8 культовых мест СГАУ: «Буран», «разрушка» и буфет тёти Маши

ПРОСТО КОСМОС

8 культовых мест СГАУ: «Буран», «разрушка» и буфет тёти Маши

Автор:

ИСТОРИИ
3 169

Мы начинаем «Неделю университетов» в ДГ. Первый материал — рассказ о культовых местах СГАУ от главреда «Новой газеты в Поволжье» Натальи Фоминой.

Вместо вступления

Мне было известно сразу, что я могу мечтать быть кем угодно (стюардессой, журналисткой, социологом и переводчиком с арабского), но для начала должна окончить авиационный институт. Два поколения нашей семьи это успешно проделали, и я не должна была уронить планки. Планку я начала держать лет примерно в семь, когда меня первый раз вывезли в пионерский лагерь от КуАИ (Куйбышевский авиационный институт).

1. Студенческий лагерь «Полёт»

10620894_723767434408901_411716799_n

«Полёт» сегодня — бывший пионерлагерь «АИСТ». Это заветное место всех загородных студенческих тусовок, практически не меняющее свой облик и атмосферу в течение последних 20 лет, что ценно. Кругом дубы, желуди, жуки-олени и рядом Волга.

В семь лет я была упитанна, коротко острижена, испуганна и носила платья пошива своей бабушки. В ту пору детский лагерь носил имя «АИСТ», что было созвучно с авиационным названием института. Сейчас он называется «Полёт» и встречает исключительно студентов. Но я успела, успела повидать! Студёный овраг, деревянные корпуса на две палаты по двадцать человек, лужайка для пионербола, асфальтированная площадка для общего сбора лагеря, трубит горн, бьет барабан, поднимается флаг.

Общественный туалет системы «толчок», все как у всех. Пионерский лагерь был маленький, домашний, и все дети в нем родились в свое время у кого-то из сотрудников, поэтому атмосфера царила семейная. Разъехавшись после финального костра и песни про изгиб желтой гитары, дети писали друг другу письма, звонили по телефонам и были, в общем, готовы повстречать друг друга уже в качестве абитуриентов на вступительных экзаменах. Вот тут и началось самое интересное – жизнь студентов.

2. Корабль-ракетоплан «Буран»

буран

С Московского шоссе университет заметен хорошо и сразу – у административного корпуса покоится подарок завода «Прогресс» вузу. ЦСКБ «Прогресс» укомплектован выпускниками Аэрокоса, а у «Бурана» хорошо назначать свидания.

3. Бетонные парапеты 5-го корпуса

парапеты

Парапеты знамениты тем, что здесь всегда можно отыскать нужные лекции у товарища, договориться о сдаче пропущенной «лабы» и просто поболтать. Да чего там! Именно здесь я познакомилась со своим первым бывшим мужем. Я шла такая с лекций, а он подошел такой, в модной по тем временам куртке-аляске (настаивал, что воротник отделан аляскинским волком, скорее всего, врал), и говорит: «Привет, любишь компании?» А я говорю: «Особенно шумные». А он: «Тогда я обещаю шуметь». И мы стояли, довольные собой, а мимо текла река студентов, густая, как овсяной кисель.

Сейчас, спустя практически двадцать лет, я не помню многого. Но как сейчас вижу преподавателя начертательной геометрии Тарабрина Олега Аркадьевича, когда он своим прекрасным басом распекал опоздавшего студента: «Расписание электричек тебе не подходит? А ты оседлай коня и с утра – в путь!»

Прекрасен был профессор Човнык, химик! Он уже тогда был старым, очень старым. На лекции выходил в валенках, с микрофоном. Зачастую каждую фразу повторял дважды. Но так лучше запоминалось. Произносил: «Йоны серебра». Он был страшно заслуженный и всем хорош. Просто старый, такой старый! Да мы и сами-то…

4. Ночной клуб «Полёт»

клуб полет

Если пройти по улице Лукачева вниз, то обязательно попадешь в ночной клуб «Полёт». В годы моей учебы ночных клубов не было. Они позже появились. А вот столовая, отдельно стоящая, была. Именно на ее костях возник «Полёт». Мы как-то собрались там институтскими выпускниками лет семь назад. Затеряться в массе студентов не вышло, и каждый себя чувствовал Мафусаилом из местных, что обидно. С другой стороны – ну ведь это студенческий клуб, пусть Мафусаилы отдохнут.

Поговаривают, что «Полёт» закрылся. Но моя дочь уверяет: работает «Полёт».

5.  Буфет общежития 3-го факультета «У тёти Маши»

11006143_723771361075175_700066799_n

Все обожают  буфет «У тёти Маши». Тётя Маша — самая дружелюбная в мире повариха, она помнит всех своих завсегдатаев по именам, а между студенческих ног разъезжает на велосипеде ее внук Серёня. К слову сказать, долгое время третий факультет обучал только мальчиков, называясь «Эксплуатация летательных аппаратов и двигателей», и студенты других факультетов дружелюбно подшучивали: «Как «Запорожец» не машина, так третий фак не мужики».

6. Учебный аэродром

учебный аэродром

В плане эксплуатации летательных аппаратов студенты ездили на учебный аэродром в Смышляевку. Учебный мастер, очень милый дядечка, демонстрируя работу винтовентиляторного двигателя, буднично сказал: «А те студентки, которые не подберут волосы под платок или иной головной убор, рискуют остаться без скальпа».

Я не была самой лучшей студенткой и даже стала героем двух известных анекдотов в новой истории института. Именно я разыскала в прямоточном двигателе турбину и компрессор (их там по определению нет), и не просто разыскала, а показала взволнованному событием экзаменатору на схеме. А один мальчик, когда ему предложили на экзамене по материаловедению рассказать про ледебурит (ЛЕДЕБУРИТ, от имени нем. металлурга А. Ледебура, структурная составляющая железоуглеродистых сплавов, эвтектическая смесь аустенита и цементита), быстренько нарисовал на доске ледобур, с которым рыбаки выходят на зимнюю рыбалку. Этот материал лег в основу довольно смешного номера у СТЭМовцев.

7. Дом культуры

ДК

Раньше СТЭМовцы ютились со своими миниатюрами и декорациями по общагам, сейчас для этих целей используют Дом культуры, пристроенный несколько лет назад к третьему корпусу университета: удобный отдельный вход, обширный гардероб и так далее. Здесь проходят знаменитые «студвёсны». И, например, свежий всероссийский фестиваль СТЭМов «МКС-2015» с «наркоманом Павликом» в лице хедлайнера тоже на днях закончился здесь.

8. «Разрушка»

заброшка

Говорят, что гостей из Москвы, Воронежа и Новосибирска наши таскали с собой на «разрушку» — так называют недостроенное здание около 14-го корпуса университета, где пьют пиво на крыше, прогуливают «пары». Это любимое место для экстремальных студенческих фотосессий и тайных встреч. В мою студенческую бытность никакого такого недостроя не было. А 14-й корпус был, туда все боялись ходить, особенно трепетные студентки, так как вокруг лаяли злые собаки. Сейчас собаки тоже лают, ветер носят, только студентки сделались отважнее, и у каждой в кармане – газовый баллончик. Ещё  «разрушка» чтима любителями паркура со всего города.

Вместо заключения

К тому, что я инженер-механик, люди относятся по-разному. Ну, чаще всего начинают мило хихикать, типа, нашелся тут инженер. Нашелся тут механик! А я тут им и раз! И выкатываю историю о том, как я сама чинила в доме телефонный кабель. Прямо изображаю, как соединяла проводки во рту, как радисты во время войны. Или что сменила четверть канализационной системы в квартире на днях сама. Развинтила, свинтила. Вот такие я рассказываю про себя чудеса, но главное – везде, где я ни называю место, где мне удалось-таки получить высшее образование, слышу одобрительный гул. Все работодатели, самые разные люди, начиная от оптового торговца системами вентиляции и заканчивая главным редактором «Новой газеты» Дмитрием Муратовым, добреют и улыбаются при слове «Аэрокос».

Текст: Наталья Фомина

Комментарии: