Илья Сульдин о тонком психологизме реставрации памятников за федеральный счет

ЗА САМАРУ ВСТУПИТЬСЯ НЕКОМУ

Илья Сульдин о тонком психологизме реставрации памятников за федеральный счет

Автор:

ЦЕННОСТИ
698

Я много раз зарекался писать про такие совещания просто потому, что сложность и многомерность происходящего не укладывается ни в какой формат или объём статейный, а с другой — всё происходящее при этом невыносимо скучно. Даже самые драматичные эпизоды на таких больших собраниях выглядят крайне занудно. В то же время вопросы решаются важнейшие и страсти кипят нешуточные. Присутствующие при этом с трудом скрывают зевоту. Как так получается? Более того, вопросы реально решаются и даже дела благие вершатся, но челюсти зевотой сводит непрерывно.

Что говорил руководитель департамента недвижимости Минкульта

В этот раз обсуждалось выполнение федеральной программы по реставрации памятников. Из Москвы приехали руководитель департамента недвижимости федерального Министерства культуры Борис Мазо и директор ГЦСИ Михаил Миндлин. Самару представляли на совещании 36 человек, начиная от депутата Хинштейна и главы Фурсова и заканчивая помощником отца Дариуша Фирта из прихода Пресвятого Сердца Иисуса.

Сначала слушали Бориса Мазо, который, привыкший, что к нему прислушиваются, тихим ровным голосом рассказал о состоянии дел, похвалил наш костел и каланчу: “Это какой век? Семнадцатый-шестнадцатый? Девятнадцатый? А, ну, ладно”. Потом таким же тоном, может, даже чуть тише, начал выговаривать местным чиновникам — Минимуществу и Минкульту. Внешне вообще было не понять — то ли федеральный чиновник жестко распекает, то ли мягко журит. Судя по тому, как оправдывался потом чиновник из Минимущества — распекал, но не сильно. Больше хвалил, и ведь есть за что. Проект с каланчой и музеем МЧС реализован полностью в очень сжатые сроки, на выходе — новая городская достопримечательность, в которую теперь будут централизованно водить школьников на экскурсии. На Куйбышева, 104 к осени поставят перекрытия и начнут в зиму внутреннюю отделку — проект культурного центра “Дирижабль” приобретает плоть. Продолжаются работы на Фабрике-кухне. Реставрируют Покровский собор.

11034280_729844550463019_5983928633264624938_n

Программа «Историческая память»

Самара забирает себе очень большой кусок федеральных денег по программе “Историческая память”. Каждый год — сотни миллионов, и, что особенно важно, деньги почти везде длинные — проекты реставрации и реконструкции длятся годами. На очереди — католический собор Святого Сердца Иисуса, здание Волготанкера, особняк Наумова. И после московского гостя выступали местные подрядчики, рассказывавшие о том, как идут дела на объектах.

Внешне все выглядит хорошо, но вот небольшой сбой, демонстрирующий общее положение дел. В зале, напомним, начальники профильных департаментов, заместители министров, депутат Госдумы, федеральные чиновники — то есть вся гражданская власть и в очень высокой концетрации. Обсуждается вопрос о подключении к сетям того самого будущего культурного центра “Дирижабль” на Куйбышева, 104. И выясняется, что мощностей нет. Депутат Хинштейн даже удивился: как же так, было здание, в нем были все коммуникации, все работало, а теперь нет мощностей? И в самом деле, странно. Но в дальнейшем обмене репликами вдруг проявляется, что вот это всё дело никому особо не нужно. То есть каждый в рамках своей компетенции, конечно, или каких-то личных интересов, но в основном, как в протоколе — начальник такого-то департамента. И спрос соответственный. Все люди на совещании неслучайные, все представляют интересы каких-то структур или организаций. Вот только интересы города не представляет никто.

А как же Фурсов?

А как же Фурсов? Он ведь и на вопросы про мощности, и про все остальное отвечал довольно складно, компетентно, без тени смущения… Фурсов возглавляет администрацию и преследует её интересы. Надеюсь, всем понятно, что администрация города и сам город — немного не одно и то же. Город, к сожалению, даже умными людьми, настроенными на лучшее, воспринимается как некая совокупность жилого фонда, транспорта, ЖКХ и памятников, благоустройства и гостевых туристических маршрутов. Да, все это нужно, но является ли эта совокупность Самарой? Ни один чиновник никогда не возьмет на себя такой ответственности, да и некому её предложить. Не решает вопрос и так называемая общественность в её постсоветском виде. Во-первых, то, что она никого не представляет, даже чиновникам очевидно. Во-вторых, профессиональное сообщество в качестве экспертов и переживающих за судьбы en meme temps, уже собрано у Александра Хинштейна в “Культурной Самаре”, и там люди сосредоточены на еще более конкретных, личных, даже не ведомственных, интересах, не всегда здоровых, типа сноса памятника Ленина и восстановки на его месте памятника императору Александру. Да и есть ли у города какие-то такие особые интересы, не являются ли они простой суммой всех частных пожеланий, неким общим вектором? Современный мировой опыт подсказывает, что одной “суммой желаний” большой современный город можно только погубить. И это, судя по состоянию городских улиц и усилившейся риторике про “жить стало лучше”, вполне реальная опасность для Самары в эпоху хаотичной реформы МСУ.

Хлебная

Необходимость такого общего подхода можно продемонстрировать на простом примере. Вот Хлебная площадь, на которой находится каланча, в которой музей МЧС, в который теперь будут водить централизованно школьников. На самой площади — конечная всяких автобусов и целый букет киосков, не сильно чистых. Напротив каланчи, чуть подальше и пониже к Волге — просто набор разливаек. Вокруг — депрессивный скверик и кольцо трамвая, столовка для рабочих, памятник Дзержинскому, рассыпающиеся памятники архитектуры. Когда каланчу открывали всякие официальные лица, самый ближайший киоск убрали, но ненадолго. Через пару дней рядом с отреставрированным за огромные миллионы прекрасным памятником снова открылся рассадник антисанитарии. И стоит прекрасное здание, настоящая достопримечательность, среди грязных сугробов, как один-единственный золотой зуб с брюликом в беззубой старушечьей пасти.

11042667_729844217129719_3489951485781588402_n

И не станет этот памятник источником для ревитализации района, потому что полностью противоречит той городской среде, в которой он находится. Сделать из Хлебной площади нормальный ансамбль и привести в порядок хотя бы небольшой кусок города, но целиком, естественно, без насилия и без исключений — такая задача не под силу даже такому мощному совещанию. И миллионы федерального бюджета не помогут. Ведь на этом представительном совещании никто не представлял интересы самого города. Никто даже не пытается их сформулировать, эти интересы. Даже Правила застройки и землепользования и те, изначально написанные с учетом разумной градостроительной позиции, сейчас перекраиваются в интересах сиюминутных мошенников — застройщиков и девелоперов.

Фабрика-кухня

В чьих интересах принимало решения совещание, собранное в Белом доме в начале марта? В интересах города, как неоднократно пытался убедить всех присутствующих депутат Хинштейн? На фоне деградации и грязи любой, даже самый современный проект будет выглядеть издевкой, тем более что мысль о том, что власть работает на собственное поддержание и освоение бюджета, ведь тоже приходит в голову неслучайно. Вот на том же совещании вдруг выяснилось, что какие-то художники проводят что-то сейчас в здании Фабрики-кухни. Это надо прекратить, строго сказал чиновник, и директор ГЦСИ сразу же согласился. И теперь “Волга ноль” не будет проводится до теплых дней, а когда потеплееет, то будет проводить все акции во дворике, в сарайчике. Никого не смущает, что Роман Коржов, защищающий свою активность на ФК, собственно, и предполагается руководителем будущего центра. Какие художники? Немедленно прекратить! И прекращают. Зато долго и активно обсуждают, что должен сделать департамент Рубакова, чтобы у Фабрики-кухни можно было сделать крыльцо, так как сегодня граница участка проходит по границе здания, нет даже места для отмостки, не говоря уже о нормальном крыльце. Вот такие темы на совещаниях любят. Все сразу обещают помочь, решить, связаться, для вас в исключительном порядке… Не о художниках же думать. Не об абсурдности землепользования. И, кстати, собственность на землю под Фабрикой-кухней федералам еще не передана. А это, по меркам нашей жизни, гораздо важнее, чем какие-то интересы города, которые еще и никто не может сформулировать.

За Самару и вправду заступиться особо некому

Когда вокруг такие страсти и суммы, не так уж и важно, зачем вообще этот проект и что там будет внутри. Ведь по сравнению с тем состоянием, которое было еще пару лет назад у той же ФК или каланчи, сейчас дела идут хорошо. Даже очень хорошо — в список федеральных объектов включаются все новые самарские объекты, работы ведутся. Реализованные проекты заслуживают похвалу федеральных министров. В конце концов, разве Мазо, Миндлин или Хинштейн виноваты в том, что мы не знаем, зачем нам город? Они-то как раз выступают с добрыми намерениями. Направляют деньги, стараются, чтобы их грамотно расходовали. А за Самару и вправду заступиться особо некому. Ни с профессиональной, ни с эмоциональной, ни с гражданской позиции. За отдельными памятниками мы не видим города. Поэтому скоро его не будет. Останутся дороги, ЖКХ, благоустройство и памятники. Утешает только, что 5% из них будет отремонтировано за федеральный счет.

Фото: Неля Коржова

Комментарии: