УЧИТЕЛЬ ГОДНЫЙ

Самарские учителя о трудностях и радостях своей работы

 696

Автор: Ксения Лампова

5 октября в России отмечают День учителя. 

Работа учителя — это, во-первых, призвание, а во-вторых, дело сложное, а порой и вовсе героическое. Поэтому вместо привычных цветочков и воспоминаний про «учительницу первую мою» ДГ попросил самарских учителей рассказать о трудностях, которые встречались им на профессиональном пути. Конечно, не обошлось и без лучезарных моментов и рассуждений о призвании педагога. Все они пожелали остаться анонимными, пользуясь возможностью высказаться обо всём, что накипело.

Отвлекающие манёвры начальства

94CafHqL09I

Оксана, заведующая кафедрой в колледже:

— Самое кошмарное, что может быть в работе преподавателя, — это начальство. Как ни печально, эта проблема актуальна для многих российских учреждений, никто у нас начальников не любит. Особенно страшно, когда начальник далёк от того, чем коллектив непосредственно занимается. В нашем случае это работа с детьми, работа в аудитории. Когда начальства нет, всё продолжает работать в своём ритме, но как-то спокойнее.

В нашем колледже очень любят совещания. Их много, проходят они практически ежедневно, в них всегда есть место инновациям (недавно пытались совещаться с каким-то чиновником по Skype, всё пошло не совсем по плану), и чаще всего повестка дня на таких мероприятиях сформулирована очень туманная. По правде говоря, делается это только для того, чтобы потом в отчётности было написано про 345 совещаний, проведённых в 2016 году, а какой-нибудь проверяющий в восхищении решил, что мы тут чем-то очень серьёзным занимаемся. Кипа отчётности по учебным нагрузкам и проведённым мероприятиям туда же относится. Колледж экономит на кадрах, поэтому на преподавателей частенько накладывают обязанности вроде составления расписания и ведения документации.

Ещё у нас очень любят, что называется, вызвать на ковёр. Посреди пары, во время обеда, за пятнадцать минут до конца рабочего дня… Просто хочет директор с нами поговорить по-отечески. Обычно начинает рассуждение с чего-то злободневного (прогулов, проблемных студентов или проблем с финансированием), а потом его уносит. Под конец монолога он мечет искры из глаз и забывает о твоём существовании. Ты тихонько удаляешься и думаешь: стоило ли тратить на это целых сорок минут моего рабочего дня?

Разговоры о вреде и пользе ЕГЭ

94CafHqL09I

Артём, школьный учитель:

— Мне бы хотелось порассуждать о таком спорном вопросе, как ЕГЭ. Без цифр и статистик — только личное мнение. Так много, так часто и так по-разному не обсуждали ни одно явление в системе российского образования. Удивительно, но сторонников у этой формы экзамена нет, скорее, этот немногочисленный лагерь можно назвать сочувствующими, причём с натяжкой или даже шёпотом. Потому что лагерь противников ЕГЭ крайне многолюден, агрессивен и громогласен. Очевидно, что ЕГЭ в пух и прах проиграл войну в информационном пространстве.

Ладно! Признаюсь, что я за ЕГЭ. И это «за» достаточно обдуманное и взвешенное. Сам я одним из первых сдавал ЕГЭ (ещё в рамках эксперимента в пилотном регионе), и вот уже 11 лет готовлю ребят к сдаче этого экзамена, а теперь ещё и проверяю экзаменационные работы. Получается, что я успел побывать в роли сдающего ЕГЭ, эксперта по проверке, сопровождающего на экзамен, репетитора и учителя, который к этому экзамену готовит, причём готовит вполне успешно.

В идеале ЕГЭ должен быть мостом между средней и высшей школой, элементом, через который нужно организовать преемственность ступеней образования. Данный формат экзамена, конечно, не уничтожает бессмертную отечественную коррупцию, но значительно снижает коррупционное поле как на стадии сдачи экзамена, так и в момент вузовского конкурса.

Один из главных аргументов противников и критиков ЕГЭ основывается на жёсткости экзаменационного процесса: пресловутые камеры и надзиратели, опечатанные двери. Да, по-полицейски. Да, жёстко, но не стоит забывать, что это один из важнейших этапов образовательного пути человека, потому требует к себе определённого внимания. Объективность экзамена при использовании таких мер повышается в разы.

Стоит отметить, что главными посягателями на эту самую объективность часто являются сами организаторы, учителя и родители. Последние, ко всему прочему, еще и с психологической стороны давят на детей, нагнетают обстановку вокруг ЕГЭ и всей системы образования в целом. Они критикуют, не понимая сути процесса и не предлагая ничего взамен.

Отношение к молодым педагогам

94CafHqL09I

Мария, преподаватель класса духовых инструментов в музыкальной школе:

— Если говорить о трудностях, то многое зависит от начальства. Оно либо предоставляет, либо не предоставляет условия работы. Время моей практики как раз и делится на два таких этапа: одна школа не давала возможности работать комфортно, вторая же создала условия, в которых хочется и можется.

В первой школе приходилось делить территорию одного кабинета на пятерых педагогов. Часто случалось проводить уроки прямо в коридоре, а иногда и в учительской, которая по совместительству была ещё и столовой. На все мои возражения администрация разводила руками — кабинет всегда отводился педагогам-старожилам (вопрос несколько иного отношения к молодым и неопытным педагогам, надо сказать, касался не только меня).

В другой школе ко мне в класс попал ученик, которого привела в класс сама директриса. Посоветовала уделить ему особо внимание, потому что бабушка его может «хорошо помочь школе». Мальчик, надо сказать, учиться не особо хотел, чего и не делал. Длительных отношений с этой школой у меня не сложилось, потому дальнейшая судьба мальчика и его бабушки мне неизвестна.

Что касается бумажной работы, о которой ходят мифы и легенды, то бумажная отчётность рядового педагога отличается от работы методиста или огромной отчётности заведующего учебной частью. У меня есть индивидуальный план на каждого учащегося, два журнала — собственно, всё. У меня не возникает проблем с заполнением этих бумаг, самое главное не оставлять все эти записи на конец года.

Трудностей с учениками у меня практически не бывает, ну или это просто сложно назвать трудностями. Слёзы на уроках или переживания я не беру в расчёт —  это как бы часть (может и не совсем приятная) обучающего процесса. Редко, но все же бывают трудности с родителями. Так, например, одна родительница говорила, что я задаю её ребенку большую программу, которую он и за 3 часа не успевает выполнить, и что даже в музыкальном училище задают меньше. Это скорее единичный случай, с родителями мне везёт так же, как и с детьми.

Фото обложки отсюда