ДОМ ДНЯ

Раскрытые тайны особняка доктора Масловского

 1 999

Автор: Андрей Артёмов

В трех минутах ходьбы от редакции ДГ располагается дореволюционное здание, сразу привлекающее к себе внимание случайного путника. Островок той самой, купеческой Самары в окружении новостроек — Ульяновская, 51. Между Ленинской и Садовой. Дом, попавший в нашу рубрику «На стиле» и заставивший нас провести небольшое расследование, дабы узнать его историю. И она оказалась весьма насыщенной.


Предположение, высказанное мною в статье, что дом принадлежал известному самарскому врачу Виктору Юлиановичу Масловскому, оказалось верным. Это один из редчайших случаев, когда дом, построенный после революции, называют по фамилии человека, который владел им после нее. Но, прежде чем обратиться к биографии Виктора Юлиановича, давайте пройдемся по истории самого дома.

По состоянию на 1902 год это усадебное место принадлежало самарской мещанке Анастасии Трифоновне Богомоловой. Вместо кирпичного красавца здесь стоял неказистый одноэтажный флигелек, крытый тесом. Вся недвижимость, включая надворные постройки, оценивалась всего-навсего в 307 рублей. Мизерная по тем временам сумма для дома.

Ситуация кардинально меняется в 1905 году, когда по заказу новой хозяйки усадебного места мещанки Агафьи Алексеевны Кобылкиной разрабатывается проект постройки деревянного одноэтажного дома, практически идентичного нынешнему кирпичному.

Фамилия архитектора, к сожалению, не указана, и вопрос авторства остается открытым. Зато кое-что мы знаем о самой госпоже Кобылкиной. К моменту разработки проекта она уже имела свой собственный дом, расположенный на улице Сенной (ныне улица Буянова). Вероятнее всего дом Кобылкиной сегодня имеет №48.

Райончик же был, прямо скажем, не фонтан. Глухая окраина. Мещанское болото, прячущиеся в нем революционеры-подпольщики и буйные горчичники. Еще и кладбище неподалеку. Из плюсов — расположенный рядом Ильинский рынок. Дело в том, что по данным Адрес-календаря за 1900 год Агафья Алексеевна вела торговлю кожевенным товаром (овчина и тому подобное), как в собственном доме на Сенной, так и на Троицком базаре.

Видимо торговые дела шли хорошо, и Кобылкина смогла позволить себе постройку дома в чуть более привлекательном районе (и опять же — рядом с рынком, но уже Воскресенским). Остается открытым вопрос: когда проект был переработан, и кто к тому моменту владел этим усадебным участком?

Теперь немного поговорим об архитектурных особенностях. Вот что говорится о доме Масловского в карточке объекта историко-архитектурного наследия, составленной в самом начале 2000-х годов. Обратите внимание на то, как определена его архитектурная стилистика.

Дом Масловского

В карточке указана дата постройки, которая, вполне вероятно, верна. Обращает на себя внимание и то, кому на тот момент принадлежал этот дом. Ни много ни мало епископу Самарскому и Сызранскому. Но до этого момента мы еще дойдем.

Кстати, поглядите, как выглядел этот участок улицы Ульяновской примерно 18-20 лет назад. Здесь вовсю шло возведение новостроек.


Теперь перейдем к фигуре человека, чье имя этот дом носит в краеведческой литературе (хотя ради справедливости заметим, что упоминается там не часто) и списке ОКН.

Виктор Юлианович Масловский (1878-1936), известный самарский врач-фтизиатр, руководитель краевого НИИ туберкулеза. Даже после революции он, представитель «старой школы», смог вписаться в новый быт. Сохранял профессорскую внешность и привычку выписывать немецкие медицинские журналы и La Presse Médicale. Успешному освоению в новой социально-политической реальности помогла безупречная анкета. Виктор Юлианович был выходцем из небогатой мещанской семьи, сумевшим получить образование в Казанском университете.

Но вот по карьерной лестнице он продвигался достаточно медленно. До революции Масловский много где консультировал, совмещал, занимал должность врача в гимназии Нины Хардиной на Дворянской… А постоянное место работы получает лишь в 30-летнем возрасте и то в Засамарской слободке.

Однако работоспособность Виктора Масловского, накопленный опыт, а также талант клинициста и диагноста со временем позволили ему сделать блестящую профессиональную карьеру, всецело признанную новой властью: в 1919 году он в Красной армии, главврач сводно-эвакуационного госпиталя, в 1921 году — врач в туберкулезном диспансере, чуть позднее – уже главный врач первой городской больницы, получившей высокую оценку из уст наркома здравоохранения Николая Семашко. После защиты диссертации и получения звания приват-доцента в Самарском университете Масловский стал вести специализацию по курсу легочного туберкулеза.

288Плешановская больница. С 1919 года — Первая городская советская больница им. Семашко

Виктор Юлианович был одним из организаторов местного отделения Всероссийской лиги по борьбе с туберкулезом. Он первый наложил искусственный пневмоторакс, первый создал в нашем крае туберкулезный диспансер и возглавил Средневолжский краевой НИИ туберкулеза (1934). Масловский много работал, выступал с докладами в Обществе врачей, постоянно консультировал в разных медучреждениях, ему также разрешено было вести прием в собственном доме на Ульяновской.

Вот здесь мы сделаем небольшую паузу в биографии Виктора Юлиановича и попытаемся проследить, где он проживал до того, как смог себе позволить собственный особняк на улице Ульяновской.

1910 год: дом на углу Садовой и Алексеевской (ныне — Красноармейской), 48
[Дом был снесен при строительстве Ленинского мемориала.]
1911 год: дом Стройкова на Садовой
[Предположительно дом №85 по улице Садовой.]
1915 год: Садовая, 177
[Дом до наших дней не сохранился.]
1916 год: Николаевская, 165
[Дом известного врача Эриха Эрна, часть комнат которого он сдавал в аренду своим коллегам. По совместительству, пожалуй, единственная работа знаменитого самарского зодчего Александра Щербачева в стиле модерн.]
1925 год: Красноармейская, 30
[Дом снесен, на его месте строится гостиница к Мундиалю 2018 года.]

Спустя два года Виктор Масловский приобретет свой собственный дом на улице Ульяновской. В нем умещаются сразу две семьи — самого Виктора Юлиановича и его младшего сына Дмитрия.

Говоря о родственниках Масловского, стоит упомянуть его родную сестру Александру, в замужестве Розанову. Долгие годы она учительствовала, преподавала в самарских гимназиях, земской школе. Какое-то время Александра Масловская имела и свою пансионную школу. Она размещалась на углу улиц Степана Разина и Пионерской, возможно на месте ДК Дзержинского. В ней осенью 1891 года и в первой половине 1893 года учился маленький Алеша Бостром — будущий писатель Алексей Николаевич Толстой. В Самарском литературном музее хранится фотография юного графа с дарственной надписью товарищу по детским играм Коле Масловскому, младшему брату Виктора Юлиановича.

Другая его сестра — Мария — вплоть до 1918 года преподавала в гимназии Хардиной. Что любопытно, она вышла замуж за врача Александра Тычинина, отец которого, священник Евгений Николаевич, был первым владельцем дома на улице Галактионовской, который был восстановлен в ходе «Том Сойер Феста — 2016″.

В особняке на Ульяновской Виктор Масловский прожил 9 лет. Холодной зимой 1936 года он отправился в дальнюю поездку к очередному пациенту и получил в пути переохлаждение. Последовавшая за этим болезнь оборвала жизнь доктора Масловского. Для похорон Виктора Юлиановича президиумом Крайисполкома была организована специальная комиссии в составе 10 человек. Гражданская панихида  во Дворце труда (бывшее здание Банка для внешней торговли, Куйбышева, 90) предшествовала траурному митингу на городском кладбище. Для врачей-аспирантов были учреждены две стипендии имени Масловского. А его вдове, Варваре Адамовне, назначена персональная пенсия 300 рублей в месяц.

Наследники Масловского прожили в этом доме до середины 1950-х годов. А потом продали его русской православной церкви. Трудно представить, но в конце 1950-х годов, представители духовенства могли приобретать недвижимость в Куйбышеве. Объяснить это можно, наверное, тем, что в 1955-1957 годах имело место краткосрочное потепление в отношении церкви и государства. Например, в 1954 году в нашем городе заработал свечной заводик для нужд отправителей культа.

Таким образом, особняк Масловского стал новым архиерейским домом. Первым его жильцом стал владыка Мануил, в миру — Виктор Викторович Лемешевский, ученый-богослов, автор шеститомного труда «Русские православные иерархи периода 1893-1965 годов», работу над которым он заканчивал в доме на улице Ульяновской. Вместе со своим учеником Иоанном (Снычевым) он запечатлен в скульптурной композиции на Ильинской площади.

Известный советский диссидент и церковный писатель Анатолий Краснов-Левитин в своих мемуарах «В поисках нового града» описывает визит в архиерейской дом на Ульяновской:

«С такими чувствами я шел 10 июля 1960 года на Ульяновскую улицу, где помещалась резиденция Владыки. Он жил тогда в великолепном особняке, который вся Самара знает как дом доктора Маслаковского. Это был в дореволюционное время известный самарский врач, имевший широкую практику; он считался специалистом по легочным болезням и лечил «кумысом» — лошадиным молоком. Его слава прошла по всей России, к нему съезжались больные из окрестных губерний. И на гонорары он выстроил великолепный дом.

Этот дом приобрели прихожане для предшественника Владыки Мануила, любившего роскошь. Владыка, приехав, ахнул от изумления: «Зачем мне это? Мне нужны две комнаты в деревянном домике: келья и кабинет для приема посетителей».

«Но что же нам делать с этим домом? Не продавать же его?», — резонно возразили руководители Епархиального Управления. Волей-неволей пришлось строгому аскету, старому лагернику поселиться в доме доктора-богача.

Сразу бросается в глаза ошибка в написании фамилии Виктора Юлиановича. Пассаж про обогащение на лечении кумысом явно придуман, как и то, что «доктор-богач» Масловский сам построил особняк на Ульяновской. Прочесть мемуары Краснова-Левитина полностью можно здесь.

Вот такой непростой, многогранной и до конца не изученной оказалась биография особняка Масловского. А сколько в городе таких же, ждущих своего часа и исследователя?


Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»  

comments powered by HyperComments