«Когда закончится карантин, будет череда банкротств и разорений»

Основатель WowWorks Сергей Дядиченко — о кризисе, который заставляет розничные сети сворачивать бизнес и одновременно выводит на рынок тысячи новых рабочих рук

 910

Автор: Редакция

.

,

Самарская компания WowWorks с 2013 года помогает рознице и офисам искать исполнителей разовых работ при помощи ИТ-платформы — сайта и мобильного приложения. В России среди ее клиентов крупные розничные сети, банки, мобильные операторы, а в 2019 году компания запустила бизнес в Германии. Основатель WowWorks Сергей Дядиченко видит кризис сразу с двух сторон — с одной стороны, у его компании есть клиенты из розницы, которые раньше заказывали услуги у частных подрядчиков-аутсорсеров и сейчас сворачивают бизнес. С другой стороны, исполнители этих заказов — частные строители, электрики, сантехники, курьеры, которым сейчас как никогда нужна работа. В интервью ДГ он рассказал о своих прогнозах ситуации, о том, кому придется тяжелее всего, и как немецкое правительство поддерживает его компанию.

— Ваш бизнес основан на потреблении услуг офлайном — розницей, офисами. Что происходит с заказами в последние недели? На каких секторах розницы больше всего видно кризис, а какие держатся?

94016106_2673266939612963_3475047215876014080_n

— В самом начале кризиса в России падение у нас было на 70%, а в Германии, где наш основной клиент — фэшн-индустрия, то есть розничные магазины одежды и обуви — на 90%. В России у нас более диверсифицированный бизнес — есть телеком, банки, продуктовый ритейл, аптеки, и часть клиентов продолжают работать и делать заявки. Поэтому если сначала бизнес просел на 70%, то потом случился отскок вверх, до 50%. Это объяснятся тем, что, когда вводили режим изоляции, никто не понимал, где и как его вводить. И бизнес не понимал, что делать, — мы видели, что некоторые магазины то закрывались, то открывались опять в спешном порядке.

Сейчас все как-то устаканилось — компании понимают, где и что у них должно работать. К примеру, Сбербанк, МТС, Мегафон вначале пытались частично закрыться, а сейчас все стабильно работают. Работают и аптеки, за исключением тех, которые были внутри торговых центров.

А вот у магазинов фэшн-индустрии, то есть у всех, кто торговал обувью, одеждой внутри ТЦ — полнейший крах. Заказы заморожены, все сидят в нервном напряжении, ожидая, что будет, когда снимут ограничительные меры. Уже понятно, что не все компании откроются после изоляции, даже крупные. Все ждут череду больших банкротств.

Платить нам почти перестали, у нас уже достаточно крупная дебиторка — около 70 млн рублей. И все наши клиенты сказали нам: ребята, денег нет. Это достаточно тяжелое положение.

После того, как все откроются, будут серьезные споры по аренде. Если на зарплатах компании могли сэкономить — сотрудников по максимуму либо уволили, либо отправили в отпуска — то с арендной платой все не так просто. Наши клиенты просят арендодателей снизить плату — где на 50%, а где и на 100% — ничего же не работает, площади не используются. Но не все арендодатели согласны пойти на это. Если в такой ситуации арендатор решает съехать из торгового центра, то не может из-за того, что все закрыто из-за самоизоляции. Возникает замкнутый круг, и непонятно, как он разорвется.

Абсолютно точно, что в России после того, как закончится карантин, пройдет череда закрытий магазинов, банкротств и разорений. Ситуация в области ритейла, малого и среднего бизнеса будет ухудшаться.

На рынке одежды и обуви ситуации ситуация вдвойне и втройне тяжелая. Дело в том, что из-за теплой зимы сети не смогли хорошо распродать зимнюю коллекцию. После этого вырос курс доллара, а магазины закрылись. И если летнюю коллекцию они уже закупили, то сейчас уже надо выкупать коллекции на осень и зиму. Из-за курса рубля они подорожали, а выручки нет. Все это очень плохо для фэшн и всей непродовольственной розницы. Только компании с высоким запасом прочности, которые грамотно управляют своими операционными потоками, смогут выкарабкаться. К примеру, «Спортмастер», который очень быстро провел сокращение персонала, законсервировался и ведет переговоры с торговыми центрами по аренде.

И такая ситуация во всех регионах России.

— Есть ли в каких-то секторах рост бизнеса, рост заказов?

— Есть постоянный спрос и в начале кризиса было даже повышение спроса на наши услуги от «Х5 Retail Group» и «Магнита». Им понадобились сборщики заказов и курьеры. Появились некоторые новые запросы — к примеру, есть стабильный спрос на ограничительную разметку в магазинах. А вот дезинфекция, которую мы пытались продавать, спросом не пользуется — то ли магазины ничего не дезинфицируют, то ли как-то обходятся своими силами.

Сейчас еще подписан закон о доставке лекарств, и аптечные сети в срочном порядке разворачивают это направление. Это конкурентный рынок: курьеров поставляют Яндекс, Mail. ru (Ситимобиль, Деливери), Достависта. Есть и мелкие игроки. Сейчас спрос немного снизился, первоначальный спрос удовлетворен, ну а что будет дальше, непонятно.

Однако, отмечу, даже в продуктовом ритейле падение выручки — до 30%, и доставка его не сможет компенсировать.

— Что происходит с исполнителями — становится ли больше людей, которые ищут работу? Снижают цены или наоборот повышают? Есть ли какие-то особенности в зависимости от географии по России?

— Мы по всей стране видим трехкратное увеличение трафика в нашем приложении для поиска работы— это означает, что люди ищут работу. В первые две недели изоляции такого не было, некоторые даже отказывались от заказов из-за карантина. Особенно в маленьких городах (а мы работаем на территориях с населением от 3 тыс. человек), где власти, не понимая ситуации, действовали кто во что горазд. К примеру, закрывали совсем маленькие города на жесткий карантин, а выходивших на улицу хватали росгвардейцы, было и такое. Потом были перекосы с пропусками.

Сейчас все более-менее выровнялось: люди отсидели две недели, у них закончились деньги, и они хотят получить работу, не обращая внимания на карантин. Но работы не очень много.

— Год назад вы запустили бизнес в Германии. Что удалось сделать за год и как там дела сейчас — что происходит с бизнесом, есть ли поддержка со стороны государства?

В Германии, где мы запустились год назад, дела шли очень хорошо. Динамика у нас была ошеломляющая, выручка выросла до 120 тыс. евро в месяц, пока не случился локдаун. У нас остались только единичные заказы на мелкий ремонт квартир. Понятно, что бизнесы закрылись, а в свои дома люди в период эпидемии не хотят пускать посторонних. Правительство Германии выдало нам безвозмездный грант на 9 тыс. евро, что позволило нам рассчитаться с сотрудниками. Такие суммы — от 9 до 15 тыс. евро — правительство страны дает всем без исключения. Величина гранта зависит только от числа сотрудников в компании и от времени ее работы на рынке. Но деньги дают всему мелкому бизнесу.

Кроме того, мы уже подали заявку (и первый этап ее одобрения уже прошли) на кредит на 200 тыс. евро. Его даже сложно назвать кредитом — это скорее беспроцентная ссуда, которую можно начать возвращать через шесть лет.

Кредит нам очень поможет — когда все начнет оживать, понадобятся оборотные средства. Потому что мы должны сначала потратить деньги (которых у нас нет) на оплату труда исполнителей заказов, а только потом получить их от клиентов. Чтобы минимизировать этот разрыв, государство и дает бизнесу деньги.

В понедельник, 20 апреля, в Германии частично сняли локдаун, но какого-то резкого оживления — чтобы все люди сразу бросились по магазинам — не случилось. При этом не все наши клиенты поспешили открыться. Говорят, что у фэшн-индустрии большие проблемы с деньгами. И это у крупных концернов!

Что же тогда будет в России? Будет катастрофа. Я думаю, что в России продлят карантин до июня, а возможно, даже и до июля. А когда его снимут, мы увидим полнейшую разруху и проблемы, и снежный ком будет только расти.

В Германии есть проблемы у ряда компаний, но правительство не даст им пропасть, их поддержит.

— А в России?

— Те меры, которые заявлены, выглядят больше как декларация. Я вот не знаю ни одного бизнеса в России, который бы не пострадал. Почему тогда налоговые каникулы дают только для ресторанов и турбизнеса?

Кроме того, проблемы начнутся позже, когда всем надо будет запуститься, но из-за огромного кассового разрыва все бизнесы встанут. Между тем пора платить НДС за первый квартал года — это огромная часть доходов бюджета. Сейчас выручки нет, и с чего его компаниям платить? Наверное, правительство очень сильно удивится, когда не получит тех денег, на которые рассчитывало.

Я поддерживаю тех экономистов, которые считают, что деньги надо дать людям. Они понесут их тому бизнесу, который нужен. Рублем проголосуют за то, что должно жить. Возможно, это будут как раз новые направления бизнеса, такие как обслуживание квартир, которое мы сейчас запускаем в России, или доставка. Выживет бизнес, который сможет трансформироваться в новых реалиях.

Текст: Юлия Апухтина

Обложка: Harry Burgess с сайта Pixabay

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте, Facebook и Instagram

HYPER_COMM

comments powered by HyperComments

HYPER_COMM