Никто кроме нас!

Фрагменты из личной жизни десантников

 813

Автор: Наталья Фомина

Каждый год второго августа пол-Самары наряжается в тельняшки и голубые береты, запасается едой и питьем с запасом на вечер и выходит поутру на улицы. Собирается в небольшие боевые группы, поет хором песню: «Расплескалась синева, расплескалась, по петлицам разлилась, по погонам…» И ничего хулиганского пол-Самары не делает, а если кто купается в фонтанах — это другая половина города. Настоящим десантникам хватает Волги.

Хотите побыть немного настоящим десантником? Тогда действуйте так: сначала нужно добраться до набережной, непременно с флагом. Флаг может реять над автомобилем, выдвинутый из окна, флаг может мешать остальным пассажирам маршрутного такси, флаг может хлопать по плечам десантников-пешеходов, ожидающих приключений.

original (2)

Рослые, загорелые парни выглядят привлекательно под голубыми беретами, некоторые девушки имеют на них свои планы и осуществляют их. Река катит волны, песок набивается в туфли, жара не спадает и об этом можно затеять разговор.

Допустим, некоторая кассир супермаркета с подругой так и поступают, покачиваясь на высоких каблуках. Слово за слово, и вот они уже приняты десантной компанией на довольствие, сидят за хорошеньким столиком популярного бара. Это хитрый бар, он практически купается в Волге. Десантники проявляют к девушкам искренний интерес, и все хорошо. Радостная кассир в праздничных одеждах отпивает интеллигентными глотками свежее вкусное пиво. Ожидает шашлыков и селедки с отварным молодым картофелем. Отпивает, значит, пива, и вдруг говорит выразительно, отбивая ритм рукой:

— Как я рожала, это война. И не спрашивайте!

Никто не спрашивает, но она продолжает:

— Плодный-то пузырь-то у меня надорвался сверху, такое раз на двести тысяч родов бывает, а то и на миллион. Надорвался, значит сверху, воды подтекают, я — шасть к врачу. А врач такая говорит, все у вас нормально, женщина, и никаких вод. И тут на-ча-лось… Схватка! Тело изнутри будто бы железными палками разламывают…

Десантники потрясенно молчат. Никто не то что бы не ожидал, а даже и близко! Кассир на пару секунд прерывается, пьет пиво, подруга сильно пихает ее под столом ногами, но кассир длит свой рассказ. На фразе:

— И тут у меня начиналась неукротимая рвота! – десантники вразнобой извиняются, хлопают себя по лбу и трезво вспоминают, что им срочно надо поехать навестить памятник героям локальных войн. Кладут на столик купюры, уходят, рея флагом. Подруга спрашивает кассира укоризненно:

— И что это было?

Кассир вспыхивает и молчит. Ест мясо. Молодой картофель тоже ест.

Но ведь очень понятно, откуда взялись роды, надорванный пузырь и железные палки. Это повесть на вечную тему «я один против мира», просто аудитория выбрана неудачно. А так — все достаточно логично. Никто ведь не придет, не родит за тебя младенца, выламывающего хорошенькой головкой кости малого таза. Сделать это предстоит непосредственно тебе. На клеенчатой оранжевой кушетке самарской городской больницы, в Нью-Йоркском центральном госпитале или где там у них принято рожать под взволнованные крики: дыши-дыши.

Никто, кроме нас.

Героические эпизоды есть у каждого. И для того, чтобы о них поведать миру, существует множество причин. Например, день десантника. В этот день уместно продемонстрировать личную отвагу, самообладание, способность быстро принимать правильные решения, не терять юмора. Держать удар. Кому, как не воину спецназа под силу оценить чудесные истории побед, вырванных из рук поражения! Нестандартные стратегические планы, позволившие взять ситуацию под контроль! Все эти жюль-верновские примочки для Необитаемого острова, штирлицевские логические измышления и бесстрашие Красной шапочки.

У каждого есть примеры личного героизма. Случай, как он бежал с больным и довольно увесистым ребенком пять километров до ближайшей больницы в грозу. Случай спасения на водах посторонней блондинки с разверстым в крике мокрым ртом. Случай обретения новой работы посреди дефолтов, кризисов и других мирных будней. Случай выживания — для симметрии — в чужой стране, волшебное освоение иностранных языков за полгода, покорение Америки и взятый в плен Париж. И так далее.

Давно пора прекратить неодобрительно и свысока рассматривать бравых мужчин в фонтанах, при голубых беретах и тельняшках. Ведь в нашей стране каждый – сам немного десантник, спецназовец, диверсант и миротворец.

В 2004 году моя приятельница-врач работала в Грозном, служебная командировка. Она рассказывает: практически жили в госпитале, стараясь не выходить за пределы, но все-таки иногда не имели возможности избежать прогулок, в баню, купить еды и так далее. Жались к домам, шли, затаив дыхание, считали шаги и минуты. Один раз ее с двумя коллегами сопровождал капитан ВДВ, инструктор по рукопашному бою. Чужая южная ночь, военный и враждебный город, три русские женщин и один невысокий мужчина. «Мы как будто ехали в танке», — вспоминает подруга.

За ВДВ!

original (1)

Автор фото — Нина Дюкова

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»