«Сидели на ящиках и говорили о жизни»

Гид по культовым ресторанам Куйбышева в ретро-фотографиях и воспоминаниях посетителей

 2 948

Автор: Редакция

.

,

Наш материал о главных ресторанах и кафе города 70-90-х годов набрал солидное количество просмотров, поэтому мы решили сделать вторую часть. Тем более, рассказать ещё есть о чем.

Собрали 10 культовых ресторанов и кафе 70-90-х годов в Самаре и по традиции записали самые яркие истории их посетителей. 

«Центральная»: антибольшевистский банкет и легендарный подвал

(Ленинградская, 37)

В дореволюционные времена гостиница величественно называлась «Националь». Она выделялась своими размерами, являясь одним из немногих пятиэтажных зданий Самары купеческой. Естественно, при «Национале» имелся первоклассный ресторан. Он успел засветиться и в политической истории Самары.

15 июля 1918 года здесь состоялось собрание главных антибольшевистских сил Поволжья. Его хедлайнерами были председатель разогнанного большевиками Учредительного собрания эсер Виктор Чернов и оренбургский атаман Александр Дутов. Из воспоминаний участника того банкета, уральского казака Сергея Щепихина, можно узнать, что среди яств присутствовали суп и рыба.

Сопровождавшие атамана Дутова казаки-оренбуржцы описываются им так: «Все ждали вина и тостов. Станица бушевала, зарядившись, очевидно, задолго до банкета. <…> музыка  была  захвачена той же сотней и дирижировал трубачами лихой хорунжий»

Славные традиции разгула сохранились и после прихода советской власти. Примерно в 1950-70-х годах в подвале бывшего «Националя» находилась пивная, прозванная в народе «Низком». Вот, что о ней вспоминал в своих мемуарах самарский джазмен Владимир Лебедев:

«А в двух шагах от Брода, в подвале гостиницы «Националь» (тогда она называлась «Центральной») открылся пивной бар, где можно было приятно убить время за кружкой холодного пива с солеными сухариками или сушками».

«Низок» также удостоился стихотворения от самарского поэта Александра Скоромыкина. Приведем лишь одно его четверостишие:

«Там пьют люди разных профессий,
Скрываясь от жизненных ран.
И каждый по-своему весел,
И каждый по-своему пьян».

20_Гостиница Центральная

Также гостиница «Центральная» (переименование произошло в 1950-х годах) славилась своим кондитерским магазином. Здесь же находилось кафе «Лакомка». Ресторанные музыканты вспоминают ресторан при гостинице «Центральной» (в народе — ЦК) добрым словом: «Там было и правда очень уютно и как-то по дореволюционному». Подчеркивалась «старорежимность» ресторана еще и тем, что в нем какое-то время работал цыганский ансамбль.

Картину подвала бывшего «Националя» дополнил блогер Евгений Синюков.

«Там обширные подвалы. Там играли в бильярд и в карты. Много жителей Комсомольской, Пионерской, Обороны и других окрестностей там спускали деньги. Подвалы и в соседнем дворе есть, многоуровневые. Например, где холодильник располагался. Он тоже имел отношение к гостиничному комплексу».

Сейчас в этом здании японский ресторан «Тануки».

Центральная

«Снежинка»: изменник, Бродвей и джазбенд

(Куйбышева, 104)

Кафе располагалось в одноэтажном пристрое к зданию бывшего Коммерческого собрания. На дореволюционном фото вы можете опознать его по вывеске «Музыкальный магазин Е.Ф. Бема».

Коммерческое собрание

Размеры помещения и внутреннее убранство были весьма скромны. Тем не менее близость Бродвея, демократичные цены и сильный состав игравших в «Снежинке» (в народе — «Сугроб») музыкантов делали ее достаточно посещаемым местом. Местный джазбенд в 1960-х годах играл в битловском составе — три гитары и барабаны, что по тем временам было достаточно необычно.

Читательница ДГ, которая попросила сохранить анонимность, поделилась трагикомичным эпизодом из своей жизни, связанным с кафе «Снежинка».

«Это были 80-е. Сын был в школе. Днём мне позвонила подруга, говорит: твой муж в «Снежинке» сидит с какой-то дамой. Ну, я помчалась туда, но когда приехала, их уже не было. Он мою подругу знал и, наверное, увидел, как она звонила. А я бы не стала скандалить, просто было интересно посмотреть на его спутницу. Потом эта дама стала его женой».

Сейчас здание Коммерческого собрания отреставрировано, в нем находится концертно-театральный комплекс «Дирижабль». Пристрой, в котором находилась «Снежинка», заброшен.

Снежинка

«Волга»: «Арсенал», буфетчица и костыли

(Волжский проспект, 29)

Гостиница «Волга» была открыта в 1963 году. Набережная Волги, пляжи, ряды парадных сталинок — все благоволило тому, чтобы ресторан пользовался популярностью у самарцев.

Restorany-00-VKa-1963-12-28-novaya_gostinitsa_Volga-min

«Волга» предназначалась для гостей самого высокого уровня, и ресторан соответствовал ее статусу: прекрасная кухня, резвые официанты и первоклассный состав музыкантов. Игра последних приятно удивила руководителя приехавшего на гастроли в Куйбышев ансамбля «Арсенал», известного джазмена Алексея Козлова. По сообщению очевидцев, он сказал своим музыкантам: «Учитесь, как надо играть».

О том, как любили бар при гостинице «Волга» и приходили туда даже на костылях, рассказала журналист Наталья Фомина.

«У меня нет историй о культовых общепитах, зато они есть у членов семьи – у дедушки, у папы. Дело было, правда, не в девяностые, много раньше.

Надо упомянуть, что бабушка и дедушка жили на улице Прибрежной, что под цирком и в непосредственной близости к гостинице «Волга», где во все времена работал великолепный бар. Бабушка была очень строга к дедушке, не допускала излишеств дома, и вот он-то и сделался завсегдатаем этого бара, «задолго до того как этот стало мейнстримом». По дороге с работы домой дедушка делал небольшой крюк, удовлетворенно занимал свой постоянный столик, брал, думаю, честный графинчик ледяной водочки, какую-нибудь селедочку. Что еще нужно трудящемуся человеку в конце трудного дня?

Однажды дедушка сломал ногу. И не просто ногу, а шейку бедра. Бабушка буквально потирала руки, ожидая его домашнего заточения минимум на три месяца. Но дедушка не тот человек, которого пугают некоторые сложности быта. На костылях он прыгал вниз с пятого этажа, вниз по горе, навещал бар (постоянный столик, графинчик, селедочка), потом на костылях карабкался в гору, скакал на свой пятый этаж, и все это нужно было успеть, пока бабушка ходила на рынок, например. Дедушка успевал.

У этой истории нет какой-то квинтэссенции и катарсиса, просто такая милая семейная легенда о проказах дедушки и характере бабушки. Или нет, вру же! Папа как-то рассказал, что во времена костылей дедушку какой-то из случайных посетителей бара назвал инвалидом: «Эй, инвалид, подвинься!», а дедушка вздернул бровь (дедушка был очень красив) и достойно ответил: «Я тебе не инвалид, а главный инженер треста».

А читатель ДГ Сергей Красильников поделился историей про легендарную буфетчицу ресторана при гостинице.

«Самое интересное было не в зале. Ну, там обычные вещи: гости с Кавказа, драчки, съём. В начале 90-х — полный зал одинаковых ребят в «адиках» и кожанках с цепями. Костя Беркут часто там бывал со своими. И не особо бузили, ведь на отдыхе. Но настоящая легенда «Волги» была Полина Фёдоровна. Заведовала буфетом и всё спиртное на столы шло через неё. Её знали все. Удивительной коммуникабельности и воли была женщина. Вот в этом маленьком буфете у Полины Фёдоровны часто проходило единение конкурирующих служб, тех, кому в зале нежелательно было появляться. Сидели на ящиках и говорили о жизни, пока трезвы. Ну, а потом о перспективе уголовных дел».

Здесь по-прежнему гостиница «Волга».

Волга

«Россия»: лучшие музыканты в не лучших интерьерах

(Максима Горького, 82)

Традиции хорошего застольного отдыха новый речной вокзал перенял от своего деревянного предка. На одном из причальных дебаркадеров в период навигации находился  ресторан, который называли «Поплавком» или «Плавучкой». Он славился доступностью цен, наличием свежего (иногда импортного!) пива и меню, включавшим в себя осетринку, севрюжинку, балычок и другие приятные закуски.

Новое, модернистское здание речного вокзала было построено в 1973 году. Естественно, при нем имелся ресторан, правда, с не самым выдающимся интерьером.

Restorany-00-VKa-1973-02-24-novaya_gost_Rechnogo_vokzala

«Но когда его хорошо сервировали хрусталем и оформляли нарядными занавесками, он принимал вполне элитный вид», — вспоминали игравшие там музыканты.

Ресторан в конце 1970-х годов

Их состав был очень силен, а заработки высоки. Солисты могли одинаково легко исполнить песни как Стиви Уандера, так и Игоря Саруханова, а клавишник мог быть по совместительству и прекрасным скрипачом. Талант и многостаночность приносили работавшим в «России» музыкантам до 1500 рублей в месяц.

Сейчас на месте «России» ресторан Hadson.

Россия

«Отдых»: волжские дали и новая архитектура

(Волжский проспект, 40)

Для нас этот объект важен с архитектурной точки зрения. Ведь неспроста кафе «Отдых» открывает список модернистских построек в книге «Космический Куйбышев». Это первая работа в нашем городе архитектора Вагана Каркарьяна.

«С летнего кафе «Отдых» можно начать отсчет архитектуре советского модернизма в Куйбышеве. Образ этого здания еще несет в себе черты уходившей классики в виде упрощенных колонн со схематичными капителями и общей осевой композицией, но это был объект новой архитектуры.

Полукруг открытых террас огораживает общественное пространство набережной, как бы заключая его в свои объятия. С верхней террасы открывается прекрасный вид на волжские дали, а параллелепипед вспомогательных служб защищает посетителей от городской суеты».

Сейчас здесь ресторан «Три оленя».

Отдых

«Чайка»: кафэшник и опасные фразы

(Ново-Садовая, 3) 

«Чайка» находилась в пограничном районе между вполне респектабельным проспектом Ленина и курмышевыми окраинами старой Самары, что, видимо, сказывалось на ее внутреннем наполнении.

Кафе Чайка

Грех не привести колоритное описание этого заведения от посетителя в 1970-80-х годах: «Слово забегаловка как нельзя более подходило для этого кафэшника. Взять на грудь по сотке и рвануть пивка — вот и все, что можно было тут сделать хорошего. С котлетами лучше было не рисковать, а за фразу «Хочу ромштекс»  можно было и в харю получить и быстро скатиться по лестнице после хорошего пинчайзера!».

«Звездное»: бедные музыканты и «еврейский квартал»

(Ново-Садовая, 24)

4-й микрорайон центра города в границах улиц Осипенко, Ново-Садовой, Челюскинцев и набережной Волги считался вполне респектабельным районом, за что сразу же получил прозвище «Еврейский квартал». Своим районным кафе он обзавелся в 1971 году.

Кафе Звездное в Самаре

Дизайн в нем был современный, модернистский. Это сказывалось на публике, среди которой было мало состоятельных людей, что очень расстраивало игравших здесь музыкантов. Хотя после открытия «Звездного» они честно пытались его «обжить».

Сейчас на этом месте сеть кафе и ресторанов.

Звёздное

«Рассвет» и «Жигули»: радиорубка и «Синяя птица» на репите

(Калинина, 11а)

Они располагались в сердце Безымянки — в сквере Калинина. Строительство курировал Авиационный завод, а отделочными работами занимался еще и 9 ГПЗ. Кафе «Рассвет» выходило на улицу Физкультурную и было построено, судя по всему, в первой половине 1970-х годов. А вот расположенный за ним пивбар «Жигули» принял первых посетителей в ноябре 1978 года.

Restorany-00-VZya-1978-11-11-novy_pivbar_Zhiguli_na_Kal_-11-min

15 декабря того же года в многотиражке куйбышевских авиаторов появилась большая статья, посвященная ему. Начиналась она с оценки заведения от контрольного мастера цеха №7 Е. Чернякова:

«Когда мы пришли и заплатили за вход 2 рубля (сюда входит стоимость литра пива и вкусно приготовленной закуски), нас очень приветливо встретила официантка. Для каждого был приготовлен столовый прибор, на столах графины, наполненные пивом. В зале нет шума. Разговаривают за столиками вполголоса. Сидишь и не веришь, что это пивной бар».

Из этой же заметки мы узнаем, что персонал бара-ресторана подбирали совместно с райкомом комсомола. Возраст официантов — до 25 лет, все со средним образованием. Пиво подавалось в красивых графинах и бокалах, имелись рыбные и мясные закуски. Также в «Жигулях» была радиорубка, в которой работали два диктора. Постоянно транслировалась легкая музыка, в том числе любимый горожанами-патриотами ВИА «Синяя птица».

Сейчас в этом здании танцевальный ресторан Black Rabbit.

Рассвет
Фото Андрея Артемова

«Бирюсинка» и «Рубин»

(Аэродромная, 107 и Мориса Тореза, 121)

В «Волжской Коммуне» за 18 июля 1969 года была опубликована заметка «Сколько нужно ресторанов и кафе». Вот отрывок из нее: «Расположены рестораны в подавляющем большинстве в старой части города. В Кировском районе, в котором живет четвертая часть населения, действует всего один — «Восток». Такое же положение с кафе. Правда, их побольше в новых районах, но насколько? «Бирюсинка», «Комета» и «Рубин». Разве этого достаточно?».

Резонный вопрос. Чем дальше от исторического центра, тем меньше шансов отыскать ресторан или кафе, но микрорайон «Черновские сады» выделился на фоне всех окраинных районов. Расстояние между всеми тремя упомянутыми в статье кафе было всего 500 метров. Они стояли по разным сторонам будущего парка Победы.

Так, кафе «Бирюсинка» находилась на первом этаже дома с адресом Аэродромная, 107 (построен в 1965 году). Что интересно, кафе достаточно быстро потребовался капитальный ремонт.

Restorany-FOTO-00-VZya-1975-01-27-reklama_kafe_Biryusinka

Наверняка жителей дома открытие «Бирюсинки» опечалило. Особенно тех, кто жил на втором этаже. Проблема была в вентиляторах: «Прямо под окнами со стороны подъездов стоит громоздкий мотор от вентилятора. Целыми днями гудит он, раздражая слух жильцов дома даже при закрытых форточках». В копилку неудобств добавляем еще один фактор: «Есть еще мотор от холодильной установки, который все эти годы «замолкал» всего несколько раз — когда ломался. Располагается он под жилой комнатой одной из квартир дома».

Это отрывки из газетной заметки 1983 года. Чем закончилась борьба жильцов дома с «Бирюсинкой» — история умалчивает. Сейчас здесь магазин «Пятерочка».

Бирюсинка

Трудно сказать, были ли такие же нарекания в отношении «Рубина» (Мориса Тореза, 121), но газетная заметка 1969 года называет его молодежным и гордится количеством проведенных здесь свадеб. Также с любовью описывается фирменное блюдо «Рубина» — фигурные леденцы.

Restorany-FOTO-00-VZya-1969-07-05-kafe_Rubin_po_MT-121-min

Парадоксально, но сейчас на здании, где работал «Рубин», красуется вывеска «Бирюсинка».

Рубин

Текст: Андрей Артёмов и Максим Фёдоров 
Материалы из самарских газет: Евгений Альмяшев

Фото: Максим Фёдоров

Воспоминания самарских музыкантов о кафе и ресторанах взяты на сайте «Самарской музыкальной студии».

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте, Facebook и Instagram 

HYPER_COMM

comments powered by HyperComments

HYPER_COMM