Форма и содержание

Одеть рядового школьника

 2 539

Автор: Редакция

Традиционно собираюсь разослать всем родителям школьников поздравления с началом нового учебного года. Некоторые уже разослала. Начало такое: «Дорогой родитель школьника! Наконец-то закончились летние каникулы…»

Ответы поражают однообразием — советуют не глумиться в лучшем случае, в худшем пишут коротко: «сволочь». Добавляют восклицательных знаков, тихо кипятятся. А толку-то кипятиться? Чем ближе первое сентября, тем активнее щупальца школьной жизни проникают в мир рядового родителя, ведь для них, как для космических лучей, не существует преград. Ничто не принимается во внимание — ни занятость на работе, ни очередная внутрисемейная финансовая яма, потные встрепанные родители снуют по тематическим торговым залам, волоча за собой недовольных малышей. Не все малыши одинаково малы. Подругин сын перешел в девятый класс и размер обуви у него сорок второй.

«Отлично ты устроилась, — сказала мне подруга с неудовольствием, — уже всех детей в школе отучила и рада». Я согласилась, что отучила и рада. «А нам, — голос подруги звенел, — тащиться на этот чертов Караван за формой! Пойдешь с нами», — закончила она нелогично, но я пошла с ними. Вспомнить былое. Былое ринулось мне навстречу в лице старой родительницы одноклассника моего сына – Петровой. Она отучила не всех детей, и в данный момент снаряжала младшую дочь, красивую девочку. Дочь лениво вылезла из знакомого дерзко-алого автомобильчика, а родительница Петрова немного поругалась с охранником главного входа вещевого рынка Караван. «Подите прочь, болван!», — оживленно закончила разговор Петрова и подошла к нам, ровно ступая в туфлях на 12-сантиметровых шпильках.

Петрова в годы детской учебы была более известна под именем «деньги не проблема». Она негласно, но активно возглавляла комитет Неработающих Матерей и была постоянно готова высказать свое мнение о социальной роли женщины.

«Семья — вот что стоит во главе угла», — без устали повторяла Петрова, эффектно захлопывая сумку, для покупки которой требуются не только тысячи долларов, но и специальная подписка у фирмы-производителя. Мужа Петровой никто никогда не видел, но слышали о нем многое. Он владеет всякими предприятиями и чем-то вообще ошеломительным, чуть ли не участком нефтепровода. Чуть ли не всем нефтепроводом. Один раз Петрову побила медсестра Гуляева. Медсестре Гуляевой, которая после суточного дежурства провожала свою дочь к первому уроку, Петрова дружелюбно сказала: «Женщина не имеет права выглядеть столь убого». Медсестра стукнула ее кулаком куда-то в плечо и ушла, тяжело ступая.

«Ну, и где тут? – выкрикнула мне Петрова из-за алого руля, будто бы мы расстались только что, а не два года назад на выпускном вечере. — Где тут эта гадость?»

«Какая?» — уточнила я.

«Дрянский отдел, где выдают форму для нашей гимназии!» — в голосе Петровой клокотал ад.

Если до этого момента я не была уверена, что так можно сказать о человеческом голосе «клокотал ад», то слушая Петрову, убедилась — можно.

«Безобразие! – клокотала она и дальше. — Мы из Италии привезли превосходный комплект. Юбка-плиссе и пиджак. Погоди. Причем тут Италия! Из Швейцарии, конечно! Все перепутала. Так ведь нет! Директриса велела покупать здесь. Какое-то тряпье. Не уверена, что оно вообще экологически безопасно. Кстати, хочу тебе сказать – никогда! Никогда не останавливайся в отеле Wellenberg! Проклянешь все на свете. Отвратительно чистят обувь».

Я слушала со вниманием. Подруга и её сын — безо всякого внимания. Им вообще не понравилось, что к нам присоединились посторонние люди из алых автомобилей насчет Швейцарии. Подруга больно дернула меня за сломанную руку и шепотом велела от Петровой избавиться. Но избавиться от Петровой – невозможно.

И мы пошли по вещевому рынку. У стойки с хот-догами внимание общественности привлек высокий мужчина в белых грязноватых джинсах и со ссадинами на костяшках пальцев. Он вдумчиво говорил буфетчице: «Учти, каждое предложение я рассматриваю с точки зрения не только максимальной финансовой выгоды, но и с учетом возможностей личностного роста». Буфетчица подарила ему сосиску в тесте и чашку чая. Сахар он прихватил с собой – на десерт.

«Как бы не подцепить здесь вшей! – проорала родительница Петрова, — или, знаете, чесотку! А еще, говорят, чума прекрасно сохраняется на вещах из Китая!»

Я спряталась от подруги, которая явно собиралась дать мне очередного пинка за такое неприятное знакомство. Дело в том, что громкая реплика про вшей не по-доброму насторожила коренных обитателей рынка. Они приняли угрожающие позы, а мы еще и половины пути не преодолели. Конечной целью была небольшая секция, специализирующаяся как раз по школьным формам. Сыну подруги требовался темно-синий колер в тонкую белую полоску. И хороший рюкзак.

У входа в секцию выстроилась очередь. Было жарко. Дети злобно пыхтели. Родители отхлебывали воду из пластиковых бутылок. Где-то весьма близко надрывался известный певец Григорий Лепс. По прихоти неизвестного диджея он исполнял по кругу одно и то же: «Я тебя не люблю, это главный мой плюс», и так далее.

За стеклом девочка, маленькая, как дюймовочка, как раз примеривала черный костюмчик, а рядом прыгала растревоженная бабушка. Прилаживала к голове бантик, чтобы иметь полную картину выхода ребенка в школьный свет. Продавщица, очень милая, была вооружена сантиметровой лентой и знала толк в размерах. «Сорок второй на рост метр шестьдесят четыре! Тридцатый на метр двадцать!» — выкрикивала она, командуя расторопной помощницей. Школьные платья слетали с кронштейнов вниз, планируя юбками, школьные пиджаки трепетали фалдами, притворяясь частью фрачной пары.

«Мне тут все не нравится! – поделилась настроением Петрова. — Вообще все не нравится! А почему нельзя сходить в нормальный магазин одежды, если уж на то пошло, и гимназия протестует против швейцарских нарядов?»

«Да вы что, — на свою беду, вступила в беседу моя подруга, — мы зашли в магазин мужских костюмов на улице Ленинградской. Так там на наш рост самый дешевый стоил пять тысяч семьсот рублей! А здесь – три с половиной. Почувствуйте разницу!»

Разницу родительница Петрова чувствовать не хотела. Она хотела скорей полосатую жилетку для девочки и пусть юбка. Еще она хотела (предположительно) в Швейцарию, но только ради бога! – не в отель Wellenberg.

«Еще хорошо, — доверительно сказала она нам с очередью, — что портфели можно произвольные, и можно выразить себя. У нас очень неплохой, ортопедический портфель от Gucci. Так довольны!»

«Я интересуюсь тобой, но не глубоко. Иногда проводим вдвоём с тобой денёк-другой», — подтвердил Григорий Лепс.

Из-за стекла выпорхнула девочка-дюймовочка, обладательница нового черного костюма для учебы. Она была взволнована и теребила бабушку: «А теперь-то мы купим животное?» — «Черепашку, — ответила бабушка. — Но помни! На зиму ее придется класть в холодильник».

Мимо прошел мужчина в рубашке цвета лаванды и полосатых брюках, туго подпоясанных поясом с кистями. В руках он нес кусок газона. Навстречу ему попалась грузная дама в желтом комбинезоне и шляпке фасона «котелок». Под руку она вела небольшого старичка с окладистой бородой. Щуплый мужчина нечаянно задел даму куском газона, она отряхнула с предплечья влажную землю, произнесла роскошным басом: «Ну ладно, пацан, я-то ничего, смотри только, братана моего не задень!», — и нежно обняла старичка.

Следующая очередь была подругина, точнее, её сына, но продавцы форм прочно закрыли дверь в свой небольшой отсек и ушли без объяснений. Ну, мало ли, у людей дела.

«Сто забот ты приводишь за собой, постоянно думая, что с тобой я б уже с ума сошёл, но мне всё равно!» — снова и снова повторял Лепс.

«Это мне снится? – уже с оттенком отчаяния спросила родительница Петрова. — Ведь это все не на самом деле, да? Это мираж?»

Я тихо засмеялась. Подруга тоже. Мы стояли и смеялись в страшной духоте вещевого рынка Караван, будто бы вырезанного из какого-нибудь лихого девяносто пятого года, потому что на лотках ничего не изменилось вообще, всё те же штаны-юбки, кружевные трусы и резиновые тапки, и вдруг опасный на вид мужчина с табличкой «куплю золото и $», только цены вот очередной раз выросли на школьную форму – густо синий в тонкую полоску костюм на мальчика стоил уже четыре с половиной тысячи рублей. Продавцы форм вернулись минут через двадцать, и каждая держала в руках по чебуреку. Петрову мы пропустили вперед, потому что она выглядела какой-то неживой, даже дорогой сумкой гордиться перестала. А рюкзак купили в магазине «М-Видео», в секции сумок для ноутбуков. Прекрасная вещь! Но не ортопедический, фантазировать не буду.


Сколько стоит собраться в школу. Примерно.

Форма для мальчика (пиджак, брюки, жилетка) — от 3000 на Кировском вещевом. Предела совершенству, по сути, нет: средняя цена костюма в магазинах «Пеплос» — 6000 рублей. Сейчас действует акция: во всех «Пеплосах» скидка 50% на каждую третью вещь в чеке.

Рубашка для мальчика — от 600 рублей на «Караване»; средний чек в магазине – 1500.

Форма для девочки (юбка или сарафан, жилетка или пиджак) – 3500 рублей на вещевых рынках. Среди торговых центров ассортиментом отличается ТРК «Аврора», где сарафан можно купить за 3000 рублей, юбку – за 2000, водолазку – от 800, блузку – в среднем  за 1500. Четвертый этаж – детский. Внимание, в магазине «Пеликан» скидки до 70% на школьную коллекцию!

Дешёвейшую блузу удалось найти в торговых промтоварных рядах Губернского рынка – 150. За эту же цену отдадут водолазку и шорты.

В сети магазинов «Детский мир» до 27 августа продлится школьная ярмарка, знаменитая скидками и низкими ценами; можно приобрести блузку за 199 рублей, юбку за 399, футболку за 99 и так далее.

Туфли для мальчика – самые дешёвые обнаружились на «Караване», 690 рублей, в среднем – 2000.

Туфли для девочки – Губернский рынок (1100 рублей), магазины «Котофей» — от 2500.

Колготки – от 280, носки – от 50.

Спортивный костюм – от 699 рублей, сеть магазинов «Чемпион», тут же кроссовки — 590.

Прекрасный вариант для сборов в школу – магазины типа «секонд хенд», где в дни распродаж можно купить за 50 и даже 10 рублей любую вещь, причем очень приличную. Знаменитые бренды. Смотрите календарь скидок. («Планета Секонд Хенд» и «Мегахенд»)

Популярна сеть магазинов «Фамилия», предлагающая не слишком дешевую, но качественную одежду – мальчиков костюм — от 6900, рубашка — от 1550; девочкин сарафан — от 1100, блузка — 1599, жилет – 990. Большой отдел есть в ТЦ «Захар».

Тетрадь — от 11 рублей в магазинах «Апекс», 18 листов.

Дневник школьный от 90 рублей, там же.

Шариковая ручка – от 19 рублей.

Обложки на тетради и учебники, ластики, линейки, циркули и транспортиры, цветные карандаши, краски (акварель, гуашь), кисти, папки для тетрадей – реально уложиться в 1000-1500.

Ранец от 700 рублей до 11 000 – в том же «Апексе». 10 700 рублей стоит рюкзак «с наполнением» — сумка для сменной обуви и укомплектованный пенал.

В «Спортмастере» рюкзаки — от 2499 рублей, кроссовки – от 900 (предложение недели), футболки – от 490.

В ТРК «Абмар» 29 августа тоже состоится школьная ярмарка, где обещают не только скидки и распродажи годной для учеников одежды, но и развлечения для детей в пред-предпоследний день каникул, а МЕГА предлагает пройти тест на школопригодность, что бы это ни значило.

Но это еще не всё! Постричь вашего школьника можно в имидж-студии «Рив Гош» (ТРК «Космопорт») с 15 августа по 15 сентября всего за 380 рублей.

Текст: Наталья Фомина
На обложке кадр из фильма «Старик Хоттабыч»

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»