НАДО ЧТО-ТО ПРЕДПРИНЯТЬ

Самарские стартаперы о безумных идеях, которые живут

 1 130

Автор: Евгений Нектаркин

В День российского предпринимательства самарские стартаперы и бизнесмены рассказали ДГ о том, как решились открыть своё дело или управлять чужим. Каково быть управляющим пиццерии, какие подводные камни в батутном бизнесе и кому нужна виртуальная реальность.


Алексей Ковров,

соучредитель батутного клуба Corky Hall

DSC_3748

Возраст: 36 лет

Образование: Сызранское высшее военное авиационное училище лётчиков

Увлечения: батут, сноуборд

— Я не могу рассказать про себя, что я, как основатель «Икеи», начинал с торговли спичками — никакой предпринимательской жилки у меня не было. Да и начал я совсем недавно — батутный клуб мы с партнёром открыли три года назад.

После увольнения из армии я занимался оценочной деятельностью — делал технические и экономические экспертизы. Эта работа позволяла неплохо заработать и радовала возможностью заниматься исследовательской работой — «что там у кошечки внутри».  Никакого предпринимательства не предполагалось, но было ощущение, что чего-то не хватает. Движущая сила № 1: была потребность в развлечении — не было в Самаре взрослого батута, а в моём детстве был.

В спортзале нашей самой средней школе № 13 в Сызрани, где я учился, стоял батут, который оставил впечатления на всю жизнь, я даже помнил некоторые упражнения, которые мы отрабатывали на уроках физкультуры. Однажды с друзьями мы попрыгали на детских батутах в Загородном парке — что-то вспомнили. Потом добрались до парка Гагарина. Затем съездили в Тольятти — кузницу чемпионов батутного спорта. Это олимпийский вид спорта, если кто не в курсе. Так возникла идея создать клуб.

Спортивное оборудование импортное и до кризиса стоило запредельные деньги. Но у нас есть товарищ, который профессионально занимается металлоконструкциями — он спроектировал рамы.

Поискали помещение с высокими потолками 8-10 метров — размещали на «Авито», ездили на заводы. Казалось, их нет. Мы пришли к «гениальному» решению — открытая площадка и пневмокаркасное здание. Договорились на площадку с хорошим трафиком в Загородном парке, но в итоге оказались на отменной помойке, расположенной на Потапова, у перекрестка с Московским шоссе.

Мы буквально переезжаем на стройку, всё сами — бурим, строим, грузим, получаем ровный красивый загар. Да, все деньги, конечно, несём на стройку. Основную офисную работу выполняем между стройкой и утром.

Этот этап мы миновали довольно бодро — открываем площадку, приглашаем друзей, подтягиваются люди, которые что-то умеют, прыгают сами, учат других. Приезжает из Китая наш пневмокаркас. Мы его собираем, надуваем. А потом случился коллапс — он сложился.

Движущая сила № 2: отсутствие страха. Мы взялись за дело, не особо понимая, насколько это дорого и сложно. Люди, которые имеют представление, как строится бизнес, говорили, что наш проект слишком оптимистичен, и предлагали снять розовые очки: «Вы же понимаете, что тратите больше, чем планировали?»

— Да, понимаем, мы же специалисты из сферы финансового консалтинга. Мы делаем это не для заработать, а потому что идея всех настолько жмёт, что мы не можем этого не делать.

Третье слагаемое успеха — кристалл абсолютной веры в то, что мы делаем. Ну, сломался у нас пневмокаркас — получили опыт, который не бывает бесплатным. Давайте сделаем по-другому. Мы сразу находим помещение с высокими потолками, в которое переезжает наш клуб, и начинается спокойная жизнь. Но ненадолго — возник интерес сделать что-то ещё или сделать больше. Через какое-то время мы снова переезжаем, теперь на проспект Кирова в бывший кино театр «Огонек», а наше детище из двух батутов и поролоновой ямы переросло в первую в Самаре арену из батутов общей площадью 300 м².

Своим сумасшедшим примером мы показали всем, что дело живое, оно работает. О скором возврате инвестиций речи не идёт, но сегодня клуб содержит себя сам.


Максим Лаврентичев,

учредитель студии виртуальной реальности «Снегири VR»

DSC_3821

Возраст: 34 года

Образование: Ивановский государственный энергетический университет

Увлечения: путешествия, гонки по бездорожью и горные лыжи

— Первый миллион я заработал в 24 года, и можно сказать, что с этого момента деньги перестали быть основной целью. Первый бизнес по продаже промышленного оборудования я открыл спустя два года. К этому времени у меня и моего партнёра-соучредителя накопился большой менеджерский опыт в этой сфере.

Через какое-то время, когда все бизнес-процессы были отлажены, нам стало скучно заниматься продажей задвижек, насосов и электродвигателей, и мы решили открыть туристический бизнес. Объехали около 60 турагентств Самары и поняли, что здесь есть над чем работать. Сегодня мы являемся владельцами сети агенств Coral Travel и Pegas Touristik.

Несколько лет назад нам попались очки виртуальной реальности Oculus Rift 1 — контента ещё толком не было, а игрушки были примитивными, какие-то горки, что-то ещё. Пришла идея — снимать панорамное видео 360 и транслировать в очки виртуальной реальности. Применить эту инновацию при продаже туров, вместо того чтобы объяснять клиенту на пальцах или по каталогу погружать его в отель, устроив ему виртуальную прогулку.

В качестве пилотного материала мы создали панорамную презентацию отеля «Холидей Инн» в Самаре. Презентация имела огромный успех на форуме Сети турагентств Coral Travel в мае прошлого года. С нами заключили контракт и летом были сняты ролики о базовых отелях в Турции и Египте. На этот год планировали снять большой пул 150 отелей в этих странах, но оба эти направления по известным причинам закрыли.

Для участия в форуме «Открытые инновации-2015″, где мы выставлялись на стенде Самарской области, мы сняли панорамную презентацию Самары — у нашего стенда стояла очередь, все хотели посмотреть ролик о Самаре: о, я там был, здесь ходил, это видел.

Мы постоянно находимся в поиске сфер применения видеоконтента для виртуальных очков — это может быть рекламы и развлечения, съёмки событий и свадеб, продажи недвижимости и туров. В следующем году Google прогнозирует увеличение активных пользователей виртуальной реальности до двух миллионов человек, поэтому мы видим смысл продвигать и искать варианты использования этой технологии.


Матвей Пелевин,

управляющий пиццерией “Додо пицца” на Ленинградской, 29

DSC_3708

Возраст: 19 лет

Образование: Колледж ПГУТИ

Увлечения: рыбалка, походы Заволгу и тренажерный зал

— Нам с другом было по 16, когда мы решили обрести финансовую независимость от родителей. Купили китайские наушники, разместили объявление в “ВКонтакте” и стали продавать. Так заработали свою первую сотню тысяч рублей.

Как-то я зашёл в пиццерию на Губанова, 6. Мы разговорились с управляющим, меня угостили пиццей и предложили поработать. «Идем, — говорят, — к нам на кухню». Я? На кухне? Никогда работать не буду! Но через месяц пришёл.

Проработал две недели кассиром, полгода на кухне, полтора года менеджером. Проснулся однажды рано утром от звонка исполнительного директора: «Есть вакансия управляющего пиццерии». — «Я согласен», — положил трубку и снова уснул.

Зона ответственности управляющего — это качество продукта, прибыльность и персонал. Раз в неделю выставляется рейтинг качества. Тайный покупатель составляет отчёт с фотографиями и оценкой множества параметров начиная от толщины бортика пиццы и заканчивая вежливостью доставщика — подготовил ли сдачу и пожелал ли приятного аппетита. От этого зависит оценка качества работы пиццерии и управляющего. Если рейтинг ниже 75% в течение определённого периода, поднимается вопрос о закрытии пиццерии. И не важно, какая выручка — продукт плохой.

С персоналом не всё так просто. К нам в основном идёт молодежь, и многие не воспринимают эту работу всерьез: «Поваляю дурака пару месяцев и уйду». Случается и такое — приходит человек на работу. Выдаём ему майку и кепочку: «Переодевайся, почитай стандарты и требования к персоналу, а после мы организуем экскурсию по кухне и залу, со всеми познакомим». Заходим через пять минут — маечка лежит, а человека нет. Испугался. Или приходят на вакансию менеджера и узнают, что сначала надо пройти стажировку на кухне. «Я не для этого училась, чтобы на кухне работать или столы убирать».

В «Додо» на кухне работают все, даже топ-менеджеры, возглавляющие региональные сети. Бывают загруженные дни или часы — пик, когда нужно выйти и помочь, потому что люди не успевают. В один из дней, когда мы только запустили пиццерию на Ленинградской, у нас получилось так, что в течение шести часов на кухне работали три человека: я, менеджер по развитию сети и менеджер зала. В итоге пришлось позвонить Диме Трояну (директор Самарской сети «Додо-пицца» — прим. ред.) — он приехал и встал на кассу.

Если честно, за три года работы в «Додо» наелся пиццы. Но я должен знать, какой продукт мы производим, поэтому можно сказать, что делаю сам у себя контрольные закупки и всё сразу вижу — за какое время был выполнен заказ, как тебе его отдали, цвет корочки теста и так далее.

Секрет качества прост: я делаю пиццу, которую бы ел сам — вкусно, качественно, красиво.