«Я не жажду крови»

Григорий Циденков подробно о плагиате Гузели Яхиной

 2 500

Автор: Редакция

.

,

Преподаватель СГСПУ, кандидат социологических наук, пишущий докторскую диссертацию про голод в Поволжье, Григорий Циденков считает, что писательница Гузель Яхина переписала заметки его блога в «Живом Журнале» и опубликовала под своим авторством в новом романе «Эшелон на Самарканд».

Историк рассказал ДГ, прочему он уверен в заимствовании его записей и сюжетов.  

Григорий Циденков много лет занимается исследованиями, публикует научные и популярные статьи по этой теме. После пресс-конференции Гузели Яхиной в агентстве ТАСС, посвященной новому роману о голодающих детях Поволжья, Григорий пришёл к выводу, что сюжет его повествования полностью повторяется в сюжетной линии романа.

«Мне сбросили ссылку на её интервью, — рассказал Циденков ДГ, — с комментариями о том, что «мы это уже читали в ваших блогах». Я ознакомился с ним, и у меня не осталось сомнений, что писательница беззастенчиво позаимствовала у меня все факты и сюжетные ходы. Разница заключается в том, что она перенесла место действия из Самары в Казань и увеличила количество детей с 400 до 500».

Григорий Циденков объяснил: во время голода в Поволжье детей массово отправляли в Ташкент. Из Самары везли в Ташкент по прямой ветке. По словам Циденкова, из Казани тоже везли, но очень редко, потому что прямого сообщения не было.

- На южном направлении конечной станцией был Ташкент, откуда детей распределяли уже местные власти. Яхина, видимо, хотела уйти от аналогии с произведением Неверова «Ташкент — город хлебный». Ей нужен был другой город. Если бы она изучала проблему, то знала бы, что из Казани детей часто везли в Сибирь, Москву, Западную Украину – далеко от Средней Азии и никаких параллелей с Неверовым. Но Яхина этого не знала, отсюда и близкий к Ташкенту Самарканд.

Циденков рассказал, что работал в Самарском государственно архиве и наткнулся на историю о том, как самарский оперуполномоченный пишет рапорт об эвакуации 400 детей в Самарканд, так как Ташкент был закрыт.

— Это была единичная для тех лет история, разыскал и опубликовал её только я. Из Казани не шли эшелоны в Самарканд. И уж, конечно, не в 1923 году, когда голод закончился. Мне как историку претит такое вольное жонглирование фактами. Это все равно, что заявить, что Гагарин полетел в космос в 1963 году.

Кроме этого, Григорий Циденков считает, что Гузель Яхина воспользовалась его списком фильмов о голоде в Поволжье.

- Она говорит, что пересмотрела все фильмы о голоде, ссылаясь на некий перечень. Это полная нелепица, которая также выдает её с головой. Много лет я делал подборку фильмов, повествующих о теме голода 20-х годов. Заметьте, это не документальные, а художественные фильмы. К сожалению, они не сохранились. Имеется только короткий фрагмент одного из них. Яхина не только приводит перечень этих художественных произведений в четко совпадающей с моим списком последовательности, но и утверждает, что она их смотрела.

По мнению Циденкова, у Яхиной много странностей по ссылкам на источники. В пример он ставит слова Гузели Яхиной о «Книге о голоде».

— Она называет [эту книгу] одним из главных источников. Только ее она также не читала. Яхина утверждает, что она состоит из «правдивых историй голодающих», но это не так. Книга состоит из трех разделов. В одном – рассказы профессиональных литераторов Москвы и Петрограда в пользу голодающих. В двух других – фотографии, отчеты и статистика без каких-либо человеческих подробностей. Потом она рассказывает трогательную историю о том, что в Советском Союзе были организованы музеи голода. В 30-х годах они были принудительно закрыты, материалы уничтожены, а все музейные работники репрессированы. Это еще одна фальсификация, потому что музеи голода создавались не как мемориальная история, а как агитационные пункты для сбора денег голодающим.

Григорий Циденков считает, что писательница «очень поверхностно подошла к теме голода в Поволжье».

- Я не жажду крови, не хочу судиться. Я считаю, что Яхиной необходимо сделать «работу над ошибками» в своем романе. Готов ей в этом помочь, если она найдет в себе силы обратиться ко мне. И, разумеется, я выступаю за то, чтобы авторские права были соблюдены, хотя бы ссылками и указаниями на источники. В оправдания Яхиной я не верю.

Напомним, писательница ответила на обвинения.

— Я скажу так: в романе «Эшелон на Самарканд» очень много правды, почерпнутой из архивных документов и кинохроники 1920-х гг. И список главных, но далеко не всех первоисточников (мемуарных книг, писем, дневников), приводится в конце книги. Нет ничего удивительного в том, что другие архивные документы, которые публикуют другие авторы, рассказывают о тех же событиях и ситуациях. Об эвакуационных поездах, которых было очень много, о бедственном положении детей в Поволжье ну и т.д. Я с большим уважением отношусь к той просветительской деятельности, которой занимаются другие публицисты и блогеры, рассказывающие по теме голода. Точка.

Фото на обложке отсюда

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтактеFacebookInstagram и Twitter 

HYPER_COMM

comments powered by HyperComments

HYPER_COMM