Валим в лес

Почему самарцы бросают офисы ради сыра с пивом и домов из соломы

 769

Автор: Редакция

Самарцы бросают работу в офисе и сбегают из города, чтобы строить дома из соломы, открывать сыроварни и работать на фрилансе в доме без холодильника — Катерина Маршалюк поговорила с тремя людьми, которые радикально изменили свою жизнь, и узнала, как и зачем они это сделали.

Андрей Замыцкий: варит сыр в Крыму

Андрей 14 лет занимался продажами. Это были разные должности, но перед тем, как открыть своё дело, он два года работал региональным менеджером. Сначала он варил сыр исключительно из интереса, но потом у хобби появилась коммерческая перспектива:

— Стартового капитала у нас не было, но мы очень удачно попали под санкционирую струю. Я понял, что есть большой спрос на сыр, и он может принести доход. На тот момент сыроварен практически не было, поэтому люди активно цеплялись за нашу.

Свою сыроварню Андрей построил в 2015 году, тогда же переехал с семьёй в Подгоры и прожил там до июля прошлого года. Сейчас семья Замыцких живёт в Крыму и держит ещё одну сыроварню:

— Когда мы полностью наладили производство в Самаре, то наняли человека, который стал варить сыр вместо нас. Тогда мы поняли, что стали слегка обрастать плесенью, поэтому начали проводить экскурсии и периодически заглядываться на южные края.

В 2016 году мы съездили отдохнуть на море, а позже поехали искать место для новой сыроварни. Недалеко от Судака находится винный завод «Солнечная долина», который ещё в 1888 году основал князь Голицын. Там как раз была свободная площадка с небольшим каменным домиком. Мы его увидели и поняли, что сыроварня нас там практически ждала. Сделали ремонт, завезли оборудование и уже в июле прошлого года открыли производство. К нам даже местный батюшка приезжал, чтобы сыроварню освятить.

Совсем недавно Андрей ездил в Санкт-Петербург учиться делать колбасу у одного из лучших специалистов России. Научился. И теперь называет себя смешным словом – колбасье (ударение на последний слог). В этом году он даже открыл колбасный цех на сыроварне. Чтобы не скучать.

— Если бы я постоянно был в сыре, то наверняка бы заскучал. Я расширяюсь внутри самого производства: занимаюсь колбасой, паштетом, даже пиво варю. У меня есть большое поле для реализации. Благодаря этому двухлетняя жизнь в деревне оказалась намного интереснее городской.

Замыцкий

Эдуард Белоусов: строит дома из соломы

Эдуард Белоусов больше десяти лет работал маркетологом, но в сорок решил поменять свою жизнь и вместе с семьёй уехал в поселение родовых поместий:

— Семь лет назад идея переезда на дачу переросла в участок в ста километрах от города. Когда мы приехали, поселение только начало существовать. Начало было бурным – около восьмидесяти жильцов. Сейчас — 35 человек, и мы среди них. Сложностей с адаптацией не было, так как привычку жить за городом я перенял от отца.

В полевых условиях Эдуард освоил десяток специальностей, а ключевой стало строительство. И не простых домов, а из соломы:

— Навык пришёл после первого пробного дома, возведённого по немецким и литовским технологиями. В строительстве используем только природные материалы, так как экотренд сейчас активно приходит во все сферы жизни. Люди, попавшие в этот формат, в нём и остаются.

Не опасаясь удара молнии и горящих свечек, Эдуард построил уже одиннадцать домов. Свой в том числе:

— В открытом виде солома очень хорошо горит, но если покрыть её слоем штукатурки, уплотнённым до отсутствия кислорода, поддерживать горение нечему. Это как зажечь торец толстой книги – эффекта не будет.

6EimU5LRcfo

Мария Орлова: фриланс без холодильника

Восемь лет назад Мария Орлова вместе с мужем жила в центре Самары, недалеко от площади Славы. В определённый момент супруги осознали, что больше не хотят жить в городе, а тем более растить здесь ребёнка:

— Мой муж наткнулся на информацию про экопоселения. Заинтересовались, нашли в нашей области «Солнечное», поехали на экскурсию и поняли, что хотим там жить. Мы выбрали участок под своё поместье недалеко от леса и озера, купили палатку и стали приезжать по выходным: сажали деревья, общались с соседями, участвовали в общих делах и праздниках. Когда у нас родилась дочка Мила, муж сразу же начал строить дом. Немного позже мы окончательно туда переехали.

Таких поселений, по словам Марии, уже около 400 по всей России, и каждое на своём этапе развития – от только созданных до полностью заселённых. Это не населённые пункты, а небольшие озеленённые участки с озером, пасекой и минимальным количеством построек:

— С переездом нам пришлось решать непривычные задачи: от посадки деревьев до удалённого заработка. Мы не знали, за что хвататься в первую очередь. Сначала нужно было пробурить скважину, чтобы была своя вода, и сделать дом, пригодный для зимовки. Отдельно стоит отметить отсутствие сетевого электричества, которое мы заменили солнечными батареями. У нас даже холодильника до сих пор нет. Вместо него подпол.

Но это всё дела бытовые, они не так важны по сравнению с тем, как изменилась наша жизнь. С переездом мы стали более ответственными и осознали, что если мы чего-то хотим, то это для начала нужно создать.

До переезда Ольга получила высшее экономическое образование в самарском Международном институте рынка, после чего два года отработала на мебельной фабрике фотографом-дизайнером – фотографировала мебель и верстала этикетки и каталоги:

— При переезде встал вопрос о заработке, и мы занялись свадебной фотосъёмкой. Позже оказалось, что я, экономист-фотограф-дизайнер, на самом деле могу создавать своими руками интересные вещи – одежду, аксессуары, украшения и игрушки — то, что вначале я делала для себя. Ещё мы планируем запустить производство шоколадно-ореховых паст и других сыроедных сладостей. Поэтому вопрос с работой для нас решён.

lBLqUmjjNz4

Текст: Катерина Маршалюк
Фотографии из личных архивов героев

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook