Как спасали и почти спасли здание в виде серпа и молота

ФАБРИКА-КУХНЯ ГРЁЗ

Как спасали и почти спасли здание в виде серпа и молота

Автор:

ИСТОРИИ
473

У истории борьбы за спасение Фабрики-кухни, похоже, будет happy-end. На восстановление здания в виде серпа и молота пообещали 350 миллионов рублей, а министр культуры РФ Владимир Мединский поддержал идею создания здесь Центра авангарда. Но далеко не факт, что федеральные власти обратили бы внимание на исчезающий шедевр советского конструктивизма. Помогли его заметить многолетние активные действия самарской общественности. Один из самых активных борцов за спасение фабрики-кухни Михаил Альков описал “Другому городу” основные повороты этой истории.

20 лет ушло на занесение единственного в мире кирпично-бетонного «серпа и молота» в «красную книгу» регионального значения. 5 лет противостояния «конструктивистской» общественности энергичным собственникам и апатичным служителям провинциального минкульта, наконец-то отвели от символа советского авангарда угрозу капиталистического бульдозера.

Еще в 1993 году здание бывшего комбината питания завода им. Масленникова попало в список «вновь выявленных историко-культурных памятников регионального значения» и пребывало в этом подвешенном статусе вплоть до года нынешнего. С точки зрения закона, это полный абсурд, ибо решение о внесении (или не внесении) объекта в реестр памятников, охраняемых государством, должно приниматься в течение одного года. Но за всяким абсурдом может скрываться вполне конкретный и материальный интерес.
Благодаря виртуозным юридическим манипуляциям, фабрика-кухня быстро лишилась неприкосновенности и обрела частных хозяев. Тогда, в 90-е ещё ничто не предвещало зданию скоропостижной смерти. Наоборот, коммунистическая форма стала наполняться новым капиталистическим содержанием: бар, ночной клуб, торговый пассаж. Впрочем, форма вскоре также была подвергнута «рестайлингу». Стены закатали дешевым панелитом, а крышу украсили редкого ярко-синего цвета оцинковкой. На общем фоне «преображения» Самары, такие декоративные мутации уже не удивляли, но настораживали приходом вослед мутаций корневых.

И вот, в 2008 году у здания появляется очередной собственник – крупная столичная девелоперская компания. Резвые варяги немедля озвучили свои планы разрушить коммунистическую «мандалу» и возвести на ее месте грандиозный стеклянный торгово-офисно-парковочный небоскреб. 3D- картинки будущей Нью Самары тут же выложили на официальном сайте.

Всё бы ничего, но вдруг появились возмущенные туземцы, поднявшие шум в местных СМИ. Оказалось, что снос угрожает не полуразрушенному сараю, как считали владельцы, а редкому архитектурному образцу советского конструктивизма. Волны возмущения докатились не только до Москвы, но и до самых окраин Европы и Альбиона. В Самаре высадился целый десант авторитетных экспертов и защитников мирового культурного наследия. Все в один голос заговорили о Самаре как об уникальном заповеднике русского авангарда. Малозаметное, доселе, событие приняло вдруг совершенно неожиданный поворот и публичную огласку.

fk01

Собственники перешли на тихую закулисную тактику, в надежде развеять ореол исторической ценности вокруг здания и на законных основаниях произвести «реконструкцию». Защитники «фабрики», тем временем, стали рассылать письма и обращения по всем инстанциям с требованиями о спасении уникального объекта. В ход пошли и художественные приёмы: архитектурный велопробег-экскурсия по Куйбышеву, презентация целого фолианта — отчета об исчезающем наследии Самары, сюжеты в телефильмах. Предлагались и готовые архитектурные концепции по реконструкции здания с сохранением первоначального облика. В конце концов, общественники сами пригласили крупного российского специалиста — Бориса Пастернака, экспертиза которого подтвердила культурно-историческую ценность фабрики-кухни. Результаты экспертизы были официально представлены чиновникам от культуры. Таким непостижимым образом, архитекторы, историки, журналисты на общественных началах проделали всю ту работу, которая по своему смыслу и должностным обязанностям вменяется сотрудникам местного министерства культуры. Чиновники, в свою очередь, не оценили бескорыстных стараний, а напротив, проявили агрессивное равнодушие к окружающей архитектурной действительности. Не будем строить догадок и предположений такого парадоксального отношения, спишем все на природную волжскую нерасторопность.

Тем не менее, пять лет патовой ситуации «сносить нельзя помиловать», неожиданно закончились счастливым спасением и большой надеждой на второе рождение фабрики-кухни. Надо отдать должное появлению в Самаре Александра Хинштейна, чьи старания и бурная деятельность расшевелили его местных «сородичей-коал» по партии. В начале этого года фабрика-кухня получила наконец-то охранный статус. А в минувшее воскресенье федеральный министр культуры Владимир Мединский поддержал концепцию создания в Самаре музея русского авангарда. Более того, из федерального бюджета на возрождение памятника пообещали выделить 350 миллионов рублей.
Грёзы на возвращение Самары в авангард культурных и экономических центров России так и могут остаться грёзами. Но стать признанным центром русского авангарда городу теперь вполне по силам.

Журнал «Forbes» о фабрике-кухне:

«Памятник конструктивизма — единственное в мире здание в форме серпа и молота

Постройка дерзкой футуристки Екатерины Максимовой, трудившейся штатным архитектором Нарпита, была сдана в эксплуатацию в 1932-м. Соединенные системой конвейеров корпуса кухни (в плане — молот) и столовых (серп) изначально имели конструктивистское ленточное остекление, лестницы также располагались внутри стеклянных стаканов-эркеров.

Во время войны обогрев столь эфемерного здания оказался непозволительной роскошью, и — чтобы не топить улицу — в 1944-м лишние оконные проемы заложили кирпичом. В конце 1990-х столовую изуродовали повторно.»

Текст: Михаил Альков

Комментарии: