А ЗОРИ ЗДЕСЬ ТИХИЕ. История «Волжской зари» (1985-1992)

А ЗОРИ ЗДЕСЬ ТИХИЕ. История «Волжской зари» (1985-1992)

Автор:

НОВОСТИ
192

Мы продолжаем публиковать цикл статей об истории самарских медиа. Рассказав о «Волжском комсомольце», переходим к «Волжской заре».

Текст: Анастасия Кнор

Зорька, Вечёрка — это всё просторечные названия газеты «Волжская заря», которые были в ходу в советском Куйбышеве.  Уникальная по своей сути методика выпуска газеты, которая была оправдана только в те годы, когда надо было сказать «сегодня о сегодняшнем событии».  Она печаталась днем, примерно с часу до двух, уже к трем поступала в киоски Союзпечать. Газета была рупором Горкома партии и занимала среднюю иерархическую ступень между «Волжской коммуной» и «Волжским комсомольцем».  Однако по степени влияния всё же уступала им обоим.  Максимальный тираж — 90 000.

Редакция газеты "Волжская заря, 1986 год
Редакция газеты «Волжская заря, 1986 год

1_полоса

«Епона мать» — единственное ругательство редактора Владимира Ястребова.  Он употреблял его лишь в самых крайних случаях. Один из них произошел в 1987 году.

Тогда редакцию «Волжской зари» впервые пригласили освещать пленум Обкома партии. Это было необыкновенно почетно. Сколотили бригаду из 5 человек — редактор, зам.редактора и 3 журналиста. Почему так много? У каждого было своё задание: редактор обрабатывал черновой текст материалов пленума (80 машинописных листов), журналисты записывали текст — каждый за тремя выступающими в прениях. Все с воодушевлением поработали, вылизали полосы, вычитали каждый свое, сдали в тираж, и газета вышла… Вдруг срочный приказ — все причастные к освещению пленума к главному редактору в кабинет.  Ястребов сидит чернее тучи. Спрашивает: «Ну как, посмотрели выпуск?» — все хором, — «Да, здорово получилось!».  «Здорово, говорите?! Епона мать, вы это видели?!»  Разворачивает газету, а на 2 полосе крупным шрифтом «Из доклада товарища МуравЛева» (Первого секретаря Обкома КПСС звали Евгений Муравьев). Редактор говорит: «Ну что, меня, безусловно, снимут. Остальным минимум строгий выговор или строгий выговор с занесением (в партбилет и трудовую книжку. Это было равносильно клейму о профессиональной непригодности).  Давайте подождем…» — и показывает на красный телефон-вертушку (прямая связь между Председателем Горкома КПСС и редактором, без  цифрового диска). Тишина. Посидели полчасика, редактор распустил коллектив со словами, как только позвонят ОТТУДА, я вас соберу.

В муках прошел день, наступило утро.  На следующий день, часа в 2 часа редактор снова зовет всех в кабинет: «Только что звонил помощник товарища МуравЛева, поблагодарил нас за идейно выдержанный и высококачественный отчет с Пленума, который несомненно, будет полезен нашим коммунистам  и трудящимся. И была только одна просьба у товарища МуравЛева: нельзя ли на будущее при таких обстоятельствах ставить дополнительного корректора и внимательно вычитывать материал.»  Кому-то может показаться смешной и нелепой эта ситуация, но по тем временам подобного рода ошибка запросто  могла стать концом карьеры.

Редактор Владимир Ястребов и Валентина Грицук
Редактор Владимир Ястребов и Валентина Грицук

Вечёрка — городская газета — призвана была разнообразить досуг советского человека, развлекать его после победоносного трудового дня. И развлечения у рядового куйбышевца должны были быть невинные и благопристойные, смеяться он должен там, где положено, а в кроссвордах встречаться только с проверенными фамилиями и словами. Поэтому кадровая политика газеты всегда была ориентирована главным образом на поощрение в журналистах старательности и осмотрительности. Проще говоря, тихие профессионалы банальности приживались в «Волжской Заре» куда лучше, нежели бойкие смельчаки. Наглядный пример: на место спортивного обозревателя претендуют молодой и способный выпускник московского литинститута Виталий Добрусин, специализирующийся на спортивной журналистике, и Леонид Сивакс – милейший человек, ветеран ВОВ, мелкий спортивный чиновник, к журналистике прямого отношения не имеющий. Главный редактор Владимир Ястребов без колебаний выбирает Сивакса.

Валерий Бурла
Валерий Бурла

Валерий Бурла, работал в отделе промышленности

«Я пришел работать в «Зарю» накануне нового года месяца за два. И меня, как самого молодого, поставили дежурить 1 января. И вот тут я не помню, что произошло, пили мы тогда с утра до вечера.  Словом, случился у меня временной провал. И вот, как мне кажется, 1 января заступаю я на дежурство, захожу в секретариат, а девочки мне и говорят: зайди-ка ты к главному. Я к Ястребову : «Здравствуйте, с Новым годом!» Он мне в ответ: «Ну-ну. А у тебя когда новый год наступил?» — «Сегодня, говорю». «А у меня вчера, а сегодня 2же второе января». Тут почва у меня из-под ног куда-то поплыла, я представил себе, как меня волокут на эшафот и  отрубают голову. Ястребов, конечно, видит моё состояние, и отчасти меня понимая, приглашает подойти к редакторскому сейфу. Открывает массивную дверь, и я вижу, что в глубине стоят 2 рюмки водки, а сверху по ломтику хлеба и кусочку колбасы. «Вот, — говорит, Ястребов, — вчера заготовил, хотел тебя поздравить с первым ответственным дежурством, но тебя не обнаружил и дежурил сам. Хорошо, что мои поздравления не прокисли в сейфе. Только ты запомни, что такой подарок случается один раз в жизни. Вот какой мужик был».

Вот так сдавались материалы в номер
Вот так сдавались материалы в номер

Однако, именно «Волжская заря» становится инициатором, действительно, эпохальных для нашего города перемен.

Александр Лаврик,  возглавлял идеологический отдел:

«Волжская заря» подняла вопрос о переименовании Куйбышева в Самару первой.  Тогда в любой газете был авторский актив. И у нас собирались хорошие люди: Завальный Александр Никифорович, главный библиограф Областной библиотеки, которого потом исключили из членов КПСС за участие в антипартийных митингах, Палагин Дмитрий Андреевич из Мединститута, профессор Кабытов из Госуниверситета. И вот в 1987 году Петр Серафимович Кабытов пишет о том, что не пора ли нам сменить название, товарищи?… И понеслась череда публикаций по истории Самары. И о том, как в 1935 году,  буквально через два дня после смерти Валериана Куйбышева обком ВКП (б) решил переименовать Самару в Куйбышев, и о том, как моментально на митинге эту инициативу утвердили… В «Заре» за  проект обратного переименования отвечал Владислав Князев. Эта тема воспринималась как знамя свободы, её поддерживал  академик Лихачёв, она считалась в «Заре» махровой антисоветчиной, но время демократизации позволяло биться с начальством и побеждать.  Как ни странно, тогда помог бывший председатель облисполкома Погодин. Когда в газете накопился довольно большой багаж публикаций и писем, последовал звонок из Облисполкома: срочно привозите письмо, что общественность требует…  И вскоре появилось распоряжение: переименовать Куйбышев в Самару». 

И еще одна инициатива, вышедшая в свет со страниц «Волжской зари» — создание Самарского зоопарка. Как дело было: как водится, все началось со статьи Виктора Шапошникова из ГосУниверситета, большого специалиста по пресмыкающимся, входящего во французскую секцию охраны редких видов по Поволжью. Он написал большую аргументированную статью. А это был 1988 год, время, когда полки были пустые, а масло, колбасу, мыло, спички, сигареты и прочее  давали по талонам. «Заря» статью напечатала, пошли отклики от граждан, дескать, хорошая идея, обязательно надо открывать зоопарк!»  Но неожиданно выступает старшая областная газета, и там как раз превалирует идея: людям есть нечего, а вы хотите зоопарк… Один тигр съедает 20 килограммов мяса в день!!!  Не смотря на это вскоре у секретаря горкома состоялось совещание по этому поводу, и  решение было принято:  зоопарк в Самаре появился.  

Редакционная байка:

Аня Сохрина,  интеллигентная манерная дамочка, пишущая на темы  культуры. Деликатная, обходительная, возвышенная, преимущественно работала с театральными критиками.  И вот к ней в кабинет из-за ремонта временно  подсадили спортивного  обозревателя Юрия Кандаурова, который не был утонченной натурой, а вовсе даже наоборот: за словом  в карман не лез, пользовался словечками скабрезного свойства.  И отзывчивая Аня понахваталась новой лексики, до конца не совсем понимая её смысла. Как-то раз к Ане заходит театральная критикесса,  которая приносит заметку про оперную постановку. И в числе прочего интересуется: а как с моим прошлым материалом? Пойдет или нет? И Аня ей отвечает: «Не переживайте, моя хорошая. Я это вопрос с редактором продрачиваю«.  Говорят, у критикессы глаза стали, что чайные блюдца.

Валерий Ерофеев, работал в отделе советского строительства и городского хозяйства:

«А 1988 году я написал материал «Пивная мафия». Это был самый первый материал о бандитских группировках в Самаре. Тогда город был поделен между двумя бригадами, которые «крышевали» всю реализацию пива. Весь старый город держал Шарик (Шарафутдинов), а Безымянка была вотчиной Кузи (Кузнецова). И я об этом написал. Написал, какая власть у этих двух человек, какие огромные деньги крутятся.  Тогда Шарик в месяц получал 300 тысяч рублей доходов!!! Средняя зарплата в стране, напомню, составляла 120 рублей. После публикации этого материала мне стали поступать звонки с угрозами, чтобы я туда не лез, и чтобы больше  ни слова. Но я молодой был, бесстрашный. Помню, поехал в очередной рейд по пивным ларькам с милицией, так нам у милицейской! машины прокололи шины. История закончилась тривиально. Шарик предложил Кузе выкупить за полмиллиона всю сферу его влияния на Безымянке, тот обиделся и заказал пивного короля. Тем самым спас меня от смерти. Потому что, как мне потом сказали, Шарик отдал распоряжение «заткнуть глотку Ерофееву». Но не успел, его самого расстреляли. За серию этих разоблачительных публикаций Союз Журналистов мне дал премию года».

заря_1

В 1987 году любимейший редакционный редактор Владимир Ястребов оставил свой пост, и  горком партии счел необходимым представить редакции новую кандидатуру редактора — Вячеслава Аблапохина, инструктора Обкома партии. Его привезли на общее собрание коллектива, соорудили какое-то обсуждение, а потом демократично спросили редакцию: ну что, утверждаем? И тут секретарь горкома по идеологии услышал в ответ дружное «нет». После этого всякие консультации закончились, и редактором назначили Вячеслава Сорокина, твердокаменного коммуниста, человека-лозунга.  И не смотря на то, что в СССР набирала обороты перестройка, главный редактор «Зари» изо всех сил цеплялся за застой. Власть Сорокина закончилась вместе с крахом путчистов, которых «Заря» по его приказу поддержала. Собрание трудового коллектива отстранило Сорокина от руководства изданием.

А потом пришел брутальный Александр Муратов, (между своими —  «волейболист»), и газета изменилась до неузнаваемости. В результате всё свелось к оголтелой коммунистической пропаганде. В середине 90-х вечёрка публиковала какие-то агитационно-пропагандистские поэмы об утраченной Советской Родине, занимавшие по целой полосе… Что-то вроде: «…тебя как грязную рубашку за кружку пива продают»… Но это ещё полбеды: дело в том, что главный редактор, Александр Муратов, вскоре увлёкся восточными формами мистики. Благодаря этой его особенности, газета очень гармонично поделилась на два тематических раздела: оголтелый коммунизм и фанатичный мистицизм – гороскопы, гадания и фэн-шуй верхом на и-цзине…

Торговая марка «Волжская заря» в середине 2000-х была куплена Георгием Лиманским, и до сих пор является его личной собственностью.

Газету делали: 

РедакторВладимир Ястребов

 Зам.редактора: Алексей Пономарев

Секретариат: Петр Боков, Геннадий Перов

Журналисты: Маргарита Жутова, Вячеслав Чечурин, Валерий Ерофеев, Александр Муратов, Любовь Колосюк, Равиль Газалиев, Михаил Мирошниченко, Валерий Бурла, Александр Лаврик, Татьяна Миганова, Римма Чумаш, Татьяна Баранова, Владислав Князев, Анна Сохрина, Наталья Сахарнова, Римма Воронцова, Галина Истомина, Юрий Кандауров

 Фотографы: Николай Абросимов, Борис Чугунов

 Художник: Юрий Малиновский

Комментарии: