«Здесь постоянно происходит что-то новое»

Кандидат наук, видеооператор, политик и фитнес-тренер рассказали ДГ о том, как стали работать в школе

 403

Автор: Редакция

.

,

Сегодня в Самарской области начинается региональный тур самого престижного профессионального конкурса учителей — «Учитель года». В прошлом году в российском туре победил бывший вузовский преподаватель: после того зарплаты учителей немного выросли и — хотя и с огромной нагрузкой — в школе стало можно зарабатывать, в нее стали возвращаться когда-то ушедшие педагоги и иногда даже приходить люди совсем из других профессий.

В преддверии конкурса мы отыскали преподавателей, которые не всегда работали в школе, и узнали, как объединение вузов отразилось на ученых, почему стало тяжело обучать подростков и вообще каково это, вернуться в школу через десять лет.

Алексей Мальцев: «Работать в школе кандидату наук – очень удивительно для коллег, а доктору – вообще нереально»

Учитель → Руководитель отдела транспортной логистики → Преподаватель в вузе → Учитель истории и обществознания

Processed with VSCO with b5 preset— После окончания университета я ждал призыва в армию, и поэтому решил устроиться на несерьезную, как мне казалось тогда, работу в школе. В армию меня так и не забрали, и я проработал учителем до 27 лет. Потом у меня родилась дочь, я получил первые отпускные, купил детское автомобильное кресло… на это ушла треть полученных денег. Зарплата должна была быть только в сентябре, а на дворе июль. Я понял, что не смогу жить на эти деньги, и пошел работать на завод. Уже через восемь месяцев меня назначили руководителем отдела транспортной логистики.

Потом я решил вернуться в аспирантуру, чтобы защитить кандидатскую диссертацию, и параллельно начал работать в Самарской академии государственного и муниципального управления. Тогда я ещё числился на предприятии, но из-за кризиса в 2014 году деньги и контракты у фирмы закончились, и она разорилась. В тот момент мне предложили варианты: продлить контракт с институтом, пойти работать в школу. Я выбрал второе. Сначала я отработал три года в школе №69, а потом попал в гимназию №1.

Когда я работал на заводе, то думал, что могу забыть школу как страшный сон: дети, которые кричат на перемене, постоянно шумят, взрослеют на твоих глазах, хамят за спиной. Но мне понадобилось четыре года, чтобы отдохнуть от этой системы и вернуться обратно. Так получилось, что сначала я работал с транспортом в мужской профессии, а теперь обучаю детей, и надо мной много руководителей в лице директоров и завучей.

В преподавании школьникам и студентам — колоссальная разница. Недавно мне угрожали мамой, которая работает в прокуратуре, за то, что я поставил тройку. В университете такого не может быть, потому что мама закончилась в одиннадцатом классе после выпускного. Такая форма общения с преподавателем может перерасти в отчисление или «хвостовку». С другой стороны, в университете больше свободы, ведь там учатся не дети, а совсем взрослые люди.

В Самаре сложилась сложная ситуация после объединения университетов: преподавателей много, а вузов стало меньше. Людей, которых сократили или с кем завершился контракт, очень много. Причем это могут быть доктора наук. Работать в школе кандидату наук – это очень удивительно для коллег, а доктору – вообще нереально. Я, кандидат наук, могу подраться в гардеробе или начать проверять обувь на входе, а если доктор окажется в этой системе, то престиж будет немного опущен. По самолюбию бьет сильно, особенно у мужчин.

Роман Косарев: «Это однообразно – все время заниматься по учебнику»

Видеооператор → Фотограф → Учитель → Заместитель директора по воспитательной работе → Директор школы

Processed with VSCO with b5 preset— Во время учебы в экономической академии я начал работать телеоператором, и вышло так, что проработал им около десяти лет — на «Орионе», потом «Скате». Тогда же начал увлекаться фотографией и сотрудничать с разными журналами, а позже открыл свою студию на базе школы. Ко мне постоянно приходили дети и интересовались фотографией. Потом подумал, раз уж я с ними занимаюсь, то вполне могу устроиться педагогом дополнительного образования. Так и поступил. Потом стал заместителем директора по воспитательной работе, а позже мне предложили место директора школы №152.

Прошлые профессии мне очень помогают в работе. Я не бросил свои занятия, и чтобы пообщаться лишний раз с детьми, зову их в фотостудию, которую также открыл в школе. Даю фотоаппарат в руки и учу снимать, и так совмещаю хобби и общение с детьми. Иногда приходиться замещать других учителей на уроках, но работать так постоянно не хочу. Думаю, это будет однообразно – все время заниматься по учебнику. Конечно, творчество сюда тоже можно добавлять, но мне больше нравится управленческая должность. Для работы учителем нужно сильно любить свой предмет, а у меня такого нет.

Специфика работы директора сложная, но достаточно интересная. Тут и дети, и начальство, и родители. Ты не стоишь на месте, потому что постоянно происходит что-то новое. Как директор школы я подумываю даже пойти учиться на психолога, чтобы лучше понимать родителей и детей. Иногда думаю, конечно, — зачем мне все это надо? Работа в школе очень тяжела как для директора, так и для учителей. Особенно в наше время. Сейчас родители научились такому общению — все им должны. Они приводят детей в школу, а дальше учителя должны их обучать только так, как хотят родители.

Татьяна Малкина: «Я избежала профессионального выгорания»

Учитель → Директор женского клуба → Выборная партийная должность → Руководитель местной общественной приемной → Учитель

Processed with VSCO with b5 preset— По образованию я учитель истории и общественно-политических дисциплин. После окончания института работала в лицее, потом ушла оттуда, и вернулась в школу спустя примерно десять лет. За это время я успела поработать директором женского клуба, в городском краеведческом музее, на выборной партийной должности и руководителем местной общественной приемной в Похвистнево. Параллельно с этим занималась работой с молодежью.

Со временем система образования стала меняться, появилось много нового, а опыт, который я приобрела, показал, что вот теперь я точно могу работать учителем. Одно дело — теория, совсем другое — профессиональная практика. Например, поработав в музее, точно знаешь, как подойти к краеведению. Участвуя в организации и проведении избирательных кампаний, знаешь не только теорию избирательного права, но и реальную политическую обстановку. А организация молодежных мероприятий и волонтерство – это внеклассная работа в школе.

Думаю, что в моем случае, смена деятельности положительно повлияла на меня. Я избежала профессионального выгорания, получила разносторонний профессиональный опыт и в моей работе был карьерный рост, чего нет в учительской профессии.

В этом году я участвовала в окружном конкурсе «Учитель года». Это многоэтапный и трудоемкий процесс. Решение было принято совместно с администрацией гимназии, так как представление учителя на конкурсе — это представление, прежде всего, учебного заведения. Необходимо, чтобы у учителя было достойное портфолио, результаты работы и, конечно, умение выступать публично. В итоге из пятнадцати участников мне досталось звание лауреата и второе место в общем рейтинге на окружном этапе.

Анатолий Морев: «С восьми до трех я был учителем, а потом становился фитнес-тренером»

Мерчендайзер → Учитель и фитнес-тренер  → Учитель истории и обществознания

712_oooo.plus (1)— У нас в семье все учителя, и проблемы выбора профессии у меня не было. Работал я не в школе: во время учебы, например, трудился мерчендайзером в компании САН ИнБев, которая занималась распространением пива. Это была популярная и хорошо оплачиваемая работа. Но все же после университета я пошел в школу и три года проработал учителем истории и обществознания в кинельской школе №10. В школе очень не хватало творчества, в отличие от университета, поэтому у меня еще был кружок КВН. Параллельно я прошел сертификацию как фитнес-тренер и устроился в спортклуб в Смышляевке. С восьми до трех я был учителем, а потом становился фитнес-тренером. Умственная нагрузка сменялась силовой.

После окончания контракта в Кинеле начал работать в школе №121 учителем истории, обществознания, самароведения и основ светской этики. Преподаю с пятого по восьмой класс. Мне сложно понимать нынешних детей, потому что у этого поколения стеснение, скромность и замкнутость достигло пиковой точки. Они очень зажаты в себе, и им сложно передать какую-то информацию. Из-за этого дети очень сильно отстраняются. Я еще и классный руководитель восьмого класса, у которого как раз разгар переходного возраста и отрицание всех авторитетов. И дети тебя как бы слушают, но делают все по-своему.

Иногда хотелось сменить работу, потому что в профессии учителя много кризисных моментов, из-за чего сильно садится нервная система. Но появляются сомнения, сможешь ли ты что-то другое. Сейчас у меня уже нет такого чувства, как в университете, что я все в жизни успею сделать. С другой стороны, когда я смотрю на своих коллег, которые работают уже по 20-25 лет, то понимаю, что это люди уже со сломанными нервами. Поэтому я пока не знаю, буду ли работать учителем постоянно.

Текст: Катерина Маршалюк

Фотографии из личных архивов героев

Обложка: кадр из фильма «Доживем до понедельника»

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook

 

comments powered by HyperComments