Помощь помогающим

4 самарских благотворительных фонда, которые стоит поддержать

 594

Автор: Елена Миллер

.


,

Региональные благотворительные фонды переживают тяжёлое время: сокращение финансирования, повышение цен на расходные материалы или невозможность их заказать из-за рубежа, возрастание нагрузки. 

Благотворительные организации – ангелы-хранители для множества уязвимых людей, попавших в трудную жизненную ситуацию, и животных, нуждающихся в лечении и спасении. 

Что произошло:

— в России перестали принимать для оплаты карты, выпущенные за рубежом, а также ушли платформы, платежные системы и сервисы, через которые приходили пожертвования из-за рубежа и внутри страны;

— многие компании-партнёры заморозили или отозвали договорённости о планируемых пожертвованиях из-за санкций;

— выросли цены на лекарства, транспорт, медицинские услуги, корма для животных и даже бумагу. Некоторое медоборудование и спецпитание для больных подорожало в 2 раза; 

— из-за санкций разрушились многие логистические цепочки, что привело к нарушению сроков поставок и дефициту зарубежных лекарств, расходных материалов и медицинского оборудования.  

Мы поговорили с руководителями благотворительных организаций Самарской области, которые сейчас как никогда нуждаются в поддержке. В первой части проекта представляем четыре организации. 

«Домик Детства»

Сайт: domikdetstva.ru
«Вконтакте»: domikdetstva

С 2010 года региональная общественная организация волонтёров «Домик Детства» работает в Самаре для того, чтобы дети не попадали в детские дома, и для этого поддерживает как кровные, так и приёмные семьи в трудной жизненной ситуации, а также помогает выпускникам детских домов (в том числе юридически).  

Директор «Домика Детства» Антон Рубин

«В последние два года нам не удавалось выиграть президентские гранты, но получилось выиграть у других грантодателей – и много жертвовали люди, физические лица. Плюс в прошлом году мы создали дополнительный проект – интернет-магазин с продукцией наших выпускников. Чувствовали себя хорошо. Все проекты были успешными. 

Но сейчас резко снизились пожертвования от людей, которые составляли бОльшую часть финансирования. Пока не столько из-за экономической ситуации, а больше по техническим причинам (перестали работать Apple Pay, Google Pay, через которые у людей в основном были настроены рекуррентные платежи). Это первое. 

Второе – рост цен. Все проекты довольно затратные. В последнюю субботу каждого месяца мы проводим раздачу гуманитарной помощи для семей в кризисе – там месячные продуктовые наборы. 

Сказались рост цен и отсутствие некоторых товаров в магазинах, а также ограничение отпуска товаров в одни руки. Две последние раздачи были очень трудные, пришлось побегать по всем магазинам, чтобы физически набрать необходимое количество.

Очень помогли жертвователи – столкнувшись с трудностями в переводе средств, многие привезли продукты – крупы и другие продуктовые наборы, что очень выручило на данном этапе.

В программе «Дети в приёмных семьях» мы реализуем проект «Тим Экстрим» – занятия с подростками экстремальными видами спорта для отвлечения от наркотиков и других зависимостей.

Мы выиграли грант несколько месяцев назад, получили средства только сейчас — а цены за это время выросли в разы. И сейчас думаем, что с этим делать — выбор невелик: или отказываться от гранта и возвращать деньги грантодателю, или искать дополнительные источники финансирования и добавлять в программу. 

Сейчас немного больше уделяем внимания семьям в трудной жизненной ситуации. Приёмным семьям чуть проще – там и государственная поддержка, и путёвки от государства в санатории и летние лагеря, а семьям в трудной жизненной ситуации грозит опасность изъятия ребёнка. Попасть в такую ситуацию сейчас стало гораздо реальнее – например, потеря работы и, соответственно, падение уровня дохода грозит реальной опасностью направления детей в приют.

Сейчас все, кто могут и хотят продолжать оказывать финансовую поддержку, могут возобновить её, настроив прямой перевод со своей карты/счёта в личном кабинете своего банка.

Пока не будут сняты санкции, с помощью Apple Pay и Google Pay люди не смогут ни совершать разовые платежи, ни настраивать рекуррентные. Поэтому если ваши переводы изначально были оформлены через эти сервисы, вам стоит перенастроить их напрямую из личного кабинета вашего банка.

Пусть небольшая, но ежемесячная помощь очень важна для благотворительных проектов. Когда в начале месяца фонд видит какой-то конкретный бюджет и понимает, что этот бюджет будет из месяца в месяц – это даёт некоторый запас уверенности и позволяет качественнее планировать работу». 

«Вера Надежда Любовь»

Сайт: www.vera63.ru
«Вконтаке»: veranadehzdalubov

Социально-адаптивный центр «Вера Надежда Любовь» им. В.И. Жилина в селе Подстёпки работает как пилотный проект с 2012 года. Официально зарегистрирован в декабре 2015 года. 

Центр оказывает социальные и адаптивные услуги абилитационного направления для детей с такими заболеваниями, как ДЦП, миодистрофия Дюшенна-Беккера, разные формы аутизма и синдром Дауна, а также другими нарушениями центральной нервной системы и опорно-двигательного аппарата. 

Работа центра:

— целый комплекс разнообразных физкультурных упражнений и тренажёров, массаж;

— приём медицинских специалистов: невролога, логопеда, дефектолога, также работает юрист;

— Арт-студия — развитие творческих способностей (рисование, лепка, музыка и другое);

— группа «Выходной маме» — дети (до четырех человек в группе) под наблюдением воспитателей занимаются и играют на протяжении четырёх часов. 

Директор центра «Вера Надежда Любовь» Андрей Полетаев

«У нас в значительной степени уникальный центр – большой комплекс разных направлений, и весь этот комплекс собирался по крупицам исключительно с точки зрения доказательной медицины и доказательной реабилитации. У нас никогда не было направлений из серии «а вдруг поможет», только доказательный подход.

Сначала у нас был только бассейн с температурой 31-32 градуса – это важно для таких детей, при более низкой температуре воды у них не расслабляются мышцы, и дети не могут заниматься. Такая температура требует больших затрат и усилий — нам приходится всё время исследовать воду на бактериологическую чистоту. 

Потом постепенно добавлялись различные абилитационные костюмы и тренажёры — и, соответственно, специалисты к ним. Потом появились кони, иппотерапия, сейчас три коня у нас, наши дети заняли три первых места в Сочи на всероссийских соревнованиях.

Затем логопед и дефектолог, после этого ролики и лыжи, другие тренажёры и так далее — мы постепенно обрастали теми инструментами, которые реально помогают.

После появилась у нас творческая мастерская, АРТ-терапия, дети из нашего центра дважды выигрывали всероссийские конкурсы рисунков.

Мы не ставим целью какие-то достижения, а конкретно для каждого ребёнка у нас разработана индивидуальная программа реабилитации. В государственных центрах это тоже называется «индивидуальная программа реабилитации», но там это более общий всё равно подход. 

У нас сейчас 160 детей, и на каждого ребёнка мы ведём полное отслеживание всех улучшений, всей динамики, антропометрические данные и какие успехи. За время нашей работы в нашем центре 23 неходячих ребёнка встали и пошли. 

На программу «Выходной маме» мы выигрывали президентский грант, он закончился в марте. Сейчас у нас, можно сказать, вообще ничего нет. Финансирование центра распределялось так: примерно 80% — это были средства одного из учредителей, Бориса Жилина, центр назван именем его отца, он был якорным спонсором. 10% — это мои личные средства и еще 10% — все остальные благотворители, жертвователи. 

У Бориса бизнес был связан с рынком акций, ценных бумаг. Этот рынок сейчас работает в России не в полную силу, и в связи с этим мы потеряли якорного спонсора. Мой бизнес связан с деревянным домостроением, и этот бизнес сейчас тоже просел. 

А у нас от 1,2 млн до 1,5 млн, в зависимости от времени года, ежемесячный бюджет: зарплаты специалистам, коммунальные платежи, обслуживание тренажёров, самое дорогое – это содержание коней и бассейн. 

После ухода якорного спонсора моих средств не хватит вполне даже на коммуналку. Постоянных жертвователей раньше было 10-12 человек, сейчас их побольше, но суммы пожертвований резко упали. Люди у нас добрые, хорошие, рады бы помочь, особенно, когда спасать надо, но возможности у всех сильно уменьшились.

Мы подали заявку на президентский грант и ввели с апреля плату за занятия в центре, мы решили сделать это до 1 июня, когда станет понятно, выиграли мы грант или нет. Если грант выиграем, то плата будет полностью отменена, всё станет, как всегда было, бесплатным для семей с детьми-инвалидами. 

А если не выиграем, то, наверное, будем закрываться, потому что платные занятия далеко не все могут себе позволить – у нас сейчас на платной основе занимается 2-5 человек, и сумма оплаты совершенно не покрывает ни коммунальные платежи, ни бассейн, ни всё остальное. 

Количество семей, которые могут позволить себе платные услуги, – это не более 10% от общего числа. Президентский грант же покрыл бы все потребности центра, кроме коммунальных платежей, это около 180 тысяч рублей ежемесячно, при таком варианте мы бы как-то справились. Очень хотим выжить, но не знаем, сможем ли». 

«Ты не одна»

Адрес: улица Ленинградская, 100.
Сайт: centrtyneodna.ru
«Вконтакте»: centrtyneodna

АНО центр социальной помощи женщинам «Ты Не Одна» работает с 2015 года. Помогает женщинам с детьми, не имеющим своего жилья, выйти из сложной жизненной ситуации, создать условия, способствующие приобретению своего жилья, и содействует в трудоустройстве. 

Также в центре есть группа по присмотру за детьми и «склад гуманитарной помощи», где принимают вещи в хорошем состоянии:

— одежду, обувь (взрослую и детскую);

— предметы гигиены;

— коляски, кроватки;

— предметы быта (посуду, постельные принадлежности);

— продукты питания. 

Директор центра социальной помощи женщинам «Ты Не Одна» Екатерина Галимова:

«Мы оказываем полный спектр социальной помощи: у нас женщины проживают, с ними работают социальные психологи, юристы, мы в том числе помогаем восстанавливать документы, на что тоже нужны средства.

При центре работает группа по присмотру за детьми на время работы женщин, в среднем в ней бывает 15-20 детей в день. Там детки не только проживающих в центре. Женщины, которым есть, где жить, тоже приводят детей: к примеру, женщина работает кассиром в магазине допоздна, у неё четверо детей в возрасте 9-11 лет, дети, чтобы не находиться одним дома, после школы приходят в центр, с ними делают уроки.

Также к нам обращаются женщины, у кого ещё не подошла очередь в государственные детские сады. На этих деток тоже идёт расход питания. На сегодня в нашей группе 8 деток не из числа проживающих, но они чаще бывают в разное время: кто-то до обеда, кто-то после обеда, кто-то на пару часов. Такую помощь мы оказываем тоже за счёт собственных средств. 

До последнего времени дела центра обстояли замечательно, мы работали стабильно. Но после начала ввода санкций мы лишились нескольких основных спонсоров, и стало очень тяжело. На этих организациях очень сказались санкции, и они сами оказались в трудной ситуации. А их перечисления закрывали нам самое необходимое – коммунальные платежи. Эти платежи – самая большая часть наших постоянных затрат. 

Помощь от физических лиц для нас также очень существенна – на ней у нас строится всё питание и внутренняя жизнь центра. Технические сложности на нас почти не повлияли, основная наша проблема – это исчезновение финансовой помощи от организаций-спонсоров.

На сегодня самые острые проблемы – это оплата коммунальных услуг и зарплаты штатных сотрудников.

У нас два помещения: одно под центр проживания, второе под склад, и в совокупности сумма выходит очень внушительная. Также и зарплата штатных сотрудников. Мы неоднократно пробовали привлекать волонтёров, но всё-таки у нас ситуации сложные, и здесь нужны люди, которые несут полную ответственность за свои действия и слова. 

А обращений за помощью стало существенно больше, у нас буквально за прошлую неделю центр забился полностью, и практически все – женщины, столкнувшиеся с бытовым насилием. Недавно вот мы были полупустые, у нас было буквально 2-3 человека, и за неделю мы забились опять полностью. 

Коллектив у нас устоявшийся, текучки сотрудников нет, мы вместе переживаем сложный период – к сожалению, теперь не всегда есть возможность выплачивать зарплаты. При этом в центре атмосфера замечательная. Сотрудники, конечно, расстраиваются, что остаются иногда без зарплаты, что питание в центре становится скуднее, пытаются что-то придумывать. 

Мы принимаем не только денежную помощь, но и помощь продуктами и  вещами. До санкций мы были даже больше рады продуктовой помощи, нежели финансовой. На тот момент нам проще было, когда люди сами приносили продукты для центра – меньше финансовой отчётности, меньше организационных хлопот по закупкам.

Сейчас, конечно, ситуация изменилась. На сегодня нам, в первую очередь, нужны средства. Я бы не сказала, что очень тяжёлая ситуация, но нелёгкая. Выкручиваемся, но очень сложно». 

«Другое детство»

Сайт: bfdrugoedetstvo.ru
«Вконтакте»: bfdrugoedetstvo

Тольяттинский благотворительный фонд «Другое детство» создали в 2019 году для оказания материальной помощи родителям в обеспечении детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) необходимыми специалистами, методиками реабилитации, абилитации, социализации для достижения максимально возможных результатов в динамике развития ребенка.

Также фонд оказывает материальную помощь в оплате медицинских и реабилитационных мероприятий, в приобретении технических средств реабилитации (ТСР), дорогостоящих лекарств и продуктов питания (для спецдиет), а также в оплате проезда к месту лечения/реабилитации.

Кроме этого, в фонде есть практика по психологической поддержке родителей детей-инвалидов и безвозмездному предоставлению родителям товаров и услуг, не жизненно необходимых, но помогающих получить положительные эмоции, заново ощутить вкус и радость жизни (бьюти-услуги, массаж, прогулки на катере и квадроциклах, каток, кино и многое другое). 

Учредитель, президент фонда Михаил Батт:

«Мы – сообщество родителей детей-инвалидов, которые в какой-то момент организовались в фонд, чтобы осуществлять помощь в вопросах реабилитации, медицинских мероприятий, закупки аппаратуры и техники. Мы проводили такие сборы, и фонд существовал исключительно на нашем энтузиазме. 

Через год работы, к 2020 году, когда мы немного разобрались в специфике благотворительности, мы несколько переориентировались. Мы не отказались совсем от адресной помощи, просто она перестала быть у нас главной. А главной у нас стала системная помощь в решении общих проблем, которые охватывают большее количество людей. 

Мы стали принимать участие в конкурсах на гранты – Фонда президентских грантов, министерства экономического развития и инвестиций Самарской области, местных бизнес-сообществ. И только когда мы стали выигрывать гранты, наш фонд немного ощутил землю под ногами. 

Сейчас мы как раз реализуем очередной грантовый проект «Велопрокат», в рамках которого дети-инвалиды обучаются езде на велосипедах, адаптированных для детей с ДЦП. 

Ещё мы совсем недавно стали членами торгово-промышленной палаты Тольятти, какая-то помощь уже оттуда пошла. Но сейчас поддержка бизнеса у нас снизилась. 

Пожертвования от физических лиц за всё время существования фонда – это примерно одна восьмая часть от всех средств, которые мы добываем. И она тоже снизилась за последнее время – помощи от людей тоже стало меньше.

Здесь и технические проблемы тоже оказали своё влияние. У нас очень много рекуррентных платежей шло через «Сбербанк», там что-то изменилось, и у нас пропали эти платежи, вся база людей, которые регулярно переводили деньги нам через «Сбер», пропала, её нужно нарабатывать заново. 

В целом у нас ощутимый недостаток финансирования. Вот у нас сейчас идёт сбор на три инвалидные коляски, подобранные индивидуально, и этот сбор стоит, пожертвований почти нет.

У нас сейчас ни одно направление работы фонда финансово не обеспечено полностью, ведь и цены изменились, всё дорожает. Большинство инвалидных колясок, которыми мы занимаемся, иностранного производства.

Что-то мы сейчас сможем закупить, а что-то уже нет, ведь некоторые производители перестали поставлять товары в Россию, а на те, которые поставляются, ценник просто взлетел. И если среднестатистической семье и раньше такие коляски было купить практически невозможно, то сейчас это стало ещё сложнее – хотя куда уж сложнее.

Сбор на проект психологической помощи родителям тоже не движется. Это очень важное направление – когда родители оказываются в такой жизненной ситуации, бывают крайне негативные происшествия.

Мы были бы рады помощи делом, волонтёрской помощи. Когда родители узнают о проблеме своего ребёнка, у них жизнь вообще делится на «до» и «после» — меняется просто абсолютно всё, вплоть до окружения, резко меняется финансовая ситуация. И они оказываются вырванными из обычной жизни, отказываются от своих привычек, которые доступны обычным людям, – потому что теперь у них повышенные потребности в уходе, реабилитации ребёнка. Практика показывает, что родители просто забывают о себе. 

А это ухудшает психологический климат в семье, ухудшаются отношения, ещё больше усиливается напряжённость – и всё это зачастую заканчивается просто разрушением семьи. И чтобы хоть отчасти сгладить эти проблемы, хоть насколько-то вернуть родителей в нормальную жизнь, мы создали программу «Помогаторы». 

В рамках этой программы предприниматели, практикующие специалисты, городской бизнес бесплатно предоставляют таким родителям услуги в своей профессиональной сфере, и это не только психологи. И здесь нужны разные услуги – от консалтинга и мастер-классов до занятий спортом и услуг бьюти-индустрии, ноготочки сделать маме такого ребёнка. 

И если среди читателей есть специалисты, которые хотят помочь таким родителям, таким семьям, то мы с радостью зачислим их в «Помогаторы». 

Фото на обложке отсюда
Фото предоставлены благотворительными фондами. 

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»и ВКонтакте