает, что с ними делать после реставрации. Просто нет таких сценариев. Вот разве что распределённому кампусу единого университета на территории старого города по силам вернуть жизнь в эти памятники. Но, кажется, никто из субъектов, принимающих решение, ничего не слыхивал о концепции, предложенной самарскими архитекторами. Потому судьба у перечисленных памятников архитектуры незавидная — пустеть, разрушаться и гореть.

Тут впору ввернуть словечко о мировом опыте преобразования заброшенных заводских корпусов и зданий в художественные галереи, мастерские, развлекательные центры и прочее элитарное жильё. Но оказалось, что у нас под носом развивается свой арт-кластер — на Ленинградской, 77.

Арт-лофт — это многофункциональный культурный центр, в котором размещаются репетиционные базы нескольких самарских групп и музыкантов, столярные, гончарные и кожевенные мастерские, танцевальные, вокальные, фото- и дизайн-студии, ателье и рекламное агентство. Среди резидентов лофта, а их около двух сотен, можно найти даже фокусника.

Новому центру нет ещё и полугода, но большая часть помещений четырёхэтажного здания, пустовавшего около пяти лет, уже занята. Вот вам и новый сценарий, не гарантирующий, но дающий надежду на сохранение сложившейся архитектурной среды. Никому ведь в здравом уме не придёт в голову разрушать здание, приносящее стабильный доход. А прибавим к этому создание новых рабочих мест, развитие творческой среды, активизацию жизни в историческом центре и получим один из механизмов устойчивого саморазвития города. Подробнее о том, как “соскочить” с дотационной иглы и сделать город привлекательным для креативного класса, выпускников вузов, творческой и научной элиты, читайте в проекте “Культура на метр²”.

Стабильность системе придаёт тот факт, что Арт-лофт — это бизнес, а не благотворительный проект. Да, друзья, создавая в Самаре пространство для нищих музыкантов и ещё не очень богатых дизайнеров, показали, что можно зарабатывать деньги. И, судя по всему, неплохие.


DSC_0109

Как это возможно, ДГ рассказал директор Арт-лофта Павел Горланов:

— Я занимаюсь недвижимостью три с половиной года. Схема бизнеса предельно проста — снимаю помещение по низкой арендной ставке, делаю ремонт и сдаю в субаренду.

Гуляя как-то вечером по городу, обратил внимание на это здание: фасад ветшает, в окнах свет не горит — значит, пустует. Пришёл на следующий день. Доступ в здание свободный. Комнаты как после погрома, стекла выбиты, батареи отсутствуют, электричества нет. Нашел пару “живых” помещений, с которых можно было бы начать. Ок, надо искать собственника.

Нашёл. В здании 4000 м² в собственности нескольких владельцев. Начались переговоры. Мне называют арендную ставку — 500 рублей за метр. Это говорят мне люди, чья недвижимость пустует и разрушается уже пять лет. Умножьте цену на площадь — получится “космос”. — Нет, ребята, так не пойдёт. Эта ставка больше той, по которой я планирую сдавать в субаренду. Назвал приемлемую цену, существенно ниже предложенной. Долго они со мной торговались…

Первыми арендаторами были музыканты. Объясняю почему — невысокая арендная ставка, круглосуточный доступ и центр города. И ещё их отсюда никто не выгонит, потому что репетиции никому не мешают. Более подходящего места для репетиционной базы сложно даже представить.

За музыкантами потянулись руководители танцевальных студий. Танцоры привели фотографов, фотографы — дизайнеров, и завертелось.

Людям творческих профессий важно иметь своё пространство, но не все из них могут позволить себе дорогую аренду. Ниша в ценовом сегменте в пределах 350 рублей за метр оказалась очень востребована.

Если говорить не об экономике проекта, Арт-лофт — это место, где собираются люди, которым что-то нужно от жизни. Эти люди готовы работать над собой, развиваться и совершенствоваться. Одни занимаются в студии йоги и вокальных студиях, другие посещают танцевальные школы и лепят в гончарной мастерской. Если вы придёте поздно вечером, вы увидите в окнах свет. Здесь все трудятся. Вы не встретите у нас разгильдяев, которые целыми днями рубятся в компьютерные игры, или менеджеров с кислыми лицами. Это пространство не для них. Это место для тех, кто хочет работать.


Арт-центр начинается сразу за тяжёлой металлической дверью с Ленинградской. Делаешь неуверенный шаг через порог, дверь захлопывается — и ты попался. Просторный холл с мягкой зоной и декоративным камином. Пространство освещается не ярче, чем известная кроличья нора. Откуда-то с потолка поскрипывает грудной голос Нино Катамадзе или балабасит бас Фли из RHCP. Белые кирпичные стены покрыты росписью и указателями, выполненными по единому дизайн-коду. С этим здесь строго — вывески, не соответствующие дизайн-коду, отправляются в печь. Когда надоест полумрак холла, можно выйти на свет божий во двор, который называют летником. Между этажами, на лестничных маршах, подоконниках и других местах размещены арт-объекты.

DSC_06531

За дизайн здесь отвечает арт-директор и декоратор Аля Ахметова:

— Идея создать арт-центр пришла спонтанно зимой прошлого года. Я декоратор и арендую в этом здании помещение под склад и мастерскую. Людей ещё было немного, но я обратила внимание, что все они связаны с творчеством. На первом собрании арендаторов я предложила создать центр для творческой молодёжи, показала пару эскизов, как могут выглядеть общественные зоны. Все настороженно относились к этой затее: “Давайте хотя бы мусор уберём, какой уж тут арт-центр”. Лишь Сергей из FM8 оценил идею: “Вы понимаете, что мы стоим на пороге зарождения культурного центра в Самаре?!”

Я чувствовала потенциал этого места, видела, что оно может быть красивым и интересным. Мне хотелось наполнить его пустующие пространства людьми и энергией. Было желание создать необычную атмосферу и особое настроение. Ну и, конечно, мною двигали любопытство и азарт — сработает идея или нет, понравится людям или никто ничего не заметит?

С моими девчонками мы покрасили стены в коридоре, занялись декорированием холла на первом этаже. Декорации делали из хлама, который собирали в здании. Нашли старую мебель, обтянули её кожзамом и создали мягкую зону в холле. Собрали пустые бутылки в аудиториях и получилась инсталляция на подоконнике.

Ребята увидели, как преображается пространство, и стали помогать, предлагать свои идеи. Стены расписывает художница, которой нравится наша атмосфера, и она решила участвовать в её создании. Камин в холле помогли сделать ребята из студии звукозаписи. Совместно мы обустроили двор — вынесли мусор, поставили мебель, посадили цветы. Елена, арендатор комнаты на третьем этаже, сделала композиции из суккулентов и минералов.

Совместные практики помогают узнать друг друга, а результат вдохновляет. К резидентам арт-центра приходят друзья, клиенты или партнеры — попадают в необычное место, чувствуют свободу и хотят сюда вернуться или снять здесь помещение. Мне кажется, преображая наше маленькое пространство, мы изменим город, в котором живём.


Атмосфера в лофте вполне демократическая. На входе никто не потребует предъявить паспорт или назвать явки-пароли. Резиденты приветливы, причём добрую половину из них ты уже знаешь. С другой половиной, тоже доброй, перезнакомишься в течение дня, перемещаясь между аудиториями, и обязательно угодишь на чаепитие в Manufacture studio.

C них, пожалуй и начнём знакомство с обитателями Арт-лофта.

Manufacture studio

Дизайн и полиграфия

DSC_0341

Артём, Елисей и Роман:

— Мы долго не могли найти себе помещение, в котором было бы комфортно работать. В офисных центрах всё стандартно: стены в панелях, потолок — амстронг, на полу — линолеум. Здесь оказались случайно, приехали к друзьям из кожевенной мастерской. Пообщались с управляющим: свободные помещения есть, хотите кирпичные стены, деревянные полы и прочую фактуру — восстанавливайте.

Неделю долбили стены перфоратором, неделю шлифовали — съели пыли по кирпичу на брата, наверное. Соседи от нас вешались — выходишь в коридор, вытягиваешь руку, а ничего не видно.

Затем хардкор с полами. Сняли “слоёный пирог” из ДСП, линолеума, а под ними — отличные полы из цельной шестиметровой доски, залитые краской и лаком. Долго возились, шлифовали с утра до вечера, затем покрыли специальным маслом.

Теперь весь лофт ходит к нам пить чай, слушать музыку и советы. Ага, и арендаторов будущих к нам водят, как в шоурум.


Seventy Seven

Мебель и предметы интерьера из дерева

DSC_0123

Михаил и Михаил:

— Начиналось всё с перепродажи деревянных чехлов для айфонов, подвесок и прочих аксессуаров, купленных на AliExpress. Пришла идея эти мелочи производить. Дерево — интересный материал, податливый, разные формы может принимать. С ним приятно работать. Когда стали получаться более крупные формы, возникла идея заняться делом по-серьёзному и зарабатывать этим.

Нас в мастерской два Михаила. Один отвечает за дизайн, другой — за производственную часть. Создаём деревянную мебель и предметы интерьера. Заказов много, работают сарафанное радио и соцсети. Только закончили монтировать барную стойку в одно из новых заведений на Некрасовской. Сейчас работаем над спальным гарнитуром и делаем полочки для лофта.

До лофта работали в гараже, но это далеко и неудобно. К тому же здесь, наша целевая аудитория здесь, в старом городе, проживает по большей части.


Евгений Каверзин

иллюзионист

DSC_0459

Евгений: 

— Как люди становятся фокусниками? — С детства. Мы все мечтали стать волшебниками — у меня это получилось. Мне повезло — я родился в семье, в которой папа увлекался фокусами. И он меня чему-то научил. Став постарше я приобрел перепечатку энциклопедии профессора Хоффмана “Современная магия”, 1877 года издания, по которой занимался карточными фокусами.

В один по-настоящему переломный момент своей жизни, я сломал две кисти на руках. Врач предложил мне выбор — или я ежедневно занимаюсь и делаю упражнения или всю жизнь страдаю от того, что они мои кисти ограниченны в движении. Как вы понимаете я сделал свой выбор.

Я работал уличным артистом на Ленинградской и площади Куйбышева. Но это не благодарная работа — ты ловишь зрителя. Ходишь за ним: — Ой, посмотрите фокус пожалуйста. И я решил поменять подход. Нужно стать профессионалом, чтобы зритель искал тебя, шёл на тебя.

У меня был выбор — я мог бы заниматься строительством очень важных объектов по госзаказам и зарабатывать неплохие деньги. По настоянию родителей даже поработал на стройке с полгода. Потом решил, что пусть это будет моей ошибкой, имею в виду выбор странной профессии фокусника, но когда мне стукнет 50 лет, я не стану обвинять своих родителей в том, что я пошёл не по тому пути. И пока не пожалел об этом.


Аудитория 153

Творческое объединение, лекции и мастер-классы

DSC_0243

Таша Яковлева:

— Конечно, никакой офисный центр, с его хмурыми охранниками и лифтом, который вечно ломается, не сравнится с нашим пространством. Читала как-то интервью Кошелева, по его мнению, исторический центр не представляет интереса для бизнеса. Зато для творческих людей — самое оно.

Здесь сконцентрировалась творческая жизнь города. Сюда перетекли все, кто тусовался на “Сипе” и “Сампло”. Эта тусовка подросла и занялась своим делом. Портные, кожевники, гончары, дизайнеры, кто во что горазд.

Рано или поздно такое место должно было появиться в нашем городе. Это определённая эволюция творческого класса Самары. Раньше не было масштаба, теперь его видно. Люди стали вокруг объединяться. Ну и место решает — само здание, атмосфера, тусовка. Мы проводим мероприятия и праздники и людям нравится сюда ходить.


Jazz Guide Jam

Музика, танці, путеводитель по джазу

DSC_0533

Дмитрий Дмитриев:

— У музыкантов претензий к помещению немного. Мы ребята маргинальные. Павел озвучил нам две вещи: ребята, здесь можно находиться круглосуточно и шуметь сколько угодно. Вот, пожалуй все аргументы в пользу этого места. После чего он стал приводить это здание в порядок. Когда люди увидели, что здесь нормальная обстановка и атмосфера, сюда подтянулись более требовательные и обеспеченные проекты — ремесленники, дизайнеры, фотографы.

Позвал я как-то Романа Мнацаканова на совместную репетицию. У него сел телефон, и он не знал, как нас найти. Он все равно пришёл, стучится в первую же попавшуюся дверь: «Где здесь Дима-музыкант?» Ему отвечают: «Ха! Да здесь все Димы-музыканты». Так он стал ходить по всем комнатам, всё посмотрел, со всеми познакомился и в итоге снял здесь помещение.

Что мне здесь нравится, так это, то что здесь собрались разные тусовки. Ты можешь выйти в летник, встретить незнакомого человека и спросить: «Привет, а ты чем занимаешься?» — «Видео снимаю». — «А мы песню записали, давай снимем клип». Подойдёт другой и предложит: «А я одежду проектирую. Давайте я вам сошью». И это работает.


FM8

Электронная музыка, techno, drum’n’bass

DSC_0578

Сергей:

— Играем техно с 2012 года. В Самаре с техно всё было очень сложно. В заведениях нам говорили: «Извините, это жёсткая музыка, люди под неё пьют и дерутся». При том, что у них продавался алкоголь и отсутствовал фейс-контроль. Мы решили, что в городе-миллионнике найдется 200 человек, которым этой музыки не хватает. И не ошиблись.

У меня было две мечты — организовать вечеринку на крыше и создать свою студию в центре города. И обе мечты я реализовал в прошлом году. Это место мне показал Дима Дмитриев из Jazz Guide Jam. Мы прошлись по всем этажам и по всем помещениям, пока наконец не зашли до этой комнаты. Здесь я нашёл всё, что искал. Обязательным условием были высокие потолки, потому что с высокими потолками есть место, чтобы дышать свободно. Буквально на следующий день я приехал сюда со стройматериалами.

До переезда в лофт занимался дома. Соседи конечно привыкли, но каждый раз, когда я садился заниматься музыкой, ощущал всеобщее негодование. А здесь можно прийти в любое время суток, когда есть вдохновение и работать на любой громкости.

Последние полгода сижу на студии и учусь писать музыку. А недавно у меня сбросился ноутбук на заводские настройки, и вся музыка, которая у меня была, исчезла. Это послужило поводом, для первого в моей жизни life set-а. Когда играешь только свою музыку. Это серьёзное достижение, которого я добился только благодаря этой студии. В другом месте я бы не смог подготовить выступление на таком уровне.


Aliance Music

Дуэт баянистов

DSC_0390

Виталий Шестернёв:

— С сокурсником по академии искусств организовали коллектив. У нас здесь небольшая студия. Пишем свою музыку и авторские аранжировки к известным композициям, которые исполняем на банкетах и корпоративах.

Пишем и играем то, что нравится самим, ну и то, что будет востребовано публикой на мероприятии. Вообще баян — неожиданный инструмент, когда играешь тему из Prodigy или Rammstein, на которых я вырос.

В этом здании мы “поселились” самыми первыми и долгое время, кроме нас, здесь не было никого. Потом завертелось всё вокруг. Здорово, что вокруг нас творческие люди. Нужна фотосессия — идём на третий этаж. Нужна аранжировка для клипа — заходите к нам. Хочешь научиться вокалу — загляни в соседнюю аудиторию.


14 августа в 15:00 во дворе Арт-лофта состоится фестиваль, в котором примут участие резиденты этого культурного центра. Line up опубликован в ближайшее время. Подробности в группе мероприятия.

Сообщество «Арт-лофт» Вконтакте.