ДОМ БЕЗ ИСКУССТВ

Что происходит с известным особняком на Степана Разина

 1 264

Автор: Евгений Нектаркин

Центр Самары ветшает — нет денег. Бюджетных средств хватает лишь на “реставрацию” фасадов вдоль гостевых маршрутов ЧМ-2018, а управляющие компании не справляются даже с текущим содержанием фонда, какой уж там ремонт. Для жителей старый город тоже теряет привлекательность. Люди боятся вкладываться в проблемную недвижимость, расположенную в зоне интересов застройщиков. Тех, кто не боится, бьют по рукам — аварийными дома в Самаре признают целыми кварталами.

Дому искусств, можно сказать, повезло, но судьба у него тоже незавидная. У дома есть собственник, у собственника — деньги и намерение дом содержать, отремонтировать и жить. Вся беда в том, что дом — памятник с сохранившимися в хорошем состоянии интерьерами, в которых собственник, судя по всему, не видит никакой ценности.


 

Звезда над домом по адресу: Степана Разина, 75 взошла несколько лет назад, когда сын владельца и его товарищи решили организовать здесь арт-пространство “Дом искусств”. В особняке поселились художники, ворота во двор не закрывались и вокруг закипела культурная жизнь — одну из стен украсили мозаикой, помост перед домом стал площадкой для поэтических вечеров и концертов. В августе 2013 года во дворике прошёл первый и самый душевный самарский Ресторанный день — участники ещё не думали о брендах и продвижении, гости платили по совести, да и с погодой повезло.

Кураторы мечтали отреставрировать старинный особняк и организовать в Доме искусств центр современного искусства с выставочным залом, мастерской и арт-кафе. Под проект собирали деньги на краудфандинговой платформе Planeta.ru, но цели не достигли. Не смогли собрать 70 тысяч рублей — суммы небольшой даже по тем временам. Кто-то подкинул 600 рублей, не исключено, что сами организаторы.

Потом что-то пошло не так, и активности вокруг дома поубавилось, пока всё не заглохло. Вспомнили про Дом искусств весной этого года, когда в СМИ появилась информация о планах собственника снести особняк для того, чтобы построить новое здание.

Ира Фишман, архитектор:

— Я прочитала в “Большой деревне” заметку о том, что собственник собирается сносить этот дом. А накануне в Самаре как раз состоялся Форум по сохранению исторического наследия, где был предложен один из механизмов спасения объектов архитектурного наследия, оказавшихся под угрозой. Нужно написать заявление с предложением включить объект в реестр памятников архитектуры, и по закону в течение 90 дней с момента подачи заявления дом не тронут, пока не разберутся, что он из себя представляет. Я нашла образец заявления в Сети, заполнила и отнесла в областное управление охраны объектов культурного наследия. Ровно через 30 дней мне ответили, что здание, расположенное по адресу: г. Самара, Степана Разина, 75, литера Б, зарегистрировано в списках выявленных ОКН как “Дом жилой с магазином “Дом Гуськовых” и подлежит государственной охране.

Так городская общественность узнала о том, что дом — памятник, который по закону нельзя снести, и немного успокоилась. Но в начале этой недели во дворе появились строители, из разговоров с которыми стало известно, что в ближайшее время в доме начнётся ремонт. Мы нашли телефон собственника и позвонили ему.

Николай Синицын, владелец:

— Кто же будет это делать? Всё, что там сохранилось, очень дорого, кто же на это пойдёт? Мне это не надо. Я, наоборот, сохраню это всё. Там старинный паркет, который сегодня никто не сделает, это надо будет поломать? Вы что! Его надо восстановить, и этим будут заниматься специалисты. Будут добавлены утраченные элементы. Мы поменяем рамы — они сгнили, придётся их воссоздать, миллиметр в миллиметр, чтобы фасад ни в коем случае не был нарушен.

В доме были коммунальные квартиры. Конечно, никто не делал ремонта. Там столько всего нарушили, разорили — и это всё надо восстанавливать. Но меня специалисты успокоили — всё возможно сделать. Это будет красиво и как оригинал.

Я встречался с Владимиром Фетисовым, он готовит предложения по реставрации здания, которое мы будем обсуждать. Сейчас важно усилить фундамент под передней стеной, которая выходит во двор, потому что фундамент изготовлен из бута, а известковый раствор превратился в песок, ничего не держит.

Ничего ломать я не собираюсь. Это мой родной город и хочу, чтобы в старом центре всё историческое было восстановлено. На сегодня стоит одна задача — восстановить этот дом. Восстановить хотя бы то, что там сохранилось.

Если вам интересно, сделайте снимки состояния этого дома и приходите после реставрации. Напишите потом: “Вот какие молодцы хозяева. Сделали из полуразрушенного дома сказку, восстановили исторический памятник”.

Последовав совету Николая Синицына, мы отправились фиксировать состояние дома и двора. В доме нас встретил рабочий, который позволил сделать несколько снимков, но общаться отказался, ссылаясь на неосведомлённость. Мы позвонили реставратору Владимиру Фетисову.

Владимир Фетисов, руководитель реставрационной компании “Реанта”:

— Дом на Степана Разина, 75 ценный для Самары объект и требует охраны безо всяких сомнений. Приличная сохранность декора и столярное заполнение в хорошем состоянии. Сохранилась приличная фурнитура, оригинальная лестница с балясинами первоначальная, фасад. Есть проблемы с фундаментом.

На прошлой я встречался с владельцем дома, причём об этой встрече договаривались ещё два года назад. Собственник должен был выслать мне исходно-разрешительную документацию, но до сих пор никакие документы мне поступили. Так что об участии нашей компании в работах по этому дому речи не идёт. Дом является вновь выявленным памятником, и его сохранность обеспечивается законом не в меньшей степени, чем памятников, внесенных в государственный список ОКН. 

Чем отличается вновь выявленный памятник от находящихся в реестре? Выявленный находится в этом списке до момента проведения государственной историко-культурной экспертизы. Если объект получает положительную экспертизу, он становится полноценным ОКН. Более того, если в выявленном памятнике не определён предмет охраны, например, фасад, оконное заполнение, крыша, лестницы или интерьер, охранный статус распространяется на весь дом.

Владелец очень удивился, узнав от меня, что он не имеет права делать перепланировку, пока не будет определён предмет охраны и он получит охранные обязательства. Но, скорее всего, комиссией, если она состоится, лепной декор дома будет рассматриваться как предмет охраны. Думаю, что он не собирается сносить дом полностью, но есть большое желание заняться перепланировкой на втором этаже, и в этом случае лепной декор сильно пострадает. Он задавал вопрос: “Как бы и декор сохранить и перепланировку сделать?”

После нашей встречи он развернул большую активность, выселил квартирантов, которые поживали в его доме, и, по моим сведениям, планирует приступить к работам. Я позвонил собственнику и сообщил, что дом находится в юрисдикции Закона 73-ФЗ “Об объектах культурного наследия” и за вред, нанесённый памятникам, предусмотрена серьёзная ответственность вплоть до уголовной. После чего предупредил госорган (Управление охраны ОКН — прим. ред.), они готовы выехать, если в доме начнутся работы, и выписать предписание собственнику.


Очень часто представления жителей о красоте и желание жить в комфорте расходятся с законом и наносят ущерб даже шедеврам архитектуры. Самая распространенная практика, если говорить о Самаре, — это пластиковые окна и двери, на которые меняют оригинальные заполнения проёмов, блоки сплит-систем или реклама, искажающие целостность восприятия фасадов исторических зданий. Что происходит внутри с уцелевшими интерьерами, мы не знаем, поскольку эта тайна скрыта неприкосновенностью частного жилища.

Заместитель руководителя управления государственной охраны объектов культурного наследия Самарской области Александр Аксарин рассказал ДГ о порядке проведения реставрационных работ в памятниках архитектуры и ответственности за нарушение этого порядка.

Александр Аксарин, заместитель руководителя управления государственной охраны объектов культурного наследия Самарской области:

— Собственник дома № 75 на Степана Разина уведомлен о том, что дом является выявленным объектом культурного наследия. Статьей 45 Федерального закона “Об объектах культурного наследия” установлен порядок проведения работ по сохранению ОКН. К таким работам относятся консервация, ремонт, реставрация и приспособление для современного использования.

Эти работы проводятся на основании задания, которое выдаёт орган охраны ОКН, разрешения на проведение этих работ и в проектной документации, согласованной с органом охраны ОКН. Нарушение этого порядка автоматически влечёт наступление административной ответственности. Если окажется, что при проведении работ с нарушением порядка был причинён вред объекту, это влечёт за собой привлечение к уголовной ответственности. В зависимости от тяжести содеянного предусмотрено наказание от штрафа и до трёх лет лишения свободы.


Прикинемся идеалистами и понадеемся, что владелец особняка на Степана Разина, 75 был искренен и через пару лет мы порадуемся отреставрированному “дому-сказке”, без искусств, но с лепниной и прочим убранством.