НЕНУЖНОЕ НАСЛЕДИЕ. Хроника падения дома Субботиной-Мартинсон

НЕНУЖНОЕ НАСЛЕДИЕ. Хроника падения дома Субботиной-Мартинсон

Автор:

НОВОСТИ
682

В Самаре пострадал ещё один памятник федерального значения — частично обрушился фасад «особняка Субботиной-Мартинсон», расположенный на улице Алексея Толстого, 30. И что с ним будет дальше, пока не ясно.

Текст: Вадим Кузнецов

IMG_0446

Нет ничего более временного и ползучего, чем “центр города”. Сегодня улица Алексея Толстого похожа на сельский тракт — древние хибары, деревянные заборы, люди в трениках. Тем не менее, полтора столетия назад улица называлась Главной, а жизнь на ней била ключом. В этом здании заседало дворянское собрание, здесь Самару впервые назвали губернским городом, а вон там функционировало первое реальное училище.

Дом под номером 30 появился примерно в то же время. Точной даты его строительства не сохранилось, но зато известно, когда он поменял свой внешний облик и стал таким, каким его все знают.

История дома номер 30

В начале XX столетия дом на Алексея Толстого, 30 приобрел известный в то время купец Субботин в качестве приданого для своей дочери. Вскоре по плану архитектора Квятковского дом полностью переделали. Сделали внешнюю стену более модной, модерновой, а на крыше надстроили стильные неоготические башенки.

Предполагалось, что молодожены будут сдавать его в качестве доходного дома и получать за это деньги. Дом самих Субботиных был, кстати, чуть дальше по современному адресу “Ал.Толстого, 22”.

В скором времени в доме номер 30 открыл свой филиал Донской земельный банк. Дореволюционный монстр ипотечного дела, ежегодный доход которого, например, в 1912 году составил около 2 млрд. настоящих имперских рублей.

В 1909 году сотрудником самарского филиала ДЗБ стал 46-летний князь Вячеслав Кугушев, который приехал на Волгу из Петрозаводска, где пребывал в политической ссылке за помощь подпольщикам из РСДРП. Год спустя после приезда в Самару князь женился на сестре местного авторитетного большевика Цюрупы, с которой стал снимать одну из квартир в доме, где находился его банк. То есть по адресу Алексея Толстого, 30.

В 1912 году князь Кугушев возглавил масонскую ложу, которая входила в состав Союза Великого Востока народов России. Все заседания ложи проходили, соответственно, у него на квартире. Под стильной неоготической башенкой.

В конце концов, дом на улице Алексея Толстого под номером 30 попал в список памятников культуры федерального значения. Некоторое время назад его даже слегка отреставрировали, заменив каменную неоготическую башенку на металлическую. Правда, время показало, что наследие никому не нужно.

Ждать, когда рухнет всё

Горожане давно ожидают, когда металлическая башенка рухнет. И не без причины: обрушения разной степени «тяжести» происходят с завидной периодичностью и дом, несмотря на чистенький фасад, явно дышит на ладан. Когда с фасада упал первый балкон, все поняли, что этот момент уже не за горами. Потом рухнул второй балкон, позднее посыпалась плитка…

И вот в минувшую субботу, в десять часов утра, с особняка Субботиной-Мартинсон снова посыпался фасад. Здание окружили красной загородительной ленточкой, и на этом меры пока закончились.

Мы попросили прокомментировать ситуацию одного из главных специалистов по архитектурному наследию Самары, журналиста и блогера Армена Арутюнова:

 — Дом Субботиной-Мартинсон — один из самых ярких архитектурных объектов на этой улице. Это отличный пример самарской неоготики, которой в городе раз-два и обчелся. Увы, состояние здания ужасное. Рушатся балконы, оригинальные стрельчатые окна меняют на пластиковые дешевки, а по центру эркера их вовсе закрыли жестью. Усугубляет ситуацию то, что рядом с домом опасно ходить. Я понимаю, что он многоквартирный, что решение о реставрации фасада должно приниматься совместно с жителями, но что делать, если никто палец о палец не ударяет ради спасения памятника архитектуры? Чтобы не произошло ЧП, как минимум, нужно срочно проводить противоаварийные работы, как это было сделано с балконом на Молодогвардейской, 98. А дальше уже решать с реставрацией и тем, кто ее будет финансировать.

_________________________________________________

Старые дома в нашем городе, как вы уже поняли, необязательно жечь. Даже если их строили на долгие и долгие века. Достаточно просто посидеть пару лет со сложенными на коленях руками, чтобы эти здания самостоятельно превратились в кучу строительного мусора. А свалить вину можно будет на масонское проклятие. Или на большевиков-извергов, которые не ценили чудеса архитектурной мысли.

Дом Субботиной-Мартинсон

IMG_0428

IMG_0431

Комментарии: