Создатель копии бронекатера времен ВОВ Александр Елкин о своем детище, дайвинге и...

РЕЧНОЙ ТАНК

Создатель копии бронекатера времен ВОВ Александр Елкин о своем детище, дайвинге и подводной археологии

Автор:

ИСТОРИИ
911

Ранним утром 30 апреля из Тольятти в Волгоград отправился реконструированный тольяттинскими энтузиастами бронекатер, сделанный по образу и подобию плавающих танков времен Великой Отечественной войны. За неделю он должен совершить марш-бросок через ряд городов и попасть в Волгоград 7 мая, чтобы принять участие в Параде Победы. Но это не единственная и отнюдь не главная цель экспедиции… О бронекатере, дайвинге и предстоящем путешествии рассказал автор проекта бронекатера, организатор подводных археологических экспедиций Александр Елкин.

Тяга к морю

— Я родом из Крыма, практически все детство провел там. Хотя еще маленьким я с мамой переехал в Тольятти. Родители развелись, отец остался там, и я постоянно ездил к нему на лето. Это очень повлияло на мое мировосприятие. В моей жизни все стало связано с водой, морем, реками… Я всегда находился рядом с моряками, при этом сам никогда не служил на флоте. Да и желания такого не было. И работа моя связана с ремонтом судов. Я и сейчас работаю на Тольяттинском судоремонтном заводе.

— Кстати, у меня и хобби тесно связано с морем – подводные археологические экспедиции. Я тогда еще только женился, и жена спросила: «Скажи, чем бы ты хотел больше всего заниматься?» И я сказал, что хочу заниматься подводными экспедициями. При этом я не говорил всерьез, а пошутил. Да, я любил нырять, но не с аквалангом, а с маской, с трубкой. Потом жена смеялась, как все у меня вышло: «Ну, ты очень интересно шутишь!».

— У меня был свой магазин. И надо было продвигать тему дайвинга. Потому что если ты не заинтересуешь людей, то и продаж не будет. Так я начал плотно заниматься дайвингом и организовывать различные экспедиции. Сейчас я «как бы самый сильный в мире» специалист по Черноморским затонувшим судам. Я их знаю все, как свои пять пальцев. Написал уже три книги, сейчас готовлю четвертую. Но это все равно осталось на уровне хобби. Магазина давно нет, зато весь мой коллектив дайверский ходит со мной в экспедиции…

Реконструкция с нуля

— Я давно увлекаюсь дайвингом, очень много поднимаю находок со дна. Как-то неожиданно появилась идея реконструировать бронекатер… Тем более это мне показалось возможным, потому что я работаю на судоремонтном заводе. При этом наметилась возможность поучаствовать в акции к 70-летию Победы, а это не каждый день случается, сами знаете. Поэтому мы постарались подойти к этому серьезно. Самое сложное было создать антураж, подобрать технику, которая непосредственно была в то время. Похоже — не похоже, люди будут смотреть, оценивать. На удивление, судить есть кому, все мы смотрим современные фильмы и порой понимаем, что танк там никакой не немецкий и вообще очень топорно сделан. Я хотел добиться органичности, полной похожести, чтобы бронекатер не выглядел современным, этаким новоделом.

— Это был первый опыт. Очень дорогое удовольствие отреставрировать судно, но зато оно одно единственное в мире, которое на ходу. Нигде больше нет таких, только у меня. Во время сражения за Сталинград эти бронекатера внесли большой вклад в победу над врагом. Многие из них погибли. На данный момент несколько из них превращены в памятники. Один из них, кстати, стоит на набережной в Волгограде.

— Если посчитать с момента возникновения и начала реализации идеи до момента завершения строительства, то прошло четыре года. Плотно же строили катер 1,5 года. Строили за свои средства. Поэтому долго. Я много в него вложил. Много людей мне помогали – и из Тольятти, и из Казани. Не финансово, так руками. Весит катер 14 тонн, осадка – 0,7 метра, мощность двигателя – 100 лошадиных сил. Ширина – 4 метра, длина — 20 метров, хотя у оригинала была 22 метра.

Пришлось его, согласно правилам ГИМСа, уменьшить на 2 метра. Внешне он похож на аутентичный, просто короче. Бронекатер оснащен макетами вооружения времен Великой Отечественной: две башенные установки крупнокалиберных пулеметов ДШК, а также башня с 76 мм орудием. Моряки во время войны называли такие катера плавающими танками из-за использования орудийной башни от танка Т-28. Кстати версии с башней практически отсутствуют среди памятников. В этом же хоть башня и новодел, зато пушка аутентична. Если посудить, то, когда восстанавливали бронекатер, была одна основная проблема – отсутствие технической документации. Кстати, он прошел в ГИМСе как просто катер. На нем же не написано, что он «броне-»… Все получил, все необходимые документы.

Технологии и аутентичность

— Поначалу было не совсем понятно, как привязать современные технологии к изготовлению катера 1938 года. Как сделать чертежи того или другого… Например, в подлиннике было так: цистерны с топливом не по бокам должны внутри располагаться, а она должна быть одна и по центру, проходы же по двум сторонам. Но так неудобно. Понимаете, когда судно военное, то не думают о комфорте, там главное, чтобы ты пролез внутрь и не утонул на нем. Здесь же у нас цель не просто сделать корабль-музей, не на ходу, и чтобы он стоял точь-в-точь такой же, как в годы войны. Тогда можно было бы просто поставить посередине двигатель, и мы бы сейчас сидели на нем, а не на удобных лавках. У нас цель – чтобы на нем можно было пойти в экспедицию. Поэтому нам пришлось изменить многое. Скажем так, без цивилизации сегодня никуда, и мы учитывали достижения современного прогресса. Так, мы не стали пользоваться выносным ведром, у нас современный санузел. Кусочек цивилизации. Да и провода все замаскировывали, мы старались спрятать то, что смотрится неорганично. Выключатели даже – времен войны. А можно было сделать красивый, современный. А светильники видите какие стоят? Зато лампочки – современные, светодиодные, чтобы экономить электроэнергию, одна 900 рублей стоит. Так что с виду получился катер тех лет, но с современной начинкой!

— На заводе сделан непосредственно корпус бронекатера, а также был выполнен монтаж двигателей. Так как из-за того, что катер долгое время лежал под водой, корпус не сохранился. То, что аутентично в нем, то, что подняли со дна, это вооружение, часть навигационных приборов, атрибутика, которая находится внутри (наушники, штурвал), некоторые инструменты, пушки. Пушки, конечно, не стреляют, но они подлинные, которые находились на бронекатерах, найденных во время экспедиций клуба Wreck.ru на Черном море, в Керченском проливе. Все детали от разных катеров, но суть-то одна, все они военного времени. И все погибли примерно в один период.

— Сейчас катер не на 100% доделан, какую-то часть работы нам придется делать в пути. Но мы в данный момент даже готовы тронуться. Внутри есть все, что нужно: приборы управления, рация и телефонная связь – все того времени.

Друзья по экспедиции

— В команду войдут 10 взрослых человек, плюс двое подростков, юнги. Им по 14 лет. Команду выбирали недолго, все это мои друзья по экспедициям, которых я очень давно знаю. Они же помогали мне строить катер. Мы знаем лет 15 друг друга, все вместе ходили на Черное море, на поиски погибших кораблей. Но такой поход для нас всех впервые. Это совсем другое дело идти на историческом судне!

— Для экипажа мы уже приготовили все: от аптечки и касок для комендоров (они должны будут надевать их, находясь в пулеметных башнях) до продуктов питания. Для антуража внутри висят военно-морские часы. Напротив штурвала на столике лежит карта лоции Волги, по маршруту нашей экспедиции, здесь же есть схема расположения затонувших судов в районе Сталинграда.

— Для участников экспедиции сшита специальная форма. Вчера только в 12 ночи в Самаре забрали ее. Она не подлинная, но сделана по образцу формы 30-х годов. Весь экипаж будет одет полностью в эту форму, чтобы выглядеть антуражно. На них будут нашиваться знаки отличия: желтые звезды – офицерские, красные – старшинские. У юнги тоже будет форма, с красными звездочками. Кстати, на современной форме у них появилось на погонах «Ю», а раньше этого не было, и у нас не будет, так как мы позиционируем форму такую, какая была до 1943 года. Более того, у них будет несколько комплектов обмундирования: бескозырка, каска, беретка, а также теплые вещи. Так как не известно, что может приключиться по дороге – дождь, ветер, вьюга, поломка может быть, и мы должны быть ко всему готовы. Сначала мы хотели не брать гражданскую одежду, но потом решили, что из Волгограда катер погонит другая перегонная команда, а основной экипаж поедет в Тольятти, потому что всем надо на работу.

Испытать катер

— В такую экспедицию мы идем впервые. Хотим не только поучаствовать в событиях 9 мая, это само собой. Для нас главная цель – испытать судно. Хотелось бы испытать его качество и его режимы, для того, чтобы использовать судно в более длительных путешествиях. Сходить раз в Волгоград и поставить его как памятник, это мне не интересно. Мы строили его как ходовое судно! На следующий год мы планируем пойти на нем в Севастополь, также к 9 мая, потом оставить катер в Крыму и приехать еще раз осенью, чтобы понырять и перегнать его обратно. Есть желание сходить на нем в Грузию. Потому что это очень интересно в плане морского плавания. Интересно и на север сходить, и на юг сходить. Сейчас надо сбивать команду.

— Все наши экспедиции привязаны к дайвингу, потому что ходить по морю – это не так интересно, как ты нашел объект и ныряешь, чтобы увидеть его, осматриваешь, изучить. Получается, что у тебя есть два увлечения: ты одновременно и ныряешь и путешествуешь. Две цели достигаешь. Просто понырять – это можно прилететь в Хургаду или в Шарм-эль-Шейх, а здесь другое – путешествие, хороший коллектив, море, командный дух, особый образ жизни…

Экспедиция «речных танков»

— Участники экспедиции пройдут около 1000 км от Тольятти до Волгограда. Питание – по рациону, ночные вахты и все прелести военной жизни. Спать будут в спальнях-каютах, вечером собираться, чтобы послушать патефон. Мы посетим Самару, Сызрань, Балаково, Вольск, Саратов, Камышин. По маршруту движения запланированы праздничные мероприятия во всех этих городах. Очень трудно сказать, потому что в разных городах будут происходить какие-то свои события. Но везде будут встречи с ветеранами, экскурсии на борт бронекатера, осмотр нашего мини-музея.

— 7 мая мы уже дойдем до Волгограда. Там мы собираемся обследовать место гибели бронекатера № 22, затонувшего в 1942 году от атаки вражеской авиации. Ну и 9 мая примем участие в Параде Победы. У нас есть специальные приборы – гидролокаторы по обзору, есть карты, есть архивы.

— Этот бронекатер для меня многое значит. Это и мои личные амбиции: что это возможно построить. Я никогда не берусь за то дело, которое не могу довести до конца или которое мне может разонравится. То есть если я строю, то обязательно дострою, пусть хоть из последних сил, и дальнейшая эксплуатация покажет, насколько хорошо я справился с этой задачей.

Поиски и находки

— Большая часть времени занимает не само путешествие, а, конечно же, архивная работа. Но я больше интересуюсь не в целом историей, а конкретными ее периодами, например, Великой Отечественной войной. Мне, конечно, приходится сталкиваться с объектами, которые были до Великой Отечественной – артефакты Первой мировой, дореволюционные какие-то объекты обследовать. Когда я в детстве жил в Крыму, рядом с моим домом находились раскопки древнегреческого города. Мне это было совсем неинтересно. Я люблю, когда ныряешь под водой, увидеть затонувший корабль времен Великой Отечественной войны, а не греческий, от которого ничего не осталось. Есть разница: там одни черепки лежат, а здесь – целый КОРАБЛЬ такой стоит на дне! У меня ощущения визуальные, от самой картинки.

— Находим массу интересного в каждой экспедиции. Но вот золото ни разу не находил. Да и вообще понятие «интересный» растяжимое… Это и богатства, и вооружение, но самое интересное, это когда ты находишься на судне, на которое еще не ступал никто. Ты первый его нашел, ты погружаешься, видишь, где оно упало и лежит вот уже 60-70-80-100 лет… Оно все обросло водорослями… Если ты еще сможешь его идентифицировать по каким-то косвенным причинам, это вдвойне интереснее. Ты все описываешь, и когда понимаешь, что здесь к чему, просто за душу берет. Когда мы нашли торпедный катер и в нем останки погибшего человека, нашего моряка… Это такое чувство было! А потом путем поиска в архивных данных, путем попутных находок каких-то его принадлежностей мы установили его имя. Отправили запрос, и к нему приехал его племянник с Западной Украины. Он нырял там, где затонул бронекатер, и положил венок прямо на останки.

— Кстати, мы уже проводили одну экспедицию под Волгоградом, называлась «Тайны Сталинградских конвоев», искали затонувшие суда. Нашли. Меня даже наградили. Интересно поныряли. Но все-таки Волга мутная, темно – в районе 30 метров глубина страшная, хоть глаз выколи, все глубоко лежит, да и холодно, страшно. Зато это рядом, доступно, до этих мест можно дойти по воде, что мы в этом году и сделаем.

Текст и фото: Светлана Гребенникова

Комментарии: