"МАГИЯ БУМАГИ ДО СИХ ПОР СУЩЕСТВУЕТ"

Илья Сульдин о выпуске пилотного номера бумажного «Другого города»

 1 179

Автор: Андрей Кочетков

Вопреки всем тенденциям и ситуации ДГ теперь существует не только в качестве интернет-журнала, но и на бумаге. Увидел свет пилотный выпуск бумажного журнала под тем же названием. Часть историй, уже вышедших в онлайне, будет попадать на его страницы. И наоборот, материалы, вышедшие на бумаге, потом будут дублироваться на сайте. 

Подробности о том, как можно получить пилотный номер бумажного журнала бесплатно, мы сообщим в ближайший вторник. А пока главный редактор цифрового ДГ Андрей Кочетков поговорил с главным редактором бумажного ДГ Ильёй Сульдиным о том, что всё это значит.

- Этой твой далеко не первый медиапроект. Запуск нового проекта, естественно, сопровождается азартом. Когда тебе за 40, этот азарт присутствует в той же мере, как скажем, в 25?

— Ты так говоришь, как будто мне 85 лет…

- В 85 лет никто вроде не запускает медиастартапы.

— Я думаю, это скоро будет. В 85 лет нам тоже чем-то надо будет заниматься. Естественно, это будет вызывать дружный гогот. Но и сейчас уже мы в каких-то ситуациях вызываем дружный гогот.

- А с азартом-то как?

— Всё в порядке. Тем более что в этой игре есть определённые ставки. В том числе морального свойства. Сейчас это пилот, но предполагается, что это будет журнал серьёзный и большой. Выпуск его – не совсем рациональное действие. Но мне кажется, что сейчас мы и должны предпринимать действия, которые не совсем рациональны. Вокруг же всё нерационально.

suld

- Неизбежный вопрос: зачем запускать бумажное медиа во время, когда о смерти бумаги не сказал только ленивый? А редакторы величайших газет и журналов не могут придумать, как их спасти хотя бы частично в виде материального носителя.

— Смерть бумаги – это «Волжская коммуна». На самом деле, бумага проживёт гораздо дольше, чем все те, кто её хоронит. Начнём с того, что она видоизменяется, но не уходит. Я тебе простой пример приведу, где бумага не умирает и не умрёт никогда, — кроссворды. Это миллионы. И даже долларов. Если этим рынком заняться и его освоить.

- Но ты в итоге делаешь не кроссворды…

— Я делаю нечто среднее между Monocle, The New Yorker и калифорнийскими журналами девяностых. С небольшой примесью The Face. Я считаю, что наш город с его размером, достаточно качественной аудиторией и качественным предложением вполне способен потянуть один такой проект, который будет интересно читать и в котором будут достоверные вещи.

Понятно, что он никогда не будет приносить огромных прибылей. Но обеспечить себе сносное существование и делать действительно качественный продукт можно. Конечно, я понимаю, что мы в зоне риска. Но сейчас все в ней находятся. Коридор возможностей очень узкий, но он есть. Проскочим!

Это попытка сделать журнал как художественное высказывание. Причём это даже сложнее, чем пьеса или телевизор. Ведь журнал ты можешь открыть с любой страницы. Этого даже Интернет тебе не даёт. Потому что там случайностей, на самом деле, нет. Ты находишься в рамках тех связей, которые прописаны в UX. А журнал для меня — это такая форма синтетического искусства, в которой даже реклама должна являться его частью. Я опираюсь на те идеи, которые высказывал Энди Уорхол, когда прорабатывал тему слияния искусства и потребления. Конечно, я хотел бы сказать, что мы сделаем что-то типа журнала Interview. Но он уже давно выходит на русском.

- А что со стартовыми инвестициями на запуск журнала?

— Слава богу, что есть ещё в этом мире благородные безумцы, которые понимают, что смысл жизни измеряется не только деньгами. И когда ты делаешь нечто, чтобы культурная среда в городе стала богаче и разнообразнее, то это богоугодное дело. Что бы мы не понимали под богом. Можно даже быть атеистом. Тем более что журнал как проект стоит вполне разумных денег.

suld2

- Самару постоянно называют купеческим городом, но, как мне кажется, наш город может славиться благородными безумцами. Если говорить про какие-то российские нестоличные города, там зачастую нет не то что такой бумаги, но и сайтов подобной направленности. Или они живут в крайне бедственном положении.

— Я думаю, что такие люди есть везде. Просто у нас достаточно высокий уровень бумажной культуры. Но мы это не всегда понимаем. Мы делали здесь очень качественную газету «Кумир» ещё в 1990-1991 годах. В городе в этом плане довольно высокая культура, несмотря на наше вечное недовольство. Это, конечно, крошечный мирочек. Но мы всем остальным миром оттуда управляем. Сами не знаем как, но управляем! (со смехом) Конечно, медиа влияют на мир. Может быть, не так, как хотелось бы. Но ты же понимаешь, что даже Владимир Владимирович Путин влияет на мир не так, как он этого хочет. Все люди, влияющие на мир, делают это не так, как хотят.

- Если открыть журнал, то становится ясно, что все истории статьи посвящены разного рода героям. По каким критериям ты их выбираешь?

— Постоянных критериев нет. Если мы обратимся к действительно качественной журналистике, а не к тому, что мы обычно наблюдаем вокруг, то можно вспомнить, что большинство наиболее сильных историй было написано на темы, похожие на историю с убийством Анны Бондаревой. В любом разрезе это сильный материал. Он страшный, романтический, трагический. Смерть – неинтересна?

- Как же, многие самарские сайты публиковали новости об этой истории, как сериал…

— Конечно, все получили свой трафик, отработали честно. В этом отношении падальщики все. Но никто не попытался посмотреть на это нормальным человечным взглядом. Не просто потешить низменные интересы толпы, а сделать что-то другое. Это же история Ромео и Джульетты, вывернутая наизнанку. Я не поверю, что в этой истории не было ничего, кроме убого переписанных релизов областного УВД. Более того, грамотная журналистика способна из истории абсолютно повседневной сделать драму посильнее «Фауста» Гёте. И ты это прекрасно знаешь, потому что сам занимаешься абсолютно тем же самым. Поэтому я и делаю журнал вместе с вами!

В журнале есть интервью с Олегом Татуировщиком, которое позволит сотням людей посмотреть на себя по-новому. В самом прямом смысле этого слова, подойдя к зеркалу. Это журналистика, которая должна работать. Мы не идём и не отрабатываем информационный повод, потому что к нам пришёл пресс-релиз. И героев, на самом деле, вокруг миллион.

Ещё мы должны понимать соотношение между локальным и глобальным. Понимать то, как соотносится наша жизнь с тем, что происходит во всём мире. Это задача очень интересная. В этом отношении слово «другой» в названии — это наша кроличья нора.

suld4

- Около 10 лет назад вы запускали журнал «Город». Теперь ты с нами запускаешь «Другой город». Что за это время поменялось в твоём понимании того, каким должен быть журнал?

— Сейчас мы имеем чётко обусловленную необходимость взаимодействовать с Интернетом. 10 лет назад этого не было. А сейчас журнал, как просто бумага, невозможен. Интернет изменил подачу информации и отношение к ней. Многие смыслы, которые были тогда в журнале, исчезли, потому что их забрал Интернет.

Продумывая сейчас новый журнал, в названии которого фигурирует слово «город» и который должен опираться на местный контекст, я подумал, что хорошо бы было позвать Андрея Рымаря, чтобы он снова написал про будущее. Потому что он почти 10 лет назад писал для «Города» о том, как должны выглядеть будущие Будды. И вот это будущее наступило, и здесь даже есть Будды. Какие-то вещи важно и нужно делать всегда. Но это не значит, что можно взять, скопировать журнал, и будет хорошо. Сейчас, например, нет смысла в журнал пихать инфографику. Потому что она лучше смотрится в Сети.

Ещё одно принципиальное различие – это снижение объёмов. 5000 знаков – практически предел. Даже такая вещь, как сетевой лонгрид, уже существует в другом пространстве и не является преемником журнального «кирпича».

Соотношение бумаги и онлайна довольно нелинейное, и этим очень интересно заниматься. Есть разница, когда о тебе написали на сайте и когда про тебя напечатали на бумаге. В этом смысле магия бумаги до сих пор существует.

- А саму идею запустить бумажный журнал на основе сайта ты придумал сам или где-то взял?

— Мы находимся в достаточно ограниченном сообществе города. Здесь нет необходимости работать с любым случайным потребителем. Мы понимаем очень чётко, где наш читатель находится и кто он. И это огромный плюс, который даёт бумаге шанс на выживание. При желании мы можем снабдить всех интересующихся этим журналом. Целенаправленно. Не надо лезть в каждый почтовый ящик, это же не бесплатная газета. А для всех «случайных» юзеров всегда есть сайт. «Афиша» практически так и работала, но её сейчас непонятно почему закрыли. Это, мне кажется, просто преступление. Очень неумный шаг. И по отношению к тому, кто этот проект делал, неуважительное. Но, я так понимаю, там люди такими категориями не мыслят.

Но в принципе сама система взаимодействия бумажной «Афиши» и сайта, когда материалы разносились по срокам, а содержание пересекалось, но не полностью, мне кажется достаточно эффективной. Если бы они работали на один город, как в начале! А они существуют, как федеральное медиа, там другой бизнес.

Вообще, это проект про то, как живёт современный город. В нём сегодня есть место для всего. И для умного бумажного журнала, уверен, тоже!

Фотографии: Аля Шарипова

comments powered by HyperComments