За просто так

Как я была волонтером на ЧМ-2018

 1 267

Автор: Евгения Новикова

Говорят, волонтерская кампания чемпионата мира по футболу в России оказалась рекордной по числу заявок от кандидатов: стать волонтерами захотели 176870 человек, а отобрали 17040. В Самаре конкурс выглядит поскромнее: из 4992 претендентов выбрали 2600.

Каково это — быть волонтером, испытала Евгения Новикова.

Конкурс

«Вы помните день, когда подали заявку на участие в волонтерской программе оргкомитета?» – спросили нас на последнем тренинге на стадионе. Предполагалось, что все хором ответят «да», но я промолчала – это было больше двух лет назад, о чем вы?

Электронная почта подсказала: это было 1 июня 2016 года, то есть в первый день набора. Тогда я заполнила довольно длинную форму регистрации и выбрала три функциональных направления из 20. Мне понравились «Телерадиовещание», «Операционный маркетинг» и «Сервисы для зрителей».

После пары тестов, одного собеседования, общего тренинга и онлайн-обучения я узнала, что меня все-таки отобрали и распределили на сервисы для зрителей (SPS). Это было уже в марте этого года.

Потом были еще пара тренингов на стадионе, факультативные занятия по испанскому языку и заветная примерка экипировки от известного бренда. Нам наказывали носить полный комплект, но нарушители все равно находились, особенно по части кроссовок – оказывается, в них можно натереть жуткие мозоли, в цвет формы.

Среда

Волонтеры SPS работали на «Самара Арене» только во время матчей. Наши смены начинались за шесть часов до игры и заканчивались как минимум через два часа после. На стадион пропускали по общим для всех правилам – через турникеты после сканирования карточки аккредитации, через рамки металлодетектора и через заслон сотрудников МВД, проверяющих рюкзаки и работу телефонов.

Чек-ин

Потом нужно было «зачекиниться» в специальном приложении для волонтеров – оно фиксировало время прибытия на смену и время получения талонов на питание. Часто к ним в придачу нам дарили наклейки, открытки и еще какие-нибудь мелочи.

Кормили отлично: полноценные обеды и ужины с блюдами на выбор. В меню всегда был вариант для вегетарианцев (например, тыквенный суп-пюре или удон с овощами), яблоко или апельсин и булочка с фруктовой начинкой. Хотя однажды все встрепенулись: нам раздавали вкусные шоколадные кексы.

Еще можно было брать воду и газировку из холодильников спонсоров, но напитки очень быстро заканчивались. Даже лимит на одного человека, который ввели после второй смены, не помогал.

Танцы

Перед тем как разойтись на позиции, «красное море» поздравляло именинников и плясало на фан-зоне под песню IOWA «Плохо танцевать». Это действительно поднимало настроение, но от припева потом невозможно было отделаться.

Волонтеры, которые ездили и на олимпиаду в Сочи, и на Универсиаду в Казани, и на Всемирный фестиваль молодежи и студентов (который тоже, к слову, проходил в Сочи) говорили, что так хорошо, как на чемпионате, к ним нигде не относились.

Зрители

Волонтеры SPS не только махали поролоновыми пальцами и давали «пятеру» болельщикам, отвечая на вопросы о туалете, еде и сувенирах. Группы волонтеров работали в камере хранения, катали маломобильных зрителей на гольфкарах, помогали инвалидам, на разных языках вещали в мегафоны и выполняли набор функций на информационных стойках.

Хвала небесам, я оказалась в команде инфостоек. Мы всегда были надежно укрыты от солнца даже на фан-зоне, а от жары спасали кондиционеры. Мы регистрировали детей и дарили им раскраски, охраняли детские коляски, фиксировали обращения о потерях и описывали находки, выдавали устройства аудио-описательного комментирования для слабовидящих.

Первое, что мы заметили: болельщик иностранный и болельщик отечественный – это разные виды болельщика. Говорили, что ощущение праздника – это наша главная задача, но в этом круто помогали именно заморские гости. Русские болельщики оказались недоверчивы (особенно в первые дни чемпионата), а еще любили писать жалобы и устраивать скандалы. Иностранцы улыбались и признавались в любви, даже если не могли обменять деньги на рубли и зарядить телефон.

Впрочем, наши тоже могут руки целовать, но в определенном состоянии. Даже от избытка чувств подарят карту «Тройка». Но в той же кондиции они могут, еле стоя на ногах, замахиваться на ноутбук. Одного такого пришлось успокаивать с помощью регги.

Перед матчем Бразилия – Мексика нам пришли советы от волонтеров с других стадионов: не надевать свежую форму, потому что мексиканцы обольют всех пивом с ног до головы; приготовиться к истерикам жен потерявшихся иностранцев и настойчивым предложениям выйти замуж заграницу. Но, к сожалению, все прошло спокойно.

Казусы

Отдельная драма — работа инфостоек как бюро находок. Чаще всего зрители теряли билеты, без которых нельзя попасть на трибуны. Болельщики осаждали будки и требовали провести их к директору стадиона или выдать новый билет, или найти вора, а мы отчаивались вместе с ними, потому что не могли повлиять на ситуацию.

Одни зрители теряли свои сумки с паспортами и деньгами, ключи от машин и квартир, айфоны, бабушек и дедушек. Другие находили забытые флаги, фанатские шапки и пакеты с хот-догами. Счастливые волонтеры наворачивали километры по стадиону, возвращая болельщикам их вещи и воссоединяя семьи. Несчастные объясняли, где находятся пункты полиции.

Финал

Наша последняя смена на «Самара Арене» закончилась в 22:00, когда прозвучал начальный свисток для России и Хорватии. Нам организовали просмотр игры с экранов в чаше стадиона и на фан-зоне, накрыли фуршет в волонтерском центре, вручили грамоты и брендированные чемоданы.

Волонтеры

А в пятницу, 13 июля, город устроил праздник волонтерам на фан-зоне. Врио губернатора пообещал, что каждый получит памятные знаки за участие в проведении ЧМ-2018 и произнес загадочную фразу: «Вы — волонтеры моего сердца».

И да, форму не продам.

Фотографии взяты из группы
Фото обложки Гузели Нагимуллиной

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook