Жёлтый туман

Путеводитель ДГ по самой загадочной промплощадке Самарской области — заводу «Фосфор» в Тольятти. С фото, видео и ядовитыми испарениями

 918

Автор: Редакция

.

,

Заброшенные заводские территории — бельмо на глазу Самарской области. Внутри Самары и Тольятти пустуют десятки гектаров земли с готовыми коммуникациями, но вместо их освоения строятся новые дома, склады и производства в чистом поле. Одна из самых сложных территорий — завода «Фосфор» в Тольятти. 

Что происходит на площадке и что нужно для ее перерождения из сталкерской зоны в индустриальный парк — рассказываем в путеводителе ДГ по «Фосфору». 

Правительство Самарской области ищет инвесторов на 3 очередь Особой экономической зоны Тольятти. Две первые обошлись бюджету в 8 млрд рублей. Проект шел тяжело — только сейчас РЖД начала тянуть к зоне ж/д ветку, переговоры о которой шли с 2010 года. Между тем всего в 17 км от ОЭЗ уже существует огромная промышленная площадка. Готовый индустриальный парк, особая зона — называй как хочешь. Гектары пустых площадей, несколько железнодорожных линий, газовые магистрали и ЛЭП, подъездные пути, канализация для промышленных стоков. Это площадка бывшего завода «Фосфор». 

На ней есть одна проблема: участки с экологически опасными отходами от старого производства. Для их ликвидации нужно всего несколько миллиардов рублей — в разы меньше, чем для строительства новых промышленных парков в чистом поле. И между опасными участками уже растут корпуса новых производств, для которых старая площадка со всеми ее рисками оказывается выгодной. 

Тонны «Эхо»

Строить «Куйбышевфосфор» начали в 1958 году. Площадка для завода была идеальная. К тому времени рядом уже запустили Куйбышевскую ГЭС – для «Куйбышевфосфора» как раз нужно было много электроэнергии. Ещё один плюс – удобная транспортная инфраструктура: речной порт, железная и автомобильные дороги. 

День рождения завода – 11 сентября 1963 года. В этот день был получен первый фосфор, 17 сентября – фосфорная кислота, 21 сентября – первый триполифосфат натрия, 13 декабря – первый трикрезилфосфат.

К 1980 году на заводе действовало множество цехов по производству жёлтого фосфора, фосфорных солей, удобрений и фосфорорганических соединений. Также работали вспомогательные цеха: по очистке сточных вод, цех связи, транспортный цех и службы непромышленного характера, обслуживающие завод и объекты соцкультбыта.

Завод был самым крупным предприятием в СССР по выпуску фосфора и его производных. На основе фосфора на заводе организовали производства синтетических моющих средств, сложных удобрений, жидких комплексных удобрений, фосфатирующих и моющих препаратов. Продукцию предприятия поставляли в 20 стран мира. 

У завода был яхт-клуб «Химик», что могли себе позволить немногие предприятия СССР, а также санаторий «Русский Бор».  

После распада СССР предприятие приватизировали и переименовали в ОАО «Фосфор». Сменив серп и молот на триколор, завод оставался единственным в России производителем жёлтого фосфора и ортофосфорной кислоты, но не смог закрепиться на новом рынке. Цены на фосфорные удобрения в мире падали, а цены на сырьё росли. Появилась зависимость от поставок импортного сырья. Предприятие стало убыточным.

В 1998 году на заводе ввели внешнее управление. Убытки превратились в долги. Иногда приходилось расплачиваться собственным производством. В декабре 1999 года по постановлению губернатора Константина Титова «Фосфор» выделил две тонны синтетического моющего средства «Эхо» в качестве гуманитарной помощи Республике Дагестан, пострадавшей от «террористических актов и военных действий». Две тонны стирального порошка обошлись «Фосфору» в 500 тысяч рублей. Их оформили «в счет задолженности перед областным бюджетом по налогу на имущество».

После смены нескольких внешних управляющих в 2002 году «Фосфор» объявили банкротом. В 2003 всякая производственная деятельность прекратилась. Заводской санаторий «Русский Бор» перешёл в собственность Волжского университета имени Татищева.

Беды с землёй

Заброшенные цеха пытались демонтировать. Известно, что в июне 2006 года во время демонтажа несущих конструкций из металла в цехе №1 на высоте 30-40 метров обрушились перекрытия. Рабочие упали с 10-метровой высоты, на них рухнули куски бетонных плит. Погибли четыре человека, еще трое получили тяжелые травмы. Было две версии инцидента: грубые нарушения техники безопасности и работа охотников за черметом, которые срезали несущие железные опоры. 

Но главной проблемой брошенных цехов завода остаются неутилизированные отходы. В 2007 году губернатор Владимир Артяков «дал поручение до конца года обезвредить все 5 тысяч тонн опасных отходов, находящихся в бесхозном состоянии». 

К концу 2007-го власти отчитались о завершении первого этапа – «утилизировано 60 тонн чрезвычайно опасных веществ <…> треххлористого фосфора и хлорокиси фосфора, хранящихся в семи ёмкостях-реакторах одного из корпусов бывшего завода». В том же году основной земельный участок, на котором располагалось ОАО «Фосфор», перешёл в собственность мэрии Тольятти. Уже в 2008 эту территорию предоставили в аренду на 49 лет множеству юридических и физических лиц. При этом в 2009 году компания «Ленниигипрохим» провела инвентаризацию опасных отходов и установила, что на территории завода остались некондиционные продукты с первого по четвёртый класс опасности в количестве около 8 тыс. тонн. В том числе более 5 тыс. тонн фосфорсодержащего шлама.

Новые цеха на «Фосфоре» перемежаются развалинами. Среди них — кучи желтого фосфора. Пока губернаторы пытались привлечь в регион федеральные деньги, «Фосфор» горел. С 2012 по 2018 год зафиксировали 283 случая самовозгорания жёлтого фосфора. При горении он выделяет ангидрид, дым белого цвета, поражающий легкие, глаза, слизистую оболочку. Это были небольшие возгорания, по сравнению со случаями 2020 года.

26 апреля 2020 загорелся фосфоршлам в цехе бывшего завода. Пожар на площади 10 кв. метров. 17 июля 2020 также горел фосфорный шлам. Всё тоже началось с площади возгорания в 10 кв. метров, а разрослось до 100 кв. метров. Причина пожара та же – самовозгорание. После этого областной Роскомнадзор опубликовал методичку: как вести себя при возгорании жёлтого фосфора на одноимённом заводе. 

По мнению специалистов, это не последние случаи самовозгорания жёлтого фосфора. С 2009 по 2018 годы «Ленниигипрохим» и СамГТУ обследовали территории завода и проводили инвентаризацию отходов. Итоги приводятся в проекте областной программы «Ликвидация накопленного экологического вреда». 

- Было установлено, что в составе токсичных отходов содержатся фосфорсодержащий шлам, технический желтый фосфор, органические отходы (смесь фенола, крезолов, ксиленолов, масел, малеиновый ангидрид), некондиционные детергенты (сорпол, берол), сера комовая, сульфат калия. Кроме того, на территории ОАО «Фосфор» находится свыше 190 производственных зданий, сооружений, а также шламонакопители фосфорсодержащего шлама.

Также указано, что «жёлтый фосфор и фосфорсодержащий шлам, склонные к самовозгоранию, при возникновении благоприятных погодных условий представляют угрозу для окружающей среды и здоровья населения Тольятти».  

Кто работает сейчас на «Фосфоре»

Тем не менее все последние годы завод заселялся новыми предприятиями, владельцев которых не пугают ни возгорания желтого фосфора, ни даже забетонированный в одном из цехов цезий-137. Он использовался в уровнемере, который в 1984 году стащили с производства два практиканта и разбили. 

Сейчас на территории завода работают несколько десятков производств — среди них производство гипсокартона и моющих средств, переработка металлолома, аккумуляторов, бытовых отходов. Так, компания «Ахмадиев Тонапо Инжиниринг» производит огнеупорные материалы и продукцию из них, вроде теплоизоляционных плит. На «Рускате» медный лом перерабатывают в медную катанку. 

SONY DSC

Также медную продукцию производят из лома на соседнем «Фосфохиме», а кроме нее — пластические смазки. В компании «Эк-Эйр» собирают системы вентиляции и кондиционирования.  Часть зданий в собственности у предприятий, часть сдает им в аренду основной собственник площадки ООО «Химзавод», которому принадлежат также инженерные сети и ж/д пути. Владелица компании Ирина Гендель даже называла территорию «первым промышленным парком в Самарской области», причем созданным без льгот и бюджетных инвестиций. 

В отличие от «Преображенки» или Особой экономической зоны, правительство Самарской области этот промпарк не рекламирует и федеральные делегации в него не привозит. Был в 2013 году бывший министр природных ресурсов Сергей Донской, и только. Здесь есть новые аккуратные корпуса, но рядом с ними — руины с выбитыми окнами и торчащими балками. Но дело не только в этом.

По данным Общественной палаты РФ, новые производства, в свою очередь, создают экологические риски: 11 производств являются объектами негативного воздействия, подлежащими федеральному государственному экологическому надзору, и 9 — объектами регионального надзора. В 2010 году на «Фосфор-Транзите» — это производство присадок к минеральным маслам — произошла утечка полиалкилбензола, взрыв и пожар. Мастер смены получил ожоги. Это предприятие вместе со «Средневолжской химической компанией», расположенной также на территории «Фосфора», входит в списки химически опасных объектов Тольятти. «Фосфохим» — в списки пожаро- и взрывоопасных. 

Впрочем, риски есть и на тех предприятиях, которые в такие списки не входят. В 2018 году на заводе «Новые технологии асфальта» произошел взрыв во время сварочных работ, погибли два человека.

Один из самых старых обитателей территории «Фосфора» — компания «ЭкоВоз», которая занимается в Тольятти вывозом и сортировкой мусора. К ней экологические претензии — у тольяттинских активистов.

Концы в воду 

Осенью 2020 года в тольяттинских СМИ стали появляться видеоролики, снятые с земли и с воздуха — на них водитель автоцистерны сливает какую-то жидкость в глубокую лужу на территории «Фосфора». Рядом лежат кучи мусора. Потом кадры, снятые с квадрокоптера,  — цистерна въезжает на расположенный неподалеку участок компании «ЭкоВоз».

Местный журналист Александр Гремин, опубликовавший видео, предположил, что жидкость — это отходы от переработки пластика, которой и занимается «ЭкоВоз». 

«ЭкоВоз» — один из крупнейших операторов вывоза бытовых отходов в Самарской области и один из двух субподрядчиков регоператора, «Экостройресурса», в Тольятти. 

В Тольятти компания вывозит из жилого сектора более 200 тыс. тонн отходов в год. Но кроме этого компания владеет крупнейшими в Самарской области мощностями по сортировке мусора, а часть его и перерабатывает сама. Весь объем, который компания вывозит из Тольятти, проходит через сортировочную станцию «ЭкоВоза», которая как раз и расположена на территории «Фосфора». Часть мусора — пластик — там же и перерабатывается во флексу. Так называют мелкие кусочки пластмассы, которые используются как сырье для производства других товаров. На переработку идет пластик, полученный после сортировки обычного мусора, бутылки из баков для раздельного сбора. «ЭкоВоз» также закупает пластиковые отходы.

Здесь же есть цех для переработки резиновых шин в крошку, но сейчас он стоит — зимой не работает. Рядом навалены несколько десятков покрышек. Резиновая крошка идет на производство напольного уличного покрытия. Раньше «ЭкоВоз» сам делал плитку и продавал ее, потом остановился на производстве сырья для нее. 

Картон продают другим переработчикам, крупногабаритный мусор измельчают специальным шредером. По оценке компании, все это позволяет в несколько раз сократить объемы мусора на его пути от домов до свалок. «ЭкоВоз» получает выплаты от регионального оператора «Экостройресурса» за вывоз и сортировку мусора и зарабатывает на продаже сырья из отходов. Плюс зарабатывает на флексе и других продуктах переработки мусора. 

Еще в одном цеху неподалеку от переработки «ЭкоВоз» хранит палеты со спрессованным мусором, не попавшим в переработку, — они ждут вывоза на полигон. Впрочем, «цех» — скорее условное название: после пожара несколько лет назад от него остались одни стены.

Исполнительный директор компании Денис Волков утверждает, что видео со сливом жидкости — подделка. Номер автомобиля на видеоролике действительно принадлежит «ЭкоВозу», говорит он, но относится к мусоровозу, а не к цистерне. Щелочная жидкость действительно используется в производстве для промывки пластика, но в процессе промывки нейтрализуется и только в таком виде отправляется в промышленную канализацию.

В доказательство этого менеджеры «ЭкоВоза» показывают корреспондентам ДГ путь щелочной воды от баков промывки пластиковых бутылок до канализационных люков и опускают в них тестеры — те показывают нормальный уровень кислотности.

А тольяттинские журналисты, опубликовавшие съемку, показывают логотип «ЭкоВоза» на цистерне и заключение экспертной компании «НЗОО Эксперт» из Ростова-на-Дону об отсутствии признаков монтажа в видеороликах. 

photo_2021-03-24_16-11-51

Волков — не только депутат Самарской губернской думы, но и координатор экологического проекта «Единой России» — «Чистая страна» — в Самарской области.

Он подчеркивает также и свои семейные связи с “Фосфором”, пусть даже предприятие давно не работает.

Мой дед Алексей Геннадьевич Волков был первым директором завода, строил его. Я хочу, чтобы площадка возродилась, у меня рука не поднимется еще больше ухудшать положение на ней.

Процесс горения

Рекультивация территории «Фосфора» — давняя головная боль региональных властей, несмотря на то, что формально основной земельный участок под территорией завода принадлежит Росимуществу. Он перешел из собственности Тольятти в федеральную собственность в 2012 году, так как на территории завода расположены защитные сооружения гражданской обороны (бомбоубежища). При этом на нем остались десятки зданий и инженерные сети в частной собственности. Основных собственников на территории завода два: это «Химзавод» и компания «Ависта», принадлежащая Алексею Титову (это сын бывшего губернатора Самарской области Константина Титова). 

SONY DSC

Одна из крупнейших компаний на территории — тольяттинский холдинг «Акрон», который в 2020 году приобрел здесь 38 объектов недвижимости у компании «Ависта» и собирается сформировать из них производственную площадку. В качестве преимуществ территории гендиректор «Акрона» Павел Морозов называет хорошую санитарно-защитную зону и избыток энергетических мощностей. С тем, что у площадки большой потенциал,  согласен Денис Волков. 

— В первую очередь нужно решить вопрос с рекультивацией фосфора, очистить территорию от опасных отходов. Сама территория завода удачно расположена для развития производств, имеет все коммуникации, мощности и выгодное логистическое расположение, к заводу подведены ж/д пути для доставки крупнотоннажного сырья, что для ряда предприятий является решающим фактором.

В 2013 году региональные власти пытались включить завод в федеральную программу «Ликвидация накопленного экологического ущерба» на 2014 – 2025 годы. Стоимость рекультивации оценивали в 3,2 млрд рублей. Войти в программу не получилось — как поясняли тогда в мэрии Тольятти, «в связи с неполнотой представленных данных». Было непонятно, что именно находится на территории — каковы вредные вещества, их объемы, состояние емкостей для хранения, а в некоторых случаях был неизвестен собственник. В 2009 году проводилось обследование территории силами специалистов СамГТУ, но с тех пор в прямом смысле слова утекло много воды — могло измениться состояние и отходов, и емкостей для их хранения, и зданий, и почвы. 

Скриншот 23-03-2021 08_03_58

Власти Самарской области пытались решить проблему собственными силами – в 2013 была принята областная программа «Ликвидация накопленного экологического ущерба» на период 2014-2019 годов стоимостью 736 млн рублей. В нее вошли две территории: завод СВЗХ в Чапаевске, в шламоотстойниках которого ПДК вредных веществ была превышена «в сотни тысяч раз» и из которых эти вещества вымываются в реку Чапаевка. И территория завода «Фосфор», на которой также находятся токсичные отходы, которые к тому же и подвержены самовозгоранию – администрация Тольятти насчитала 283 таких случая в 2012-2018 годах. Но в ноябре 2016 года программу приостановили из-за проблем с деньгами в областном бюджете, сначала до марта 2018 года, потом еще на год.

В 2016-2017 годах в российское экологическое законодательство внесли изменения, по которым можно было получить деньги из федерального бюджета, но только при наличии проектно-сметной документации по обеззараживанию «Фосфора» и после включения его в федеральный реестр. 

Скриншот 23-03-2021 08_04_27

В 2020 году мэрия Тольятти стала заказчиком, а СамГТУ — исполнителем очередного обследования территории и разработки нового технико-экономического обоснования рекультивации. Контракт должен был быть исполнен в ноябре 2020 года. По словам председателя правительства Самарской области Виктора Кудряшова, это позволило бы подать заявку на включение этого объекта в реестр накопленного экологического вреда и войти в федеральную программу. Правительство области планировало сделать это к 1 марта. 

Сделать это не удалось. Заказчик и исполнитель работ по оценке — мэрия Тольятти и СамГТУ — с декабря не могут договориться о закрытии контракта и собираются судиться. Из итогов исследования известно только, что специалисты СамГТУ считают, что вывоз отходов с территории «Фосфора» невозможен, их следует сжечь в специальной установке для низкотемпературного сжигания шламов с высокой (более 95%) степенью очистки отходящих газов. В общей сложности на территории бывшего ОАО «Фосфор» располагается около 14000 тонн строительного мусора и загрязняющих веществ 2-го, 3-го и 4-го классов опасности. Самыми опасными являются четыре участка, включая бывший склад хранения жёлтого фосфора,- на них находится более 70% фосфорсодержащего шлама. 

Скриншот 23-03-2021 08_07_39

«Участки» здесь — название условное, фактически это просто точки, где расположен шлам. Как сообщили ДГ в минпромторге Самарской области, земельные участки, на которых нужна рекультивация, в реестре объектов недвижимости отсутствуют. Структура собственности здесь вообще фантастически запутана. 

Отходы и опасные вещества на «Фосфоре» — это, как правило, емкости со шламом — бочки или цистерны. Эти бочки могут быть как внутри, так и снаружи старых цехов, которые принадлежат частным собственникам. Но находятся они на общем земельном участке, принадлежащем федеральному Росимуществу. 

По итогам обследования, сообщил минпромторг, «определено 11 земельных участков, на которых выделены очаги загрязнения». Теперь ведомство просит собственника, Росимущество, выделить их из общего земельного участка и отдельно внести в ЕГРН. И только после этого можно будет направить заявку в минприроды на получение финансирования. 

Текст: Юлия Апухтина, Максим Фёдоров и Римма Михарева
Фото: Максим Фёдоров и Валерий Ерофеев
Видео: Алексей Сураев и Даниил Гудков 

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте, Facebook и Instagram

HYPER_COMM

comments powered by HyperComments

HYPER_COMM