ЦОЙ ЖИВ

Как прошёл единственный концерт Виктора Цоя в Самаре в 1987 году

 2 523

Автор: Редакция

15 августа будет 25 лет, как нет Виктора Цоя – популярного в советские годы, да и сейчас рок-музыканта, композитора, лидера группы «Кино».

Нам стало известно, что в 1987 году Цой приезжал с концертом в Самару. Мы нашли организатора его приезда (им оказался культуролог Виктор Долонько) и расспросили о том, как это было. А было… необычно.

На фанатском сайте Виктора Цоя сказано, что автор программной перестроечной песни «Мы ждём перемен» приезжал в Самару весной 1986 года. Один из организаторов приезда Цоя в Самару (тогда ещё Куйбышев) Виктор Долонько утверждает, что это ошибка. Виктор Цой дал свой единственный концерт в нашем городе весной 1987 года. И он стал одним из самых необычных в его карьере. Подробности узнаём у первоисточника.

— Почему я настаиваю на 1987-м… В декабря 1986 года управление культуры облисполкома учредило бюро досуга «Праздник». Парадоксально, но это была организация, которая появилась благодаря закону по борьбе с алкоголизмом. Тогда перед профильными министерствами поставили задачу увеличивать платные услуги населению, уводя его от пьянства в сторону культуры и содержательного досуга. Билеты в театр и филармонию не считались, и надо было придумывать что-то новое. Борис Иванович Ширкунов, который руководил областным управлением культуры, призвал меня и спросил: «Сколько тебе нужно времени, чтобы начать работать?» Я говорю: «Неделя».

— Это было удивительное время. Министром культуры Советского Союза тогда пришёл Захаров, экономист, доктор  наук, профессор из Ленинградского университета. И он придумал правила игры для министерства настолько лояльные, каких до этого никогда не было. Всякие бригадные формы подряда, кооперативы. Там была такая куча прогрессивных идей, которые для нас в 1986 году казались недостижимыми. То есть практически можно было делать всё! Была линейная шкала налогообложения в 13%, минимальные отчисления в социальные фонды, и я мог помогать кому угодно. Бюро досуга «Праздник» — это был своего рода фонд, который давал «крышу» любым начинаниям.

1381572009

— Одним из первых, кому я позвонил тогда, был Саша Астров. Мы работали в университетском кафе-клубе «Гаудеамус». Я худрук клуба, Саша – идеолог и один из ведущих дискотеки. Дружили. После ухода из университета сотрудничали на постоянно действующем семинаре руководителей дискотек – был такой при областном научно-методическом центре управления культуры.

— Я Астрову предложил: вези любых отечественных рок-музыкантов, кого хочешь. Потому что был колоссальный дефицит «культурного продукта» вне рамок классических театральных и музыкальных форм. Совершенно очевидно, мы понимали, что концертным рок-проектом мы и себе доставим удовольствие, и достанем денег, которые это всё окупят.

— Начали мы с рок-фестиваля, основное действие которого происходило в цирке. С группой «Центр», с Гариком Сукачевым, с массой имён, как московских и питерских, так и наших самарских, а потом начали привозить исполнителей. Были самые разные варианты. Например, из самых ярких воспоминаний — как в 1988 году мы привезли на День города в Парк культуры и отдыха имени Горького два коллектива. На разогреве играл Александр Ф. Скляр с только что образовавшейся группой, а в качестве «гвоздя» или хедлайнера выступала группа Александра Липницкого и Пети Мамонова «Звуки Му».

— Мы приглашали людей, которые были интересны и которых никогда здесь не было. Саша Астров один раз приходит и говорит: «Давай устроим концерт Цоя!» И просит меня договориться с площадкой. Через обком комсомола нам дали Дом молодёжи. Виктор Цой должен был  приехать один с акустическим концертом, и никаких проблем мы не ждали. Пока до концерта не осталась 1 неделя. Ровно за неделю в концертной площадке нам отказали. Всем было понятно: это ещё не пик перестройки, а только объявленные намерения перемен. Книжки только через год начали печатать, фильмы с полок снимать.

1394564954_coy-55

— Давайте я напомню. «Асса» уже вышла на экраны. Но Цой еще не был подопечным Айзеншписа, ему еще не сделали такую протестно-глянцевую маску, он был «один из» той питерской, нервной, остро-социальной рок-компании.

— В общем, с Домом молодёжи не удалось ничего не сделать. Тогда я поставил ультиматум: если вы не поможете, то вся эта концертная линия оборвеёся, и никаких вам дней города и всенародных праздников. Ну и в конечном итоге после долгих переговоров нам разрешили выступить в кафе клуба 9 ГПЗ. Представляешь себе, это угол Победы и Ново-Вокзальной! Нам предоставили помещение и сказали: ребята, единственное, там мало места и билеты мы уже все распределили. То есть почти все 100 билетов обком комсомола распределил между сотрудниками куйбышевских райкомов. Там был комсомольский актив, собрали людей со всех районов, тех, которые, в общем, знали, кто такой Цой и которые должны были провести дискуссию, объяснив Цою, кто он такой вообще есть.

Цой ещё не начал петь, а ему уже стали объяснять, что алюминиевых огурцов не бывает.

— Реальные поклонники Цоя приехали с Сашей Астровым, но их было мало. Прошло время, и многие из этих комсомольцев в конечном итоге сами стали в ряды поклонников рок-движения, но тогда замусоренные целями, задачами, своим положением и теми указиками, которые они получили, все сидели с каменными лицами.

— Цой ещё не начал петь, а ему уже стали объяснять, что алюминиевых огурцов не бывает. Это всё было очень смешно. Саня Астров, который вёл этот вечер, был в полной растерянности, потому что понимал: можно так провести это мероприятие, что оно станет последним в нашей с ним концертной биографии. Вечер тем не менее прошел спокойно. Цой пел нормально. Я думаю, что на всех приёмо-сдаточных комиссий ленинградского горкома комсомола, которые были регулярно на Рубинштейна (место дислокации ленинградского рок-клуба), он нагляделся этого всего. Но наши куйбышевские комсомольцы не рвали на себе рубахи, не прерывали пения. Цой спел, они послушали, потом задали ему подготовленные вопросы. Такая литургия, которую они должны были исполнить.

NuSZnvvZ4ao

— После вечера был квартирник, где Виктор был сам собой и пел для тех людей, которые его ждали. Вот такой получился смазанный приезд Виктора Цоя в Самару, и он был единственным. В городе он пробыл меньше суток, а утром уже уехал. Гонорар Цою мы заплатили достойный и человеческий, это не было 7 рублей за концерт, как по официальной таксе.

— В 1987 году Виктора Цоя почти никто не знал. Его знали несколько сотен человек. Он не получил бешеной популярности после «Ассы». Его массовая раскрутка началась с программ «Взгляд», «Музыкальный ринг», с первых ФМ-радиостанций. То, что я говорю, это апокрифы, это то, что случилось до его всесоюзной известности и всесоюзной популярности. А паства, которая начала на Ленинградской сидеть, молиться и расписывать дома, это дети грамотно сделанной рекламы.

Текст: Анастасия Кнор