«Ужас, но не ужас-ужас-ужас»

Наталья Зубаревич об экономических последствиях коронакризиса в России и Самарской области

 1 350

Автор: Редакция

.

,

Факультет экономики, управления и сервиса и естественно-географический факультет педуниверситета организовали онлайн-лекцию профессора МГУ Натальи Зубаревич о последствиях коронакризиса для регионов России и, в частности, Самарской области.

ДГ записал самые интересные высказывания Натальи Зубаревич из лекции. 

С ЧЕМ МЫ ПОДОШЛИ К КОРОНАКРИЗИСУ

В российской дифференцированной экономке есть очень небольшая группа лидеров (Москва, Тюменская область с ее автономными округами и Сахалин). По показателю валового продукта это супербогатые регионы, хотя не все им остается в виде ВРП – значительная часть уходит в виде налогов на федеральный уровень.

Вторая группа – это относительно развитые регионы, к которым как раз относится Самарская область.

Что это за регионы? Это как бы «моторы» развития страны второго уровня. У них нет таких феерических конкурентных преимуществ, как у Москвы – суперагломерации, которая еще и столица со всеми статусами. У них нет гигантских запасов для производства нефти и газа, как у Тюменской области. У них нет супер-супер конкурентных преимуществ, но все же два преимущества у них есть. Первое – это наличие экспортных отраслей (как правило, это нефтегаз, химия, металлургия), то есть тех отраслей, которые дают крупным предприятиям довольно большой объем денег при продаже ресурсов или продуктов первого передела. Второе – сектор услуг. Как правило, в относительно развитых регионах есть город-миллионник, где развивается сектор услуг, который тащит город вперед, где появляются новый бизнесы и новые виды деятельности.

И если у региона есть эти две «ноги», то у него более устойчивое развитие.

Когда-то, в 90-е годы, позиция Самарской области была выше среднероссийской, но прошли нулевые, десятые, и ВРП Самарской области (с корректировкой на средние цены) оказался ниже среднего по стране. Это действительно проблема. Самарская область постепенно утратила позиции заметного экономического игрока, которым она была после тяжелейшего кризиса конца 90-х. Причин тому много – от качества управления до передела основных активов в регионе. Все это негативно сказалось на развитии области.

Проблема Российской Федерации в том, что у нас в стране гигантская масса регионов, у которых ВРП ниже 100% – в диапазоне от 90% до 50%. У них нет явных конкурентных преимуществ, но они все же есть. Эти преимущества надо очищать, стимулировать их хорошими правилами игры. А если этого не делать, то преимущества проявляются плохо.
Для того, чтобы регионы развивались, им нужны инвестиции. Но картина здесь довольна грустная: с 2014 года инвестиции идут потоком в Москву (вместе с областью) и Тюменскую область. В 2014 году московская агломерация получила 15% всех инвестиций России, в 2019 – уже 21%. Доля Тюменской области в этот период составляла ежегодно от 11 до 14%. То есть Москва и Тюмень получали треть от общего объема инвестиций.

Доля инвестиций в других крупных регионах – всего лишь 2-4%. Самарская область получила в 2014 г. 2% инвестиций, а в 2019 – уже 1,5%. Это реально мало.

И это печально, потому что основной инвестор – это не государство, а бизнес, который очень жестко отбирает регионы с явными конкурентными преимуществами. И тем самым воспроизводит это территориальное неравенство.

СРЕДНЕДУШЕВЫЕ ДОХОДЫ

Если сравнить среднедушевые доходы (их нужно соотносить с размером прожиточного минимума в регионе), то самые большие опять же в Москве и в Тюменской области.

Доходы населения в Самарской области в начале нулевых были чуть выше средних по России. Это был регион, в котором, что называется, можно было жить – деньги были. В 2008 году, как по всей стране, в области произошло неплохое улучшение, но уже к концу 2010 года отношение среднедушевых доходов к прожиточному минимуму в Самарской области стало заметно хуже. Тогда по этому показателю область обогнали Татарстан, Башкортостан и пермяки. То есть по уровню жизни Самарская область сместилась с лидирующих позиций на 4-ю позицию в ПФО.

Это говорит о том, что проблемы в Самарской области начались задолго до ковида.

Кризис 2015-2016 годов (начался в конце 2014 г.) ударил по трем направлениям:

– инвестиции (упали на 13%):
– розничная торговля, которая сокращалась до конца 2017 г., а потом начала расти, потому что россияне пошли за кредитами;
– доходы, которые сокращались с 2014 г. до 2018 г. на 7%, а в 2019 выросли на 1%.

Надо отметить, что в Самарской области в этот период не было падений промпроизводства, но и заметного роста потом не случилось (плюс 3%). А у 8% регионов промпроизводство выросло на 10%. А Самарская область «застыла».

И вот на этом фоне случился коронакризис.

Самарская область проходит его чуть мягче, чем в среднем по стране. Экономика области упала на 5%. Самый сильный спад в инвестициях в экономику – минус 10-12% (в Москве для сравнения – всего лишь минус 4%, в Тюменской области – плюс 20%).

РЫНОК ЖИЛЬЯ

Российский жилищный рынок сократился с 2015 по 2018 гг. на 12%, и только в 2019 г. начался восстановительный рост – плюс 5%. В Самарской области спад был значительнее – на 25%. Это случилось из-за большого передела рынка и сложных отношений городских властей с девелоперами. Там было много институциональных факторов, хотя были и чисто экономические – кризис.

Рынок жилья в России развивается, в основном, за счет строительства в московской и питерской агломерациях. Совокупно в этих регионах строится четверть общего объема жилья – 17% в Москве, 7% в Санкт-Петербурге. Это показывает, как распределяется спрос: население продолжает стягиваться в две крупнейшие агломерации. И бизнес уверен, что все построенное там жилье купят.

Коронакризис повлиял на стройки только в конце марта, когда все стало закрываться. Но спад рынка начался раньше, с начала этого года – минус 12%. Любопытно, что Самарская область по строительству жилья в коронакризис показала рост – на 19%. Это хорошо, но произошло это из-за низкой базы в предыдущие годы, когда рост был замедленным. Наверное, в области разрешились проблемы с землеотводом, и, возможно, рынок как-то наладился.

Что будет дальше? Объемы ввода жилья сократились по всей стране. И одновременно снижаются ставки по ипотеке. А если хоть немного владеть арифметикой, то ясно, что на рынке вырос спрос и уменьшилось количество предложений. Это означает рост цен. Только ценой балансируют такие сдвиги на рынке.

РОЗНИЦА

Рынок розничной торговли России так и не вышел из кризиса – минус 8% в 2019 году к 2014 году.А с коронакризисом розница просто посыпалась. И если показатель января-июля – только минус 6%, то в апреле розница сократилась на 23%, в мае – на 19%, в июне – на 8%, в июле – на 3%. Но и в августе, когда ограничений уже не было,– минус 3%. Это означает, что люди реализовали отложенный спрос, а дальше розница не растет. Самый большой спад был в регионах, где вводились жесткие карантины.

В Самарской области розница упала на 4%. Можно сказать, что кризис в рознице потихоньку преодолевается, в отличие от спада в промышленности – 24 региона уже вышли из падения в рознице, но бурного роста не будет из-за снижения доходов населения.

ПЛАТНЫЕ УСЛУГИ

Очень тяжелая ситуация на рынке платных услуг. Это ЖКХ, транспорт, кинотеатры, парикмахерские и пр. В апреле рынок рухнул на 38%, в мае — на 40%, в июне – на 35%, в июле – на 25%. В целом, за январь-июль падение в России на 20%. В Самарской области – на 24%. Причины падения рынка — карантин и неплатежи. К примеру, населению сказали, что до конца года не будут начислять пени за просрочку платежей по ЖКХ. И люди попросту решили не платить, не думая о том, что с нового года пени вернутся, а накопленные долги будут расти.

Надо понимать риски падения этого рынка конкретно для Самарской области, где есть город-миллионник и еще два крупных города, где конкурируют именно рыночные услуги. Бизнес в сфере платных услуг чувствует себя очень нехорошо. Поэтому будут отложенные проблемы банкротств и проблемы занятости.

РЫНОК ЗАНЯТОСТИ

Из-за нового кризиса резко выросла неполная занятость работников. В Самарской области – с 3% до 11% во втором квартале этого года. Такие же проблемы не только в Самарской области, но и в Пермском крае, Питере, Калуге. А что такое неполная занятость? Это отсутствие зарплат.

Выросла и зарегистрированная безработица. В Самарской области  — с 1 до 4%. На это повлияли объявленные российским правительством меры поддержки безработных: упрощение процедуры признания безработными, а также повышение пособия по безработице. Как долго будут действовать эти меры, пока неясно. Государство вполне может ужесточить хотя бы требования к признанию человека официальным безработным. Да и сокращение пособия возможно.

ДОХОДЫ НАСЕЛЕНИЯ

С 2014 по 2018 гг. по официальным данным доходы населения сократились на 8% (по новой методике Росстата) или на 10% – по старой. В Самарской области доходы граждан за этот период упали на 20%.

А во втором квартале 2020 года доходы населения России сократились еще на 8%, в Самарской области – на 5%. Но у этих данных очень низкая достоверность.

Число бедных в России выросло с 18 до 23 млн человек. Уровень бедности во втором квартале – на 16% от уровня того же периода 2019 года. Самые бедные в России – это дети. Доля бедных среди семей с детьми – 23-26% (43% – это семьи с детьми школьного возраста – от 7 до 16 лет).

БЮДЖЕТЫ

Самарская область относится к регионам, которые могут зарабатывать самостоятельно. В бюджете региона налог на прибыль предприятий составляет 26%, НДФЛ – 30%, налог на имущество – 13%.

В этот коронакрсизис все субъекты страны в апреле-июле недополучили доходов на 567 млрд рублей (к концу года, по оценке Счетной палаты, эта сумма вырастет до 2 трлн рублей). Самарская область потеряла 20% собственных доходов.

При этом трансферты регионам из федерального бюджета в этом году выросли на 54%, до 400 млрд рублей. И, если говорить про Самарскую область, то с учетом трансфертов область потеряла в целом только 5% доходов.

Денег у Самарской области не так много. В конце нулевых и начале 2010-х доля бюджетных расходов у области составляла 95%, в 2019 г. – уже 84% от средних душевых расходов консолидированного бюджета. При этом 62% расходов Самарской области — это социальные расходы. Хотя область пытается инвестировать и в национальную экономику (22% расходов).

Во время коронакризиса регионы резко нарастили свои расходы – плюс 19%. Траты на здравоохранение в регионах выросли на 85%, на национальную экономику – на 22%.
Самарская область на этом фоне ведет себя более аккуратно: расходы выросли только на 14%, на здравоохранение траты увеличили на 73%, а вложения в национальную экономику затормозили (плюс 9%). И правильно делают – доходов мало, а опасность разбалансированности бюджета очень большая.

Долговая нагрузка у Самарской области выше средней по России – 37% против 25%. Но структура долга области лучше. Половина долга – это гарантии и ценные бумаги. Бюджетных кредитов немного. Но долговая нагрузка будет расти, а это риск для бюджета.

ЧТО НАС ЖДЕТ

Конечно, мы пройдем через спад ВРП, промышленности, рынка услуг, доходов и потребления. Москва выйдет из кризиса раньше. Остальные города-миллионники могут пострадать из-за больших рисков и небольшой финансовой поддержки.

Инвестиций могут ждать скорее всего те, кто их получал и раньше – Москва и Тюменская область.

А основную часть регионов ожидает медленное восстановление объема основных налогов – налога на прибыль и налога на доходы физлиц.

В целом, конечно, можно сказать, что нас ждет ужас, но не ужас-ужас-ужас.

Модератором лекции выступал заведующий кафедрой управления, сервисных технологий и экономического образования СГПСУ Лев Фишман 

Фото на обложке отсюда 

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте, Facebook и Instagram 

HYPER_COMM

comments powered by HyperComments

HYPER_COMM