"САМАРА ВЫГЛЯДИТ СТАРШЕ"

Интервью с Тибо Айуном из Франции: чем Самара отличается от французских городов

 1 144

Автор: Ксения Лампова

И снова стрит-бар «Труба» открывает свои двери для того, чтобы ДГ смог встретиться с иностранцем, живущим в России. Героем рубрики становится Тибо Айун – директор компании «Альянс Франсез Самара». Поначалу его серьёзная должность немного пугает, но ровно до тех пор, пока Тибо не заговорит о себе, принявшись за разоблачение глупых стереотипов о директорах и французах.


— Если быть совсем точным, 28 декабря 2013 года я приехал в Самару. До этого я в России не был, но моё первое впечатление было хорошим. Правильнее будет сказать, что я ничему не удивился – у Франции и России очень много общего, эра социализма их роднит между собой. Так что для меня всё прошло замечательно, и я до сих пор остаюсь под тем же впечатлением.

— Расскажу немного о компании, чтобы люди вообще имели представление, чем я занимаюсь. «Альянс Франсез» – это большая компания, филиалы которой расположены по всей России. Я бы не сказал, что наша цель — только учить людей разговаривать по-французски. Мы стараемся перенести сюда кусочек Франции и её культуры – к примеру, сейчас в городе проходит фестиваль «Французская осень», и это очень длинная череда мероприятий. Не так давно в ресторане отеля «Ibis» мы угощали гостей молодым вином, на следующей неделе пройдёт встреча с французскими писателями Лоранс Кентен и Катрин Рейсер, танцевальное шоу, концерт камерной музыки… В общем, «Альянс Франсез» организует культурные мероприятия, и тем самым не столько учит языку, сколько приглашает в гости, в маленькую Францию посреди России.

DSC_6755

— Окружающие почему-то думают, что если я француз – я такой весь… возвышенный, культурный и просвещённый. Курю сигары, каждый вечер выпиваю по большому бокалу красного, завтракаю только кофе с круассанами. Всё это только набор стереотипов, а на самом деле я совсем обычный. Начинаю рабочий день в 9 утра, а заканчиваю, как повезёт. Прихожу домой очень уставший, но всё равно стараюсь вечером с книгой посидеть, посмотреть кино. Ленюсь частенько. Два года тут живу, а на русском разговариваю, как пятилетка, потому что систематически заниматься себя заставить не могу. Когда говорю на французском, я это я, Тибо, такой, какой есть. Когда говорю на английском, я подросток семнадцати лет, вроде соображаю, что к чему, но всё равно не могу в полной степени выразить. А в разговоре на русском я ещё маленький мальчик.

DSC_6709

— В зависимости от времени дня и года Россия очень разная, но в любое время мне нравится смотреть на Волгу – это ведь огромнейшая река, ты стоишь на набережной в окружении стольких людей, а она течёт себе мимо целыми веками, широкая и величественная. Самара такая же – очень большой и широкий город с разнообразной архитектурой, просторными улицами. Тут не проблема что-то построить, нужно только выбрать место.

В Самаре за каждым домом видна длинная жизнь.

— Пространства французских провинциальных городов намного меньше и хуже поддаются дополнительным расширениям, они просто другие. Ваш город в сравнении с ними совсем ещё юн, да и эволюционировал по-другому – до сих пор сохранились дореволюционные деревянные постройки. Так что, невзирая на свой возраст, выглядит Самара старше, а за каждым домом видна длинная жизнь. Во Франции таких древних построек нет, они давно отстроены заново.

— Ещё одно отличие – ваши маршрутки, они у меня просто уйму радости вызывают. Внутри каждой из них виден отпечаток личности водителя. Французские мини-автобусы очень строгие – всё в них одинаково, унифицировано, водители в специальной форме, обязательно при фуражке… У вас всё очень неформально, но, на удивление, работает.

— Свобода думать, как ты хочешь, и говорить то, что ты думаешь, – то, что есть в обеих наших странах. Каждый человек неограничен в том, что он может поведать другому. Но если сравнивать Францию и Россию, то на моей родине выражение всеобщего несогласия – все эти демонстрации, митинги и пикеты – дело более обыденное и привычное.

Когда люди узнают, что я француз, они начинают обо мне заботиться.

— Не знаю, почему некоторые иностранцы, приезжающие сюда, думают, что Россия страшное место, а её жители просто дикари. Здесь я чувствую себя даже в большей безопасности, чем во Франции, – я никогда не видел, чтобы на улице кто-то дрался или же мне не приходилось переходить на другую сторону дороги только потому, что я видел угрозу в компании проходящих мимо ребят. Всё очень мирно, и даже если россиянин не говорит на французском или английском, он всегда с готовностью бросается мне на помощь по любому вопросу, пусть даже мы на пальцах только что объяснились или впервые увиделись. Вообще, когда люди узнают, что я француз, они начинают так обо мне заботиться, столько внимания оказывать… Я, конечно, не стараюсь кем-то манипулировать, но и от радушного приёма отказываться глупо… Думаю, такое положение вещей складывается из-за долгой дружбы между народами России и Франции – что бы ни происходило там, наверху, между у власти стоящими, простые люди всегда будут оставаться друзьями, несмотря ни на что. Или, может быть, я наивный?

Фото: Дмитрий Ковалёв

comments powered by HyperComments