Помочь «Развитию»

В Самаре есть частная школа для детей с ментальными нарушениями. Но официально признавать ее не спешат

 610

Автор: Евгения Новикова

.


,

Восьмой год в Самаре работает частная образовательная организация для детей с ментальными нарушениями. Не клуб на пару часов, а полупансион с уроками, внеклассным творчеством, питанием и послеобеденным сном — аналогов этому учреждению в городе нет. Одни родители возят своих особенных детей на занятия со всех концов города, а другие выстраиваются в очередь в надежде когда-нибудь туда попасть. Вместе с директором учреждения они мечтают о том, чтобы в «Развитии» их сыновьям и дочерям по окончании обучения выдавали соответствующие свидетельства и уже третий год просят о содействии в получении лицензии администрацию Самары. Но дальше писем, обращений, телефонных звонков и встреч дело пока не идет.

Свой подход

— Ну, давай, Варюша, еще раз посчитаем: один, два, три. Я тебе в ладошку кладу три грибочка. В пустую тарелочку мы положим один, два и три грибочка. Где один грибочек?

В небольшом учебном классе у окна буквой «П» стоят три парты. За той, что посередине, спиной к доске сидит директор АНОО СШ «Развитие» Ольга Елина. Вокруг нее — шесть мальчиков и одна девочка, им от 8 до 10 лет. На столе перед учителем — три плоские пластиковые тарелки. На дне каждой крупно нарисована цифра — 1, 2 или 3. Сейчас дети занимаются тем, что по очереди берут из рук учителя, а потом кладут в тарелки деревянные грибочки. Чуть позже они начнут сопоставлять цифры на плакатах (от 0 до 5) с пронумерованными фишками, а в конце урока будут рисовать эти же цифры на игрушечных планшетах.

Так выглядит урок математики в группе детей с тяжелой формой умственной отсталости. Программа муниципальной коррекционной школы для них слишком сложная, что вызывает у них вызывает истерики и нежелательное поведение. Многие дети гиперактивные, им сложно сидеть за партой.

— Это дети, которые в прошлом году пошли в первый класс. Здесь мы стараемся к каждому подойти индивидуально и создать комфортную, благоприятную среду для обучения. Еще в сентябре Варя, например, в ответ на все инструкции начинала падать на пол и кричать, — рассказывает Ольга Елина.

Сейчас Варвара спокойно сидит за столом, иногда только закрывая кулачками уши, и выполняет задания учителя. «Дай поглажу твою ручку. Ты молодец, ты очень стараешься», — хвалит ее Ольга Николаевна.

В другом классе олигофренопедагог Олеся Головина ведет урок развития речи. В группе девять человек от 11 до 14 лет. Ребята говорят о весне. Сначала им нужно прочитать рассказ, а потом ответить на вопросы по теме.

Результат есть, документа нет

Учитель дефектолог-олигофренопедагог Ольга Елина оформила ИП и открыла коррекционный развивающий клуб «Золотая рыбка» для детей с ментальными нарушениями в 2013 году. Родители привозили детей в клуб на весь день или на полдня по 2-3 раза в неделю. Шесть лет спустя клуб превратился в автономную некоммерческую общеобразовательную организацию «Развитие». Детей здесь обучают по адаптированным основным общеобразовательным программам в рамках ФГОС, с использованием дополнительных педагогических технологий (прикладной анализ поведения «АВА-терапия», метод вызывания речи у неговорящих детей, адаптивная физкультура, арт-терапия). По уставу это школа, которая дает особенным детям начальное и общее образование, рассчитанное на девять лет. Ольга говорит, что статус юридического лица образовательному учреждению нужен для того, чтобы получить лицензию и выдавать ученикам свидетельство об обучении.

— У меня старший сын с ранним детским аутизмом. Сейчас Артему 14 лет, и пять лет мы занимаемся с Ольгой Николаевной. Попросились к ней, когда внезапно умер свекор и с ребенком стало некому помогать. Для обычной школы, в которой мы числимся, Артем был и остается неудобен, его сразу перевели на индивидуальное обучение, а это всего два часа в неделю. Совсем уйти из школы мы не можем, потому что у «Развития» нет лицензии, хотя на деле школа Елиной — единственный реальный выход для нас и других таких же семей в Самаре, — рассказывает Татьяна, мама одного из воспитанников «Развития».

По ее словам, Артем через три месяца после начала занятий в «Развитии» спокойно сел за парту, у него пропали тактильная непереносимость, сильная избирательность в еде, большинство вокализаций и другое нежелательное поведение. Сама она, когда стала приводить ребенка на занятия Елиной, смогла выучиться в университете на дефектолога-олигофренопедагога и выйти на работу по специальности, чтобы помогать таким же детям, как ее сын.

— Дело даже не в знаниях, а в приобретении повседневных социальных навыков — в первую очередь из-за их отсутствия наши дети не могут заниматься по другим программам. Но и материал — до Ольги Николаевны я не видела, чтобы его так преподавали. Ведь много времени надо, чтобы подобрать что-то подходящее конкретному ребенку. Я считаю, она подвиг совершает, — говорит Татьяна.

Еще одна мама, Светлана, отмечает отношение к детям в школе Ольги Елиной.

— Моему сыну Антону 15 лет, мы занимаемся с Ольгой Николаевной шесть лет. Здесь к детям относятся доброжелательно — никто не кричит, доступно объясняют материал, наглядно показывают, чтобы дошло. Наглядность очень важна, потому что воображение и понимание у ребят страдают. Еще важно, что они не обособлены, как, например, в ресурсных классах — там каждый ребенок в своей «будке», отрезан от мира, но это не то. Наши дети так или иначе должны привыкать к окружающему миру и друг к другу. В «Развитии» есть и творческие мастерские, и музыка, и адаптивная физкультура. В обычной коррекционной школе, к сожалению, отношение совсем другое. Учителя на это обижаются, но тем не менее, — говорит Светлана.

20210303_123819
Каждую неделю с педагогами Детской школы искусств №12 Анной Васиной и Ириной Балабиной ребята занимаются фольклором и театром. Недавно в расписании появился кружок лепки из глины

Сейчас в «Развитии» 20 учеников. Еще порядка 20 семей стоят в очереди на обучение. Заниматься со всеми одновременно невозможно — не хватает площадей. Чтобы расширяться, опять-таки нужна лицензия, но выдавать ее Елиной отказываются.

Одно не нашли, другое нельзя

Клуб «Золотая рыбка» работал в помещении, арендованном в жилом девятиэтажном доме в Советском районе Самары. По требованиям санэпидемстанции для школы нужно отдельно стоящее здание, поэтому ради лицензии Ольга стала искать другое место.

— Я обращалась в департамент имущества, но мне ответили, что подходящих зданий нет. Потом мы вместе с родителями писали Елене Лапушкиной, и она попросила тот же самый департамент помочь. Тогда мне предложили здание на ул. Земеца, 13. Но это такое здание, что его легче снести, чем восстановить. Я готова вкладываться в ремонт, но туда нужно вложить миллионы, которых у меня нет, — рассказывает Ольга.

Земеца 13

В департаменте имущества на запрос «Другого города» подтвердили, что, действительно, в 2018 году Ольга Елина обращалась за помощью в предоставлении отдельно стоящего здания, соответствующего нормам СанПин, для размещения частного специального (коррекционного) центра школьного образования для детей с ограниченными возможностями здоровья.

«Департаментом была проведена работа по подбору зданий, соответствующих заявленным требованиям и отвечающих нормам СанПин. По итогу был предоставлен ответ о том, что в муниципальной собственности городского округа Самара отсутствуют свободные нежилые здания, соответствующие необходимым требованиям и целям использования», — говорится в ответе на запрос.

После этого Елина попыталась найти подходящее помещение самостоятельно. И как-то случайно во время прогулки увидела здание детского епархиального образовательного центра при храме в честь преподобного Сергия Радонежского на ул. Черемшанской. Оно относится к муниципальному нежилому фонду, департамент управления имуществом передал его епархии по договору безвозмездного временного пользования сроком на 49 лет для осуществления их уставной деятельности.

Настоятель храма заинтересовался проектом и решил помочь — школа «Развитие» переехала на площадку образовательного центра. Приход предоставил организации три класса и игровую зону. Учреждения сотрудничают по договору о сетевом взаимодействии, педагоги епархиального центра участвуют в работе школы.

Но получить лицензию «Развитию» по-прежнему нельзя.

— По договору о безвозмездном пользовании приход не вправе распоряжаться муниципальным имуществом без разрешения на то главных правообладателей — департамента образования и департамента управления имуществом. В декабре 2020 года я письменно попросила их разрешить нам находиться на площадке центра самостоятельно, но получила устный отказ. Приходу для этого пришлось бы отказаться от части площадей. И поскольку школа в этом здании не может работать самостоятельно, нам по закону лицензия не положена, — объясняет Ольга.

В департаменте образования Елиной советуют успокоиться и работать, как есть. Родители уверяют, что готовы везти ей детей куда угодно и без лицензии. Но Ольга понимает, что им все же будет легче, если «Развитие» сможет дать ребенку не только результат, но и документ. «Мне бы хотелось, чтобы, раз мы здесь вкладываемся в детей, мы бы и подводили итог, какую-то черту», — говорит Елина.

Во время работы над этим материалом департамент имущества заявил, что вопрос по АНОО «Развитие» могут рассмотреть повторно, но для этого организации еще раз нужно направить ему обращение. «Департамент может оказать муниципальную имущественную поддержку в виде предоставления объекта недвижимости муниципальной собственности в безвозмездное временное пользование социально ориентированным некоммерческим организациям на территории Самары», — говорится в официальном сообщении.

Так себе бизнес

Родители за обучение и воспитание детей в «Развитии» платят. Деньги уходят на учебники и канцтовары, зарплату педагогам и питание, на подарки к Новому году и культурные мероприятия. Но их недостаточно, чтобы платить за аренду отдельного помещения или тем более для его покупки.

— Кто-то говорит, это бизнес. Какой бизнес? Идемте все ко мне — помоем попу одному, другому… Дети же очень сложные. Многие приходят и с аутоагрессией, есть и дети, у которых нет каких-то элементарных навыков, мы их учим себя обслуживать. Я сама себя иногда спрашиваю: почему я этим занимаюсь? Кто-то скажет, что я ненормальный человек. Но думаю: «А кто, если не я?». И когда не говорящий ребенок вдруг сказал «Я тебя люблю», это развеивает все сомнения, это дорогого стоит! Наверное, это моя миссия. Когда ты вкладываешь в работу свои силы и душу, и видишь положительные результаты в развитии каждого ребенка, взамен получаешь признание и благодарность родителей — это просто счастье, — признается Ольга.

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтактеFacebookInstagram и Twitter 

HYPER_COMM

comments powered by HyperComments

HYPER_COMM