«ЭТО НЕВОЗМОЖНО ПОВТОРИТЬ»

Наталья Дымова о прошлом и будущем самого культового самарского заведения «нулевых» – бара «Сквозняк»

 3 099

Автор: Андрей Кочетков

Сейчас в это трудно поверить, но самое культовое заведение Самары «нулевых», бар «Сквозняк», появился ещё, когда президентом РФ был Ельцин, губернатором области — Титов, а мэром – Лиманский. То есть, во времена почти былинные. И все полтора десятка лет, которые существует «Сквозняк», его главным лицом является арт-директор бара Наталья Дымова. Она терпеть не может давать интервью, но для ДГ она поступилась своим принципом и поговорила с Андреем Кочетковым о рождении «Сквозняка», безумном концерте «Ленинграда» в 2000 году, появлении группы D’Black и перспективах заведения.

— Как созрела ситуация, в которой появился «Сквозняк»?

— Не было в городе такого заведения вообще. И почему бы его было не создать? Главными действующими лицами в начале были Дмитрий Толузаров, Сергей Михеев, Олег Завалишин и Рашид Мухутдинов. Они занимались всякими экстремальными видами. «Сквозняк» нужен был для того, чтобы где-то собираться друзьям по интересам. Вместе выпивать, слушать хорошую музыку, смотреть спортивные видео. Им интересны были сноуборд, лыжи, виндсёрфинг.

— Это как-то связано с движняком на Красной Глинке?

— Красная Глинка позже появилась. Но это связано было с их увлечениями, со спортом. Рашид Мухутдинов вообще путешественник. Он совершал неимоверные какие-то такие путешествия по маршруту Джека Лондона, например.

Покупались головы животных, они варились… Это достаточно трудоемкий процесс. Все делалось своими руками.

— Концепт рождался в муках или нет?

— Когда чего-то хочется, все очень быстро получается. Идеи все аккумулировались сами по себе. Все это придумывалось самими. Единственное, этот интерьер… Был в «Джунглях» бар в стиле вестерна. И там увидели интерьер с головами животных. И когда у вот этих четырёх ребят возникла идея создать бар, они обратились к Жене Кудинову, нашему тату-мастеру, и к моему мужу Илье Дымову. Для того, чтобы как-то это оформить и дать бару блюзовое решение.

Покупались головы животных, они варились… Это достаточно трудоемкий процесс. Все делалось своими руками. Женя Кудинов привнес очень много. Потому что он тогда активно был увлечен мотоциклами. Очень харизматичный был молодой человек. Художник, татуировщик. Очень много рисунков, которые можно в баре увидеть, им сделано. Это привнесло особый колорит. И мы – первый бар, непосредственно в котором расположен тату-салон. Может быть, такое только где-то за рубежом есть.

dymova3
Евгений Кудинов (справа) делал в «Сквозняке» татуировки очень разным людям. От Сергея Михалка до Юрия Качмазова

— А содержательное наполнение как возникло?

Мы, во-первых, работали несколько в другом режиме. С часа дня. И у нас был очень хороший повар Александр Гуров. Пил, правда, много, но творил чудеса. И у нас была полноценная кухня. Говорят, что он готовил яичный коктейль, который похмелье снимал в течение двух минут. Причем любую стадию. Готовили всякие вкусности. Он пек пироги, делал рульки, десерты… Приезжали не последние люди города к нам на обед. А это о чём-то говорит. То есть Александр был действительно гений.

А потом где-то с пяти часов начиналась движуха.

После пятой или шестой песни кто-то Шнуру из зала что-то крикнул такое… Он поставил гитару, сделал шаг в зал, врезал по мордасам, тут же врезали ему. И Шнур с бланшем уже пошел на сцену доигрывать песню.

— Как в баре появилась живая музыка?

— Начиналось все не с групп, а с тапера Ярослава Сапожинского, который поигрывал у нас на рояле, создавал фоновую музыку. Он сам из Тольятти. Очень талантливый музыкант. Потом он привел Дмитрия Филатова, который пел. Таким образом, в «Сквозняке» постепенно начала создаваться группа D’Black. А название D’Black придумала вообще я. Потом еще присоединились к ним музыканты. И появилась группа D’Black, которая пользовалась чудовищным успехом. И раз или два в месяц мы приглашали кого-то, какую-то группу извне.

dymova1
Над рабочим столом Натальи Дымовой висит множество подарков, сделанных артистами «Сквозняку» за 15 лет его существования

— Какой был первый запоминающийся привоз?

— Первая группа, у которой у нас получился знаковый концерт, – это «Ленинград» в 2000 году. Для меня было вообще дико, когда зашло несколько невменяемых людей, не выговаривающих вообще половину слов, потому что они были настолько пьяны… Я говорю: «А вы вообще можете играть?» А мне говорят: «Всё будет».

После пятой или шестой песни кто-то Шнуру из зала что-то крикнул такое… Он поставил гитару, сделал шаг в зал, врезал по мордасам, тут же врезали ему. И Шнур с бланшем уже пошел на сцену доигрывать песню. А Ромеро ходил со своими маракасами пьяный по столам по залу.

То есть это была вакханалия. Для меня, закончившей музыкальное училище и воспитанной на интеллигентной, классической музыке, это было жуткое дело.

У нас был еще бильярдный зал в старом «Сквозняке». «Ленинград» после концерта туда пошли, сломали там стол для настольного футбола. Я была в ужасе, так как чувствовала дикую ответственность. И я встала и говорю: «Пока вы мне не почините этот стол, я вас отсюда не выпущу». И они починили стол.

Эту историю до сих пор Шнур помнит. И мы сейчас это всё обсуждаем каждый раз, когда я вижусь с ними.

А ещё Шнур зажигалкой хвалился. У него был обычный BIC пластиковый. Шнур говорит: «Это Кустурицы». Я говорю: «Что, подарил что ли?» А он: «Нет, я с…ил [своровал]».

Потом была масса всяких концертов. Мы старались выбирать какие-то такие группы и личности, которые могут как-то заинтересовать народ. Чтобы не было похоже на что-то другое, новое. Безумные совершенно вещи, эпатажные.

Приезжала группа «Сливки». Выступала она где-то в «Звезде», а потом музыканты пришли в «Сквозняк». Вышла из их состава на сцену девушка и начала петь в микрофон не свои песни, а стандарты блюзовые или фанковые.

— А если перечислить?

— Markscheider Kunst, «Ленинград», Billy’s Band, «Серебряная свадьба», «БадлоV», Гребенщиков, Чистяков, «Кирпичи», «Фруктовый кефир», Spb Ska-Jazz Review, Spitfire, Pep-See, Blues Cousins с Левоном Ломидзе. Все практически блюзовые команды. Кузьмин, Никольский… «Я и друг мой грузовик», «Джа дивижн», Инна Желанная, «Умка и Броневичок», Захар Май, «Станция мир», Лера Гехнер из Петербурга, уникальная джазовая певица…

— 5’NIZZА вы же первый раз привезли в Самару?

— Да, приехали молодые два зеленых парня и сделали крошечные татуировки, прежде чем выступать…

Ещё случались спонтанные концерты. Например, приезжала группа «Сливки». Выступала она где-то в «Звезде», а потом музыканты пришли в «Сквозняк». Вышла из их состава на сцену девушка и начала петь в микрофон не свои песни, а стандарты блюзовые или фанковые.

Был концерт БГ после «Звезды». Они тоже после концерта пришли в «Сквозняк». И вылезли на сцену точно так же. БГ каверы американские и английские пел.

Здесь было то, что всех музыкантов прямо пропирало. Они даже не собирались, вылезали все на сцену: «Хочу спеть». То есть это действительно так было, никто никого не упрашивал. Тем более, им никто не платил никаких денег. Просто настолько атмосфера способствовала такому проявлению, что всем хотелось сыграть.

dymova4
«Я могу сказать точно, что той атмосферы, которая была и, я надеюсь, будет в «Сквозняке», нет нигде»

— Если к публике перейти, кто эти люди были?

— Это были байкеры, архитекторы, художники… Даже школьники. Потому что, как мы выяснили, к нам приходили вообще начиная лет с пятнадцати, оказывается.

Люди не дураки же, они выбирают там, где им хорошо. Поэтому я думаю, что если нам это удавалось делать ранее, то мы будем продолжать это делать и дальше.

— Вы, по сути, были первой клубной площадкой в городе, ориентированной на живую музыку. Потом появился «Подвал»?..

— Да. Но руководители «Подвала» очень часто бывали у нас, практически каждый день два Сергея с женами приходили. Даже рождение «Подвала» проходило в «Сквозняке», можно сказать. С консультацией от бизнес-идеи до конкретного воплощения.

— Тьма заведений закрылось, открылось и снова закрылось за эти 16 неполных лет…

— Что-то создавать – это очень сложно. И мне очень жаль всегда, когда люди тратят очень много времени, сил, своих идей, эмоций, живут с этим. А потом это уходит в никуда. Видимо, нет самого главного чего-то, что есть у нас. Потому что понятно, что время вносит свои коррективы, что проблемы возникают, время идет, люди взрослеют, меняются интересы, какие-то факторы разные бывают… Но я могу сказать точно, что той атмосферы, которая была и, я надеюсь, будет в «Сквозняке», нет нигде. Это невозможно повторить. И это самое главное.

Люди не дураки же, они выбирают там, где им хорошо. Поэтому я думаю, что если нам это удавалось делать ранее, то мы будем продолжать это делать и дальше. Просто, может быть, надо внести какие-то коррективы.

— Как можно охарактеризовать «Сквозняк» в трёх прилагательных?

— Уникальный, культовый, самый крутой.

— А существительных?

— Треш, угар и безумие.

— Тогда уж и глаголах…

— Покоряет, просвещает, двигает.

Фото — Анар Мовсумов

Открытие нового сезона «Сквозняка» состоится в пятницу, 4 сентября, мероприятием необычного формата. Следите за подробностями…